Дождались и …прослезились




Наш восьмиквартирный дом построен в 1968 году из светлого силикатного кирпича. В 2010 году после наших настоятельных просьб его капитально отремонтировали: заменили крышу, сделали в подъезде окно, заменили дверь, отмостку и оштукатурили фундамент.

Если не считать фундамента, который пришлось еще несколько раз обновлять, особых проблем в нашем доме после капитального ремонта не наблюдалось. И вдруг в марте этого года нас ставят в известность о том, что дом наш, по графику фонда, должен быть капитально отремонтирован.

По закону собственники по меньшей мере должны дать согласие, а по большому счету должны выступать инициаторами проведения ремонта, тем более, как выяснилось, объектом является фасад, который будет оштукатурен! Это решение вызвало единодушный протест. Зачем наносить штукатурку на кирпич, какой в этом смысл? Нас, собственников, после первого несогласия собрали вновь. И опять мы выразили свое несогласие. Нас очень долго убеждали, а потом пригрозили открытым текстом: нас снова соберут, и если в третий раз мы не дадим согласия на штукатурку фасада, то про нас забудут. Чем это чревато, мы хорошо представляем и… согласились, наивно полагая, что если все будет так, как нам обещали, то хуже не будет. Ведь дому уже 52 года, хоть и сделали его в свое время на совесть.

Практически работа началась в мае. Бригада из пяти узбеков, молодых и, как выяснилось, без соответствующей подготовки, с небольшим опытом строительных работ, трудилась весь май с перерывами из-за дождей и перебоев в доставке материалов. Они часто жаловались на задержку зарплаты. А в последних числах мая узбеки уехали. И весь июнь работы не велись.

Мы несколько раз обращались и к заказчикам, и к подрядчику – они даже пару раз приезжали, успокаивали, много чего обещали.

В конце июня приехала вторая бригада из пяти человек. Они очень внимательно осмотрели дом. На тот момент, как нас заверили, дом уже был готов к нанесению на стены так называемого «короеда».

Вновь прибывшие члены второй бригады заявили, что прежде чем наносить «короед», нужно исправлять почти все, что сделано предыдущими, на это они не согласны и… уехали.

Спустя дней 10 прибыла третья бригада. Она состояла из трех почти юных подсобных рабочих и бригадира, у которого нет ни соответствующего образования, ни опыта. Они «исправляли», как они говорили, ошибки и даже приступили к нанесению «короеда». Как это выглядело, нужно просто увидеть. На наш взгляд, ужасно! Эта бригада проработала в июле неполных две недели и 28 июля исчезла.

И вот тогда мы сделали то, что следовало сделать давно. Мы обратились с жалобой. Не к тем, чьи имена фигурировали на информационном стенде, размещенном на стене дома еще в феврале – как заказчики, подрядчики, контролеры…

Все три месяца их телефоны на наши звонки почему-то не отвечали. Мы обратились к директору Фонда капитального ремонта Теплякову О.Г. и и.о. директора ГУП Воронежской области «Облкоммунсервис» Агафонову С.М. Жалоба была по электронной почте отправлена 3 августа, а спустя две недели нам сообщили, что контракт с прежним подрядчиком разорван, что новый подрядчик приступит к работе немедленно.

18 августа прибыла четвертая по счету бригада. За два дня она, по их словам, по уже сделанному нанесла штукатурку другими материалами. Работы с перерывами велись вплоть до конца октября: была сделана отмостка, заменена крыша на подвале, отремонтирован приямок, заменена входная дверь в подъезд, обновлены балконы, на штукатурку нанесен «короед».

Ремонт закончен, а мы пытаемся представить, сколько денег потрачено зря, почему за это никто не ответил? Ведь это деньги собственников квартир многоквартирных домов – и живут здесь люди отнюдь не богатые.

 

Другие материалы номера