Ракетные махинации




Уголовное дело поступило в Воскресенский горсуд Московской области еще в ноябре 2018 года, но из-за допущенных в нем нарушений Уголовно-процессуального кодекса было возвращено в областную прокуратуру, а затем и региональное ГСУ СКР. Летом следующего года оно снова поступило в суд, но затем опять проследовало на переделку. В частности, выяснилось, что ходатайство о продлении срока следствия было вынесено сотрудником СКР, который не принимал это дело к своему производству, в связи с чем все последующие следственные действия, в том числе предъявление обвинения в окончательной редакции, были признаны незаконными. К тому же в самом обвинении следствие почему-то ссылалось на документы, которые не перевели на русский язык, да и с ошибками трактовало выводы экспертов.

Исправив допущенные ошибки, следователи снова передали дело в прокуратуру, которая в декабре 2019 года в третий раз утвердила по нему обвинение. Предварительные слушания шли до июля 2020 года, и только после этого началось разбирательство по существу, неоднократно прерывавшееся из-за болезней участников разбирательства, которые являются пожилыми людьми.

В итоге финишировал процесс только накануне, когда в нем завершились прения сторон. В ходе них гособвинитель запросил для бывших коммерческого директора АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) Виктора Вагана и гендиректора входящего в корпорацию ПАО «Тураевское машиностроительное конструкторское бюро «Союз» (ТМКБ «Союз») Николая Яковлева восемь и девять лет строгого режима соответственно; бывшему исполнительному директору федерального казенного предприятия «Государственный казенный научно-испытательный полигон авиационных систем» (ГкНИПАС) Владимиру Ниязову и руководителю отдела ЗАО «Южно-Уральский специализированный центр утилизации» (ЮУрСЦУ) Игорю Малолеткину – по пять лет.

По результатам прений сторон суд прекратил уголовное преследование большинства фигурантов по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. Сделано это было по нереабилитирующему их обстоятельству – в связи с истечением десятилетнего срока давности. Поскольку у одного из подсудимых – предпринимателя Андрея Сидорова – в обвинении был только единственный эпизод,  он уже покинул зал заседаний, в который не вернется. В свою очередь Николай Яковлев от прекращения уголовного преследования по мошенничеству отказался, заявив, что уверен в своей непричастности к афере. В связи с этим обвинитель и запросил для него наибольший срок. Кроме того, прокуратура настаивает на том, чтобы обвиняемые после отсидки не могли в течение трех лет занимать руководящие должности на государственной и муниципальной службе, а также в госкорпорациях.

Помимо мошенничества, большинству фигурантов инкриминируется хищение оружия, взрывчатки или боеприпасов, по которой срок давности еще будет действовать несколько лет.

По данным СКР, преступную группу из руководителей оборонных предприятий организовал господин Ваган, привлекший в ОПГ своего давнего товарища Яковлева. Целью группы в деле обозначено «неоднократное совершение тяжких и особо тяжких преступлений – хищения с использованием служебного положения чужого имущества в виде составных частей высокоскоростных авиационных управляемых ракет, единственным поставщиком которых является головная площадка КТРВ и входящие в корпорацию военно-оборонные предприятия».

В 2010 году Ваган и Яковлев, узнав от своих сообщников, что при исполнении двух госконтрактов с Минпромторгом на подмосковном полигоне ГкНИПАС предстояло утилизировать стратегические авиационные крылатые ракеты Х-55, договорились с украинским ОАО «Мотор Сич» о продаже 93 короткоресурсных двухконтурных турбореактивных двигателей из них, а весь оставшийся от ракет лом отправили на переработку в ЮУрСЦУ, находящийся в Миассе. Вырученные за него 10,8 млн руб. ГкНИПАС перечислил Минпромторгу, в котором не знали о мошенничестве.

От «Мотор Сич» обвиняемые, по версии следствия, получили $2,4 млн, или 73 млн руб. по тогдашнему курсу ЦБ. В сделке использовались реквизиты некоего ООО «Ника», которое затем еще и попыталось получить от налоговиков возмещение НДС, поэтому ФНС признали потерпевшей стороной по уголовному делу.

В 2010–2011 годах фигуранты провернули еще одну аферу. В рамках контрактов с тем же Минпромторгом они должны были полностью утилизировать 37 тактических управляемых ракет Х-31 класса «воздух-поверхность», поступивших в ГкНИПАС из воинских частей, а вместо этого организовали их разбор на агрегаты, часть из которых потом была использована на производстве новых ракет. Бизнес был сделан, например, на 3 тоннах взрывчатки МС-2Ц (смесь тротила, гексогена и алюминиевого порошка), извлеченной из боевых частей ракет. По данным следствия, ее отправили в дочернее предприятие КТРВ, выпускающее взрывчатку. Как следует из материалов дела, впоследствии эта МС-2Ц и запчасти ракет, подлежащие полной утилизации, использовались для производства 15 тактических управляемых ракет класса «воздух-поверхность» модели Х-31А. Должностные лица Минобороны, считает обвинение, будучи введенными в заблуждение, в качестве оплаты за ракеты перечислили на расчетный счет КТРВ 254 718 105 руб., которыми участники аферы разложили по собственным карманам. Между тем, считает обвинение, ракеты были изготовлены с нарушением условий контракта, очевидно, связанного с использованием б/у частей. Минпромторг же получил за лом цветмета 8 млн руб., предусмотренных соглашениями.

ФНС и Минпромторг не стали заявлять материальные претензии к подсудимым, а Минобороны, подававшее иск на 254 млн руб., решило, что его надо рассмотреть в гражданском судопроизводстве, так как военным еще нужно время для уточнения ущерба.

Доказательствами причастности подсудимых к аферам и незаконному обороту взрывчатки стали не только выводы экспертов и данные ФСБ, но и показания многочисленных свидетелей, а также предпринимателя Михаила Дзамы и бывшего гендиректора ГкНИПАС Олега Пронина, осужденных в особом порядке на два года и пять лет заключения соответственно. Они заключили сделки с прокуратурой, рассказав подробности махинаций.

Особую актуальность эта тема приобретает в наши дни. Минобороны не случайно обеспокоено вскрывшейся аферой. По мнению экспертов, ракеты, в которых использовались бывшие в употребление с истекшим сроком эксплуатации запчасти, могут оказаться крайне опасными.

Вся эта криминальная история, связанная с обороноспособностью России, вызываем массу вопросов. Хотелось бы понять, сколько же в этом затянувшемся процессе реальных сложностей, а сколько искусственных сюжетов, созданных для того, чтобы затянуть дело и минимизировать наказание мошенников из оборонки? Надзирающие органы четких ответов на это не дают. Как и нет ответа на вопрос: а кто все это время стоял за спиной участников аферы, обеспечивших возможность снять ряд обвинений с жуликов?

 

По материалам информ агентств