Голос с переправы




Каким-то внутренним чувством я ощущаю начало большого перелома. Этот перелом произошел даже не на рубеже 90-х годов, когда развалился Советский Союз. И даже не в 2007-м, когда Владимир Владимирович Путин в Мюнхене объявил о новой стратегии Москвы, пытаясь убедить Запад в том, что мир решительно изменился, и Москва будет настаивать на своем суверенитете, достоинстве, равноправии, справедливости, равных возможностях и так далее.

Перелом, как мне кажется, более глубокий, потому что русский мир начинает все больше и больше себя осознавать. Проявляется это прежде всего даже не в той специальной военной операции, которую мы сейчас все переживаем, а в том, что начинается незаметное, незримое сближение ранее расколотых, разделенных и расчлененных его частей. Мы видим, что резко сблизилась Белоруссия с Россией. Кто-то скажет, что под воздействием прямой военно-политической угрозы Запада, но в этом и проявляется действие промысла Божия. Только Господь может управлять сознанием одновременно миллионов, если не миллиардов людей.

Тем не менее союзное государство, которое почти тридцать лет было только на бумаге, сегодня выглядит уже практически созданным. Мы все ощущаем это. То же самое и Украина – часть русского мира, которая самая больная, самая уязвимая, которую Запад практически отколол от нас, перевоспитал на свой лад, нацифизировал, внедрил туда нацистскую идеологию, пытался милитаризовать и натравить на две другие части русского мира. Мы видим, что эта ситуация решается. То есть Господь как бы сшивает расчлененное русское тело. Именно этого ожидает русская душа, именно это она хочет видеть, потому что мы понимаем, что в ослабленном состоянии, в состоянии разделенности мы слишком уязвимы.

Я уверен, что потом начнут собираться и другие части постсоветского пространства. Это, пожалуй, первое важное ожидание, что русская река, которая разлилась, растеклась, засорилась западной культурой, западной идеологией, начнет входить в свои берега. Этого в первую очередь ожидает русское сознание. Я уверен, что многие люди (это подтверждает и статистика) поддерживают эту операцию потому, что внутренне чувствуют, как идет процесс выздоровления русского мира. Мне кажется, мы впервые зримо ощущаем и осязаем всемогущую и всемилостивую руку Божью. Ни одному земнородному человеку не под силу то, что сейчас происходит прямо на наших глазах.

Второй момент, которого мы ожидаем, это, конечно, наше отделение от Запада. Мы все прекрасно понимаем, что тот поток разрушительной западной культуры, которая хлынула на наши просторы после того, как рухнул железный занавес на рубеже 90-х годов, практически превратил нас в аморфное болото. У нас нет полного суверенитета, деньги из нашей страны вытекают на Запад…

Представьте себе человека, который лежит на хирургическом столе, но из него выкачивают половину крови. На что он способен? Его и лечить-то нельзя такого, ему надо сначала вернуть кровь. Для этого надо прекратить откачку крови из него – те 200–300 миллиардов, которые мы ежегодно теряли по разным легальным и нелегальным каналам, под пристальным присмотром нашего Центробанка, представляющего федеральную резервную систему и нашего Министерства финансов. То есть мы теряли большую часть крови. Деньги – это кровь экономики, и поэтому мы оставались неподвижными. Максимум на что мы были способны, ходить в McDonald’s и KFC, носить какие-то западные шмотки, за которые мы платили своими энергоресурсами, и покупать, конечно, другие западные товары.

Нас действительно превратили в бензоколонку и нас варварски и хищнически грабили. Воздвижением железного занавеса мы решаем важную задачу. Нам надо оборвать, обрезать канаты или цепи, которыми нас приковали к западному берегу, – я, конечно, образно сейчас говорю – отшвартоваться и выйти в самостоятельное, суверенное русское плавание. Именно это сейчас и происходит.

Крысы, конечно, по этим канатам бегут с корабля, который отшвартовывается. Убегает огромная куча людей, которые не видят для себя здесь места, не верят в русский мир. Половина из них – это просто предатели. По крайней мере, все это происходит без репрессий, что меня лично очень радует.

Третий важный момент – нам надо прийти в русское сознание. Для этого нам надо пересмотреть многие стороны нашей жизни, убрать позорные явления, такие как ЕГЭ, который отбросил нас на десятилетия назад. Во времена Советского Союза как бы нас Запад не ненавидел, но был вынужден признавать, что советское образование входит в тройку лучших в мире. Сейчас мы где-то между Гвинеей-Бисау и Папуа – Новой Гвинеей. Западу невыгодно, чтобы в России вырастало поколение знающих, грамотных, убежденных, идейных людей. Им нужны исполнители. Маргарет Тэтчер говорила, что в России надо оставить 15 миллионов человек, которые бы умели расписываться в платежной ведомости.

Нам необходимо реформировать свою кадровую систему, средства массовой информации, всю культурную сферу, отравленную западными ядами, избавиться от всевозможных гендерных и прочих ЛГБТ-проявлений, которые неприемлемы для русского сердца. Нам надо восстановить знание своей истории, традиций, в экономическом плане поднять мелкий и средний уклад, творческую экономическую хозяйственную инициативу населения. Нам надо, конечно, и дальше укреплять свою армию и флот, чтобы не пришлось кормить чужую армию. Нам надо поднимать социальный статус педагогов, врачей и просто тружеников, которые были на вершине социальной пирамиды во времена СССР. Нам надо побеждать коррупцию, некомпетентность, чиновничью надменность. Нам надо вводить поправочные коэффициенты во взаимоотношения с регионами, в кредитно-денежную политику, в региональную политику, и вообще будить народ и поднимать его на творчество во всех сферах, и в хозяйстве, и в культуре, и повсюду.

Эта гигантская задача должна решаться русским миром в пределах своих исторически определенных границ. Это наш русский ковчег. В этом ковчеге нам предстоит спасаться, он должен быть просмолен изнутри и снаружи. То есть нам надо защититься изнутри, чтобы стенки ковчега были чистыми. Как благословенный и праведный Ной, в течение ста лет строивший ковчег по указанию Господа, смолил его изнутри и снаружи для того, чтобы пережить потоп. Его семейство спаслось.

Сейчас новый потоп, и Россия сегодня решает эту главную задачу. Мы готовимся к серьезному, свободному, независимому плаванию. У нас все есть. У нас достаточно ресурсов, достаточно пространства и земли. Мы всем обеспечены, и в том числе, конечно, своими историческими достижениями, великими именами и великими победами. Мы обеспечены великолепной наукой, литературой, культурой. Нам надо все это восстанавливать, все это ставить в строй, и в этом смысле сегодняшний этап решающий.

Если мы не приступим к исполнению задач, стоящих перед всеми нами, не запасемся энтузиазмом и верой в русское будущее, то тогда нам могут грозить серьезные неприятности. Если мы ограничимся только специальной военной операцией, не произведем глубочайших преобразований, то грош цена тем военным и политическим результатам, которые мы добудем. Битву мы, возможно, выиграем, но войну проиграем.

 

 


Эту «реплику» мы обнаружили в своей почте. Об авторе узнали: дипломат, экономист, просветитель на православной основе «Переправа».

 

Другие материалы номера