Рыцарь света




После окончания сибирской ссылки Владимир Ильич уехал в Лондон, поскольку ссыльным было запрещено проживать в крупных городах, и там продолжил выпуск газеты, а Кржижановскому разрешили жить в Самаре, где он родился, и вскоре, будучи талантливым и квалифицированным инженером, он стал помощником участка службы тяги на железной дороге.

Глеб Максимилианович и Зинаида Павловна Невзорова, друг, а теперь и жена его, развернули активную конспиративную работу по установлению связей с социал-демократическими группами, прежде весьма разрозненными, сплачивая их и привлекая к распространению ленинской «Искры». А возглавив Бюро русской организации «Искры», Кржижановский начал писать и корреспонденции в газету, собирал и переправлял на ее издание деньги, снабжал своих новых товарищей нелегальной партийной литературой, используя для целей революции довольно высокое личное должностное положение.

Выпускало искровское бюро и прокламации, причем некоторые с рифмованными лозунгами и со стихами даже – ведь Глеб Максимилианович, член КПСС с 1893 года, видный государственный деятель и ученый, был и одаренным поэтом. Находясь в 1897 году за революционную деятельность в Бутырской тюрьме, написал, например, русский текст гимна польских революционных пролетариев «Варшавянка» с памятными и поныне словами: «Вихри враждебные веют над нами, / Темные силы нас злобно гнетут, / В бой роковой мы вступаем с врагами, / Нас еще судьбы безвестные ждут…» и припевом: «…На бой кровавый, / Святой и правый, / Марш, марш вперед, / Рабочий народ…» А в следующем году им написана песня «Беснуйтесь, тираны», мужественная и вдохновляющая:

 

Пусть слабые духом трепещут пред вами,
Торгуют бесстыдно святыми правами,
Телесной неволи не страшны нам раны,
Позор, позор, позор вам, тираны!

За тяжким трудом, в доле вечного рабства,
Народ угнетенный вам копит богатства,
Но рабство и муки не сломят титана! –
На страх, на страх, на страх вам, тираны!

 

Родился Глеб Максимилианович Кржижановский 24 января (12 января по старому стилю) 1872 года. Раннему детству его сопутствовали многие невзгоды. Отец, Максимилиан Николаевич Кржижановский, происходивший из обрусевших поляков, умер, когда мальчику было четыре года, и мать воспитывала его и младшую сестру Таню одна, в стесненных материальных условиях. Но ее стараниями и с увлечением его чтением учился он блестяще – в 1889 году с отличием окончил Самарское реальное училище, продолжил учебу в Петербургском технологическом институте, став одним из лучших выпускников и работая потом по специальности на разных значительных должностях. Уже в студенческие годы Глеб Максимилианович приобщился к революционному движению, вступив в 1891 году в кружок студентов-технологов, позже пояснив в «Автобиографии»: «Скоро перед моим умственным взором четко обрисовались два мира – эксплуататоров и эксплуатируемых. И загорелось мое сердце тревогой и ненавистью». Он не раз и не два проштудировал марксов «Капитал» и работы Ф. Энгельса, а познакомившись в 1893 году с В.И. Лениным, активно участвовал в «Союзе борьбы за освобождение рабочего класса». И поэтому ночью с 8 на 9 декабря Г.М. Кржижановский – одновременно с Лениным и другими революционерами – был арестован и после заключения в Бутырскую тюрьму выслан в Восточную Сибирь.

 

[img=-20237]

 

Личность Владимира Ильича Ленина, его слова и дела, их неотрывность друг от друга произвели сильное и неизгладимое впечатление на Кржижановского, сделали сподвижником великого вождя на всю жизнь. В ссылке он приезжал к Ленину в Шушенское, вспоминая позже: «Очень памятна мне одна из последних моих прогулок с Владимиром Ильичом по берегу широкого Енисея. Была морозная лунная ночь, и перед нами искрился бесконечный саван сибирских снегов. Владимир Ильич вдохновенно рассказывал мне о своих планах и предположениях по возвращению в Россию. Организация печатного партийного органа, перенесение его издания за границу и создание партии при помощи этого центрального органа, представляющего, таким образом, своеобразные леса для постройки всего здания революционной организации пролетариата, – вот что было в центре его аргументации».

Увлечен, если не сказать очарован, был Глеб Максимилианович ораторскими данными Ленина: «Он говорит только каких-нибудь десяток минут, но вы ясно видите, что этот оратор уже вполне завладел и по-своему зачаровал эту массу впившихся в него с напряженным вниманием тысяч и тысяч глаз, – так описывает Глеб Максимилианович выступление Ленина на митинге 9 мая 1906 года в Народном доме графини Паниной, что находится в Петербурге на Тамбовской улице, 63 (Дворец культуры железнодорожников. – Э.Ш.). – Перед нами, несомненно, грозный народный трибун. С железной логикой развертывает он перед слушателями анализ протекающих на их глазах событий, и всем становится ясно, что другого толкования этих событий дать нельзя». То было время, когда Кржижановский – после Самары, работы по созыву II съезда РСДРП, на котором его изберут членом ЦК, после Киева, поездки в Женеву, где он встречался с Лениным, – перебрался в Петербург, сотрудничал с большевистской газетой «Волна», принимая участие во многих событиях первой русской революции, храня партийную кассу и опубликовав свою первую научно-инженерную работу «О природе электрического тока». В первом сонете Ленину Глеб Максимилианович напишет:

 

…Мне той далекой осени
не позабыть вовеки!
Сбылося всё, о чем я лишь мечтал.
Судьба меня свела с чудесным человеком,
В нем гения я с первых встреч прознал.

О, как он с той поры мне стал и мил и дорог,
Как все особо в нем, полно своей красы,
Кто враг ему – и мне тот злейший ворог.
В беседе с ним, как миг, идут часы…

 

Переехав в 1910 году в Москву, Глеб Максимилианович поселился в доме №30 по Садовнической улице, где на первом этаже помещалось «Общество электроосвещения 1886 года», а на втором этаже он разместил свой кабинет и библиотеку. Как инженер и ученый Кржижановский был заметен задолго до революций 1917 года. Он руководил строительством электростанций в Подмосковье, предложил построить ГЭС под Саратовом, участвовал в проектировании и строительстве первой в России районной электроцентрали – электростанции на торфе «Электропередача». В период Февральской революции он входил во фракцию большевиков Моссовета, вел подготовку вооруженного восстания, а когда Ленин произнес свою историческую фразу: «Есть такая партия!» – и большевики, фактически бескровно, пришли к власти в октябре 1917 года, Глеб Максимилианович продолжал работать рядом с Владимиром Ильичом, помогая ему широчайшими знаниями в области электроэнергетики и заведуя электротехническим отделом ВСНХ (Всероссийского совета народного хозяйства. – Э.Ш.), а позднее возглавив Госплан. 26 декабря 1919 года состоялась беседа Ленина и Кржижановского, в ходе которой были намечены основные контуры плана ГОЭЛРО.

Более двухсот ученых, инженеров, организаторов производства привлек Кржижановский к осуществлению ленинского плана электрификации России, вывода ее из разрухи, вызванной Гражданской войной. Владимир Ильич мысли Глеба Максимилиановича развил, обобщил, сформулировав, по его словам, «вторую программу партии»: «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны». В результате работы данной комиссии уже 22 декабря 1920 года план ГОЭЛРО был представлен VIII съезду Советов и утвержден им. Важнейшей особенностью плана являлось то, что он был единым и перспективным, рассчитанным на 10–15 лет (заметим: пресловутый Чубайс начал с раздробления единой электросети, чем обнаружил откровенно антисоветскую политическую суть. – Э.Ш.). Коренная реконструкция народного хозяйства путем строительства крупных предприятий, сооружение 30 районных электростанций, в том числе 10 ГЭС, общей мощностью в 1,75 миллиона киловатт с годовой выработкой 8,8 киловатт-часов была выполнена в основном к 1931 году, что дало возможность встретить Вторую мировую войну, несмотря на начальные в ней неудачи, во всеоружии всех основополагающих устоев экономики.

Но времена изменились, Коммунистической партии и ее Генеральному секретарю И.В. Сталину нужны были новые, более молодые кадры, и он стал продвигать Г.М. Кржижановского больше в научную сторону, нежели в административную. Это дает повод некоторым исследователям и публицистам говорить о плохих отношениях между ними. Однако тут многое от лукавого, хотя Иосиф Виссарионович, возможно, ревновал к Кржижановскому за близость к Ленину, но, без сомнения, высоко ценил его революционные, государственные, научные заслуги. Действительный член Академии наук СССР с 1929 года, вице-президент ее в 1929–1939 годах, он в период Великой Отечественной войны был эвакуирован в Казань, где продолжает разностороннюю свою работу. В январе 1952 года с Глебом Максимилиановичем встречалась Ольга Федоровна Берггольц, запечатлевшая его тогдашний облик в очерке «Поездка прошлого года»: «Невысокого роста, сухонький, подвижный, в черной шапочке академика, с темно-смуглым лицом, на котором ослепительно сверкали белые кустики бровей, такие же кустики усиков и такой же кустик бородки, с очень большими, темными, полными жизни и ума глазами».

Ценил Г.М. Кржижановского и Н.С. Хрущев, при ком Глебу Максимилиановичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда (1957 г.). До конца дней своих он был директором Энергетического института АН СССР, неизменно подчеркивалась его дружба с Владимиром Ильичом Лениным. И верно пишет он в одном из сонетов Ленину:

 

Из всех людей тот будет нам дороже,
Кто глубже всех собою воплотил
То лучшее, что миру дать лишь может
Бессмертный наш народ, могучих полон сил.

И ты, Ильич, простой и величавый,
Не оттого ль достоин вечной славы?

 

«Рыцарем света» называл Ленин Глеба Максимилиановича Кржижановского. Член партии с 1893 года, он оставил нам богатое научное наследство, актуальное зачастую и в наши дни. Умер он 31 марта 1959 года, прах его захоронен в Кремлевской стене. В Москве работает Музей-квартира Г.М. Кржижановского, где собраны подлинные вещи этого выдающегося ученого, революционера, поэта, государственного деятеля. В июне 1958 года, незадолго до смерти, академик Г.М. Кржижановский написал предисловие к книге Герберта Уэллса «Россия во мгле», заканчивавшееся словами: «Советский народ без помощи иностранного капитала, на который с надеждой уповал Уэллс, возродил народное хозяйство страны… Покорение межпланетного пространства и использование атомной энергии в мирных целях – прекрасное свидетельство торжества научного гения и творческих способностей советских людей». Об этом следует помнить всем, кто знает и неослабно верит, что отступление от социалистических принципов в сегодняшней России лишь временное, что рано или поздно Россия вернется на путь социализма и социальной справедливости. Как с непоколебимой убежденностью писал Кржижановский, «добьемся счастья мы родной стране!»

 

 

Другие материалы номера