Рыбное блюдо «в сырце»

Именно «наполнение российского рынка качественной и доступной по цене отечественной рыбной продукцией» и является (седьмой год по счету) главной президентской директивой для руководства ею всеми исполнительными и законодательными органами власти федерального и регионального уровня.

Но что осуществили посредством законодательных и подзаконных актов те, кому президент В.В. Путин доверил рулить с 2015 года и по настоящее время «рыбохозяйственным комплексом» (понятие введено было Д.А. Медведевым, распоряжением правительства РФ, в нарушение законодательно закрепленного понятия «рыбное хозяйство») для решения этой главнейшей задачи?…Как известно, «рыбохозяйственным комплексом» руководили в период с 2015 года и по настоящее время, реализуя президентскую директиву по рыбе, Министерство сельского хозяйства (министры А.Н. Ткачев, Д.Н. Патрушев) и Федеральное агентство по рыболовству (руководитель И.В. Шестаков). Оба эти федеральные ведомства плотно опекал до 2020 года председатель правительства Российской Федерации

Д.А. Медведев и его заместители А.В. Дворкович до 2018 года и В.В. Абрамченко с 2020 года по настоящее время.

Свою лепту и немалую в направление отрасли на путь «обезрыбевания» внутреннего рынка и роста цен на рыбопродукцию внесли и законодатели, и прежде всего фракция «Единой России». Именно эта фракция штамповала антинародные законы, которые ей подсовывало правительство и которые привели к падению потребления рыбопродукции населением страны и росту цен на нее.

Если посмотреть на результаты шестилетних трудов упомянутых выше федеральных, законодательных органов власти и их руководителей по реализации главной рыбной директивы, очерченной президентом, то нужно честно признать, что она не выполняется. Более того, она попросту игнорируется.

Так, по данным Росстата, потребление рыбы в сырце в 2013–2014 годах составляло 23–25 кг/чел./год, а спустя шесть-семь лет, в 2020 году, – уже стало около 20 кг/чел./год. По экспертной оценке в 2021 году эта цифра составит уже 18–19 кг/чел./год.

Напомню, что это, согласно методике Росстата, потребление в сырце. Другими словами, вместе с костями, кишками, плавниками, глазами и чешуей, которые в пищу (по крайней мере, в нашей стране) не употребляются. Если же пересчитать показатели Росстата, исходя из рыбопродукции, как это рекомендует Минздрав России для нашего населения (должно составлять не менее чем 22 кг/чел/год), то тогда потребление рыбы в России в последние годы не превышает и 12–14 кг/чел./год. Для сравнения, в настоящее время в соседнем Китае этот показатель составляет 39, в Норвегии – 50, в Японии – 46. Настораживает и тот факт, что падение потребления рыбопродукции происходит и в целом ряде приморских регионов страны, чего в прошлые годы не наблюдалось.

Не менее удручающие показатели, по данным Росстата, мы наблюдаем и относительно роста стоимости рыбы и рыбопродукции. Если в 2013–2014 годах средняя потребительская цена на рыбу мороженую неразделанную составляла 91–111 рублей за кг, то в 2019–2020 годах стоимость рыбы подскочила до 170–180 рублей, а в 2021 году приблизилась уже к 300 руб. за кг, а по целому ряду видов и выше. Аналогичный рост потребительских цен произошел и на рыбу соленую, вяленую, копченую, а также на консервы, не говоря уже о красной икре и морепродуктах, цены на которые просто «зашкаливают».

В целом рост цен на рыбную продукцию за шестилетие произошел более чем вдвое! Напомню, что заработная плата и пенсии за этот период такого роста не имели, они едва успевали за инфляцией, да «сдабривались» разовыми «подачками» к дням голосования или российским праздникам.

К таким плачевным результатам, приведших к полному срыву рыбной президентской директивы, привели те «меры», которые в течение вот уже более пяти лет действуют в рыбной отрасли, и «внедрены» они были федеральными органами исполнительной и законодательной власти и при активном участии их первых руководителей.

Среди таких «мер» прежде всего пресловутая «модернизация», которая на самом деле явилась разрушительницей исторического принципа наделения рыбопромышленных компаний водными биологическими ресурсами, введение «инвестквот», аукционы долей-квот на право промысла, платность рыбных ресурсов, реформирование рыбохозяйственной науки и многое другое.

Все это, как показала практика их применения, не только не ведет к выполнению рыбной президентской директивы, но переворачивает эту директиву с «ног на голову».

Что это значит? Это значит, что проводимые в отрасли «реформы» необходимо остановить и принять действительно те меры, которые возвратят рыбу в Россию и приведут к «наполнению российского рынка качественной и доступной по цене отечественной рыбной продукцией», как заверял россиян президент страны семь лет назад.

Срочность принятия таких мер, по моему мнению, диктуется еще и текущей непростой ситуацией. А она такова, что с введением Западом санкций, особенно в банковской системе, и возможным закрытием для нас ряда иностранных портов базирования рыболовного флота и рынков сбыта рыбной продукции, приобретения судового оборудования, судоремонта и т.д. усложняется работа отрасли. Более того, продавливание инициаторами «реформ» продолжения проекта «инвестквот 2.0» в такой сложной политической и экономической ситуации неминуемо приведет к падению производства и вызовет экономический и социальный кризис, как в отрасли, так и прежде всего в приморских регионах страны.

Можем ли мы все это предотвратить? Полагаю, обязаны!

Об этом свидетельствует и наш собственный, в недалеком прошлом, исторический опыт функционирования рыбной отрасли даже в условиях полной изоляции.

У нас значительные запасы водных биоресурсов в морских районах у своего побережья, в реках, озерах внутренних водоемов на территории страны; сформирована прочная научная база, имеются квалифицированные кадры рыбной отрасли и достаточные производственные мощности – всё это позволяет наполнить внутренний рынок отечественной рыбопродукцией по доступной цене. 

При одном-единственном условии – необходимо остановить разрушительную реформу рыбной отрасли, отменить законодательные, нормативно-правовые акты, способствующие этому, и расстаться с «кризисными менеджерами» в руководстве штаба рыбной отрасли, заменив их на профессионалов-рыбников.