Самодержавие против самоуправления




— Добрый день, уважаемый председатель! Уважаемые коллеги-депутаты!

Я читаю в Самарском университете курс истории местного самоуправления. И лет 15–20 назад я написал для научного журнала статью «Является ли местное самоуправление в России частью местного государственного управления?» Тогда это казалось чисто научной постановкой вопроса. Сейчас, когда в повестке нашего заседания поставлен вопрос об общих принципах организации местного самоуправления в системе единой публичной власти, так уже не скажешь.

Все предыдущие годы было много разговоров об укреплении местного самоуправления. А что было на практике? В 2000 году президентский центр стратегических разработок принял Программу развития России до 2010 года, в которой были сформулированы основные вызовы и угрозы, возникающие перед страной и местным самоуправлением на ближайшее десятилетие.

Среди таких угроз назывались: нарушение конституционных прав граждан на местное самоуправление, усиление диспропорций в экономическом развитии и качестве жизни в различных муниципальных образованиях, потеря мотивации местных сообществ к самоорганизации для решения общих проблем, отсутствие самостоятельности органов местного самоуправления в экономической политике и тенденция возврата к тоталитарному централизованному управлению, к жесткой руке.

Очевидно, что в качестве возможных причин сворачивания местного самоуправления, замены его на местное государственное управление у власти и тогда, и сейчас была достаточно серьезная опасность оппозиционности местного самоуправления, потому что местное самоуправление является наиболее приближенным к народу уровнем власти и естественным резонатором народного недовольства.

В этой связи очевидно, что центральная власть подготавливала тогда почву для возможного сворачивания местного самоуправления и преобразования его в местное государственное управление, потому что в качестве проводника в период непопулярных реформ предпочитает иметь органы местной власти, ответственные не перед населением, а перед вышестоящим начальством, что фактически ставит вопрос о необходимости работы в стране не местного самоуправления, а эффективного аппарата принуждения, существование которого возможно только на основе вертикального соподчинения.

Сейчас будет выступать Жириновский и начнет поливать грязью советскую вертикаль управления, говорить, что при вас, коммунисты, тоже была вертикальная система местного управления – Советы. Но я хочу сказать, что это была система коллегиального управления. Это была система народовластия, когда система местных Советов, начиная с сельского совета и до Верховного Совета, формировалась как образ парламентской республики. Сейчас речь идет о выстраивании вертикали самодержавной исполнительной власти. Почувствуйте разницу, где народовластие, ради кого работала советская вертикаль, и что происходит сейчас.

Да, безусловно, дискредитация местного самоуправления началась не сегодня. И одним из направлений было удушение финансовое. Приведу пример на основе города Самары, от которого я избран депутатом в парламент. В Самаре, городе-миллионнике, остается не более 10 процентов от налогов, которые собираются на его территории. Все остальное уходит на вышестоящий уровень – на региональный и на федеральный. Соответственно, бюджет Самары – 18 миллиардов, бюджет Самарской области – 180 миллиардов. Если взять крупнейшие города Самарской области – Тольятти, Самару и Сызрань, где проживает три четверти населения области – им достается всего 32 миллиарда рублей. Видите, как ободрали местное самоуправление. Это, естественно, послужило тому, что оно стало терять привлекательность в глазах населения.

Последние выборы в органы местного самоуправления Самары показали: явка – всего 10 процентов. То есть сознательная дискредитация местного самоуправления играла на руку вертикали власти, способствовала усилению власти чиновничества.

Мы видим в системе местного самоуправления в России определенную закольцованность. Она существует полтора века. Но в результате полуторавековой истории мы видим, что проблемы ходят по кругу, и каждый раз создание новых систем местного самоуправления начинается с разрушения предыдущей. При изучении истории местного самоуправления обращает на себя внимание почти дословное совпадение цитат. Сравним и процитируем документы 1917 года, когда реформа местного самоуправления Временного правительства ставила задачей демократизацию составов земств за счет истинных представителей народа, предоставление самоуправлению достаточных материальных средств и всей полноты власти на местах, четкое определение государственных и местных полномочий.

Через 70 лет, в 1987 году, перед Советами была поставлена та же задача – демократизация, обновление их составов, обеспечение полновластия, совершенствование структуры и повышение самостоятельности, формирование четкой экономической базы.

В 2002 году в своем Послании Федеральному собранию и на Президиуме Госсовета президент Путин обозначил стоящие перед российским местным самоуправлением задачи. Вот они: четкость разграничения полномочий, необходимость определиться со структурой местного самоуправления, серьезное укрепление финансово-экономической базы. Как видим, за 100 лет в России ничего не изменилось и даже с точки зрения вектора, постановки задач перед местным самоуправлением всё находится на закольцованном уровне. Мы видим это и в нынешнем законе, который фактически демонтирует местное самоуправление.

Хочу задать вопрос Павлу Владимировичу Крашенинникову. Скажите, зачем вы настаиваете на том, чтобы этот закон назывался «об общих принципах организации местного самоуправления в системе единой публичной власти»? Ну замените на «управление», «местного государственного управления». Где там самоуправление?

Да и что такое публичная власть, если речь идет абсолютно не о публичной власти, а о вертикали исполнительной власти чиновников? Если в законе прописано о том, что губернатор может отрешить от должности даже всенародно избранного мэра, но у населения такой возможности нет, я задаю вам вопрос: на кого будет ориентироваться этот мэр? Кто является источником его власти: народ или вышестоящий чиновник, губернатор? Губернатор.

Но это не является самоуправлением. Вы оставили 12-ю статью Конституции, в которой прописано о том, что местное самоуправление не входит в систему государственной власти. Вы фактически расшифровываете это положение через закон противоположным абсолютно способом.

Поселковый уровень местного самоуправления ликвидируется. Что это такое? Земское самоуправление – одна из самых выдающихся страниц в истории отечественного местного самоуправления, которой мы обязаны созданием систем образования, здравоохранения, статистики, огромного количества других важных направлений, ветеринарии, например, и так далее.

Лучшие умы земства 30 лет добивались создания волостного земства. И только в 17 году, после реформы Временного правительства, первой реформой было создание волостного земства. И, кстати, это были первые выборы, которые проходили на основе всеобщего равного и прямого тайного голосования. Миллионы крестьян были допущены к управлению государством.

Советская власть, несмотря на то, что политически она была антагонистом земств, сохранила эту модель, и сельские советы были тем зерном, той основой, на которой строилась в значительной степени местная власть.

Сегодня ликвидация поселкового уровня увеличивает пропасть между властью и народом, и в эту пропасть валится абсолютно все. Вместо этого нужно развернуть финансовую пирамиду, которая сейчас построена наоборот: самое малое количество денег внизу, у местного самоуправления, и самое большое количество в федеральном центре. Вот исходя из этого я хочу задать вам вопрос: а где же 12-я статья Конституции? Где местное самоуправление в этом законе? Его нет. Между тем местное самоуправление эффективно работает во всем мире и является основой благополучия граждан.

Надеюсь, что когда-нибудь в этом зале будут верить не только в несменяемость власти как в некий волшебный рецепт от всех проблем, угроз и вызовов, которые стоят перед Россией, но и верить в народ, в его могучие силы и возможности, прежде всего, в возможности самоорганизации и коллективного самоуправления – основы русской жизни на протяжении тысячелетий, как это было и в Псковской, и в Новгородской республике, при вечевом праве, как это было тысячелетие в крестьянской общине, как это было в земствах и Советах. Нет самодержавию! Только народ является источником власти!

 

Другие материалы номера