«Проворный» в огне

О степени повреждений от воздействия открытого огня и высокой температуры, которые получил корабль за эти неполные 20 часов, сейчас официально никто не говорит, а оценки сторонних экспертов и даже инсайдеров очень приблизительные и осторожные.

Накануне агентства со ссылкой на экстренные службы сообщали, что огонь распространился на 800 кв. м. «Это почти весь корвет «Проворный», – цитировал Интерфакс единую дежурно-диспетчерскую службу.

Отдельно источник в кораблестроительной отрасли рассказал, что пожар повредил ходовую рубку и башенно-мачтовую конструкцию. В соцсетях и на форумах жители Петербурга жаловались на сильный запах горелой пластмассы или резины во время пожара на корабле.

На всех кораблях проекта 20 380 (к которому относится «Проворный») надстройка, вероятно, поврежденная пожаром, выполнена из композитных материалов для снижения радиолокационной заметности. Такие материалы создаются в том числе и с учетом возможного воздействия огня. Информации о том, насколько пострадала сама конструкция надстройки, нет.

Однако в самой надстройке расположено различное радиоэлектронное оборудование.

Как рассказал в интервью Русской службе Би-би-си эксперт Российского совета по международным делам Илья Крамник, хотя сейчас и рано делать выводы о том, что пострадало в результате пожара на корабле, но можно, как минимум, предположить, что в нем могло находиться в то время.

«Можно, к сожалению, очень, наверное, точно сказать, что наверняка очень сильно пострадало оборудование корабля, составляющее основную его ценность», – сказал он.

«Пресса сообщала, что на корабль погружено все оборудование и идет подготовка к швартовым испытаниям. То есть корабль имел на борту полный комплект своей электроники, своих антенных устройств. Большая часть этого наверху, и мы видели, что вчера происходило», – пояснил эксперт.

 

Что это за корабль?

«Проворный» – второй корабль проекта 20 385, однако сам этот проект является развитием проекта 20 380. Головным кораблем проекта 20 380 стал корвет «Стерегущий», который был передан Балтийскому флоту в 2007 году.

Это корабли второго ранга, «рабочие лошадки» прибрежной морской зоны, сравнительно небольшие, которые изначально создавались для решения довольно широкого круга задач – патрулирования прибрежной зоны, сопровождения и охраны других кораблей, поддержки десанта и нанесения ударов по наземным целям.

Однако основная специализация таких кораблей все-таки борьба с другими кораблями. Их главное оружие – противокорабельные ракеты.

Всего построено девять кораблей этого проекта, из которых семь переданы в состав ВМФ.

Проект 20 385 отличается от «материнского» более мощной системой ПВО, а также другим ракетным комплексом – вместо восьми пусковых установок дозвуковых противокорабельных ракет Х-35 «Уран» на нем установлены универсальные корабельные стрельбовые комплексы, в которые можно устанавливать ракеты типа «Калибр», «Оникс» или «Циркон».

«Этот [корвет] должен был отправиться на Тихий океан, а на Тихом океане их целевое назначение – Камчатская флотилия. Соответственно, это обеспечение выхода наших стратегических ракетоносцев в море, которые там базируются, – считает Илья Крамник. – В том числе и новых, «Бореев». Если так, то это в первую, вторую и третью очередь противолодочная специализация, потому что главная угроза для стратегов – это какая-нибудь американская подводная лодка поблизости».

 

Пожароопасное место

Пожары на корабельных верфях и у причалов – не такое уж редкое явление.
В России, например, последний крупный пожар произошел два года назад.

В декабре 2019 года возгорание произошло во время сварочных работ в одном из отсеков единственного российского авианосца «Адмирал Кузнецов».
В результате погибли два человека. Тогда ущерб от пожара, как заявлял глава Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов, составил 500 млн рублей.

Пожар произошел, когда «Адмирал Кузнецов» находился у причальной стенки на 35-м судостроительном заводе в Мурманске, куда его перевели после предыдущей аварии.

В мире последний перед инцидентом на «Северной верфи» пожар в доке произошел за три дня до этого
в США.

По словам Ильи Крамника, пожары на верфях – общая проблема для всех стран: «Когда корабль на верфи находится, он уязвим, потому что на нем много всяких работ проводится, повышающих пожароопасность, – лакокрасочные, сварочные, какие угодно». «И если какие-то из этих работ неправильно друг с другом совмещены, то пожар вероятен, – объясняет эксперт. – Есть, конечно, очень строгие руководства по предотвращению всего этого дела, по очередности выполнения работ. За них отвечает верфь, если корабль
в постройке, за них отвечает экипаж, если корабль уже строевой в ремонте.
Но написано может быть много, а выполняется оно не всегда».