Валенки и дуранда

«В июне 1941 года я вместе с бабушкой Анной Ивановной Шпагиной отдыхала в Псковской области. Папа прислал телеграмму, что началась война и нам нужно срочно возвращаться домой, так как немцы быстро продвигались вглубь страны. Мы приехали на вокзал, билетов не было. Поезда шли по специальному назначению. Я тогда не понимала, что такое война, мне было всего 6 лет. Но я помню, что было много народа, люди были в тревоге. Спали мы тогда на полу в вокзале и только через день приехали домой. Потом помню мама, бабушка и я провожали папу, он держал меня на руках».

Отец Галины, Федор Иванович Комаров, родился в 1906 году, работал в Кировском райкоме партии, добровольцем ушел на фронт. Военных документов в семье не сохранилось. В 1943 году мама Гали, Екатерина Филипповна, получила извещение, что Федор Комаров погиб на Волховском фронте. Чтобы прокормить семью, она устроилась на фабрику «Ленкооптекстиль», где шили одежду для бойцов и всё для фронта. Там Екатерина Филипповна работала всю блокаду. Жила Галя с мамой и бабушкой в Кировском районе на улице Стачек в доме 7А, рядом с Нарвскими воротами. В июле 1941 года по приказу руководства города всех детей должны были отправить в эвакуацию в Кировскую область. Маленькую Галю отправили вместе с двоюродной сестрой Раисой Степановой, которой тогда было уже 12 лет. Название поселка она не запомнила, но жили все в школе, ходили в поле на прополку картошки, капусты и льна. В конце июля приехала мама, чтобы забрать ее домой. Немцы быстро приближались к Северной столице, семья еле успела добраться до Ленинграда.

Началась блокада. Каждый день бомбежки и обстрелы города. Немцы разбомбили Бадаевские склады, они горели, а после пожара Галина бабушка с соседями ходила туда и собирала в мешочек крупу, перемешанную с землей, потом из нее варили кашу. С каждым днем становилось все меньше и меньше продуктов, не работал водопровод, отключили отопление. Все соседи в доме ставили буржуйки, печки с трубой в окно. Стоял жуткий мороз. В печке жгли все что горело. Окна заклеили полосками бумаги, чтобы не разбились при налетах. Транспорт не ходил, вместо воды набирали во дворе снег. 

«У нас жил маленький попугайчик, – вспоминает Галина Федоровна, – мне сказали, что он улетел, но я помню, какой вкусный был суп, сваренный моей бабушкой. Помню, во время блокады по радио были передачи для детей. Диктор Мария Петрова читала сказки, стихи и рассказы. Она была актрисой ТЮЗа. А еще по радио часто передавали сообщения о воздушной тревоге, и мы сразу бежали в бомбоубежище. Оно было в школе № 384, недалеко от нас». 

Галина на всю жизнь запомнила сильный гул от самолетов и звон разбитых стекол. Однажды они с бабушкой остались дома. «Был грохот бомбежки, – вспоминает Галина Федоровна, – нас отбросило воздушной волной, и мы упали. Повсюду валялись осколки разбитых стекол. Мама тогда нас очень ругала, что мы не пошли в бомбоубежище». Во время блокады мама девочки руководила группой женщин, которые сбрасывали с крыш фугаски, чтобы не горели крыши. Она была партийной. В 1944 году ее направили возглавлять совхоз в Юкках. Совхоз поставлял ленинградцам овощи. Она работала там с весны до осени, еще занималась детьми-сиротами, устраивала их в детские дома. Однажды она подобрала мальчика Петю, родители его погибли, а мама Гали помогла ему, устроила учиться, и через много лет он нашел ее и благодарил. Екатерина Филипповна была награждена медалью за оборону Ленинграда.

Бабушка с мамой меняли вещи на дрова и дуранду, так в народе называли хлеб (жмых овса, семян, спрессованные брусочки отходов, оставшихся от производства муки). У бабушки болели ноги, была цинга. Летом Галя вместе со старшими собирала на газонах ромашку, лебеду, крапиву, все варили и ели. Но и травы-то найти было негде, а очень хотелось есть. Бондарева хорошо помнит свою родственницу Анну Семеновну Прокашко. Она закончила институт благородных девиц, участвовала в Гражданской войне, а во время блокады работала медсестрой в госпитале, была донором. Жила она на Оборонной улице. Иногда Анна Семеновна приносила и Галиной семье кое-что из продуктов. Однажды, когда дома не было бабушки, Галя пошла к ней и прямо с порога стала просить есть. Анна Семеновна покормила девочку и отвела домой. В доме тогда все были в панике. «Потом с меня сняли валенки, – вспоминает Галина Федоровна, – и бабушка обменяла их на дуранду. А мне дали карандаши и бумагу и посадили на кровать, а ноги под одеяло». Вот тогда семилетняя Галя и начала рисовать.

«В январе 1943 года мы узнали о прорыве блокады. По городу вели колонну военнопленных Мы с бабушкой пошли смотреть на них, народу было много. Они шли с опущенными головами, в серых грязных шинелях. Шея и ноги были обмотаны тряпками. Мне их стало жалко. Я спросила бабушку: «Это те немцы, которые нас бомбили и не давали хлеба?» «Да, – сказала бабушка. – Теперь они у нас в плену». Женщины стали бросать в них бутылки, ругать плохими словами. Так я увидела наших мучителей.

Но как мы радовались снятию блокады в 1944 году. А День Победы запомнился мне необычным праздником».

В первый класс девочка пошла в 8 лет в ту же школу №384. После окончания поступила в Художественное училище им. Серова и стала профессиональным художником. Тема блокады Ленинграда стала одной из основных тем в ее творчестве. На четвертом курсе она познакомилась со своим будущим мужем, который после окончания института стал морским пограничником и его направили на работу на Север. У Галины уже был маленький сынишка, а вокруг море и сопки. Очень хотелось тогда заниматься творчеством. И Галина организовала кружок рисования для моряков, впоследствии состоялась интересная выставка, за которую она была отмечена руководством пограничной службы.

В начале 1970-х годах прошлого века мужа перевели на работу в Москву. Галина работала художником-мультипликатором на киностудии «Центр Научфильм», а с 1977 года преподавала и заведовала художественным отделом в Химкинской центральной детской школе искусств. Она является почетным гражданином Московской области. Ее работы находятся в музеях и частных коллекциях во Франции, Польше, Чехии, Израиле, США, Германии, Китае, во многих городах России – Санкт-Петербурге, Калуге, Красноармейске, Мурманске.

Она и сейчас занимается художественным творчеством, по мере сил ведет патриотическую работу среди подростков и молодежи, выступает в детских садах на утренниках и праздниках, бывает в кадетском корпусе, рассказывает о блокаде и участвует в художественных выставках.