Удружили себе срока




Полицейский был лишен своего звания, а кроме того, получил запрет на занятие руководящих должностей на госслужбе после отсидки. Его сообщник, уже отставной на момент совершения преступления заместитель начальника отдела ФСБ Игорь Фролов в том же процессе получил девять с половиной лет колонии. При этом звания отставника не лишили, а совершенное преступление ему придется «оплатить» в двойном размере – из расчета около 55,9 млн руб.

Одновременно с наказанием виновных суд решил и судьбу фигурирующих в уголовном деле вещдоков. Защитнику Мирону Дауди, представлявшему на процессе интересы свидетеля Амадяна, суд отказал в ходатайстве о возврате его клиенту утраченной после общения с двумя полковниками земли. Не было рассмотрено, впрочем, и представление сотрудника Моспрокуратуры, попросившего обратить эту землю в доход государства, – суд порекомендовал прокурору обсудить этот вопрос в другом, гражданском процессе.

Таким образом, спорный участок под застройку в Дмитровском городском округе

Мособласти площадью 5 га и рыночной стоимостью около $500 тыс. пока остался под арестом. Хотя вернуть его бывший хозяин Миро Амадян вряд ли сможет. Ведь в уголовном деле и процессе он фигурировал не в качестве потерпевшего, а в качестве взяткодателя, добровольно сообщившего о своем участии в преступлении и освобожденного в связи с этим от ответственности. Таким образом, все фигурирующее в уголовном деле имущество Амадяна, как и его денежные средства, изъятые у осужденных, скорее всего, будут национализированы.

Вынесенное решение в СМИ практически не комментируют, насколько известно, разбирательство было с самого начала засекречено.  В суде пришлось обсуждать методы работы одного из самых закрытых в системе МВД – 8-го управления Главного управления угрозыска (ГУУР), специализирующегося на раскрытии преступлений прошлых лет, совершенных преимущественно бандами из 1990-х годов, поэтому материалы уголовного дела, а вслед за ними и судебный процесс закрыли от журналистов и общественности.

Известно, что свидетель Миро Амадян сказал в суде, что он не радуется приговору, поскольку никому не желает оказаться в заключении, однако и не сочувствует осужденным, которые «сами выбрали свою дорогу». Осужденный Евгений Кузин, услышав решение судьи, заявил, что был готов к любому обвинению, но только не во взяточничестве, поскольку считает это преступление предательством. «А службу и товарищей я не предавал!» – заявил суду уже бывший полковник. До задержания он являлся одним из ведущих сотрудников министерства. Был отмечен государственными и ведомственными наградами за участие в раскрытии громких преступлений, в том числе убийство обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Его защитник Роман Пиягин сообщил, что после консультаций с доверителем вынесенное решение Мосгорсуда обязательно будет обжаловано.

Полковники обвинялись ГСУ СКР по Москве в получении особо крупной взятки от бизнесмена, совладельца нескольких агропредприятий, отелей, сети кофеен и сахарного завода Миро Амадяна. По версии следствия, осенью 2019 года давний друг коммерсанта, отставной полковник ФСБ Фролов познакомил  Амадяна с другим своим приятелем – действующим замначальника управления ГУУР Кузиным. Последний, как было установлено судом, попросил бизнесмена свести его с Георгием Жаворонковым, входившим ранее в оргпреступную группировку из Пушкинского района Подмосковья. На состоявшейся приватной встрече оперативник стал то ли «раскручивать» Жору Ивантеевского на совершенное еще в 2014 году убийство предпринимателя, то ли вымогать у «авторитета» деньги за непривлечение его к уголовной ответственности. Так или иначе, разговор у них не получился, и, более того, о нем узнало руководство ГУУР МВД.

Виновником своего провала полковник Кузин счел посредника Амадяна и дал ему понять, что может «сделать» и самого бизнесмена причастным не только к старому «пушкинскому» убийству, но и, например, к занятию высшего положения в преступной иерархии. Как объяснил полицейский, его находящиеся под арестом «клиенты» готовы будут дать любые показания против Миро Амадяна ради крохотной поблажки в предъявленных им обвинениях.

Свободу «провинившегося» полковник Кузин и полковник Фролов, взявшийся исполнять роль посредника между двумя своими друзьями, оценили в $1 млн, а поскольку такой суммы у Миро Амадяна не было, расплачиваться с офицерами ему пришлось частями.

Вынужденный взяткодатель отдал сначала $200 тыс., затем еще $100 тыс., переоформил свою землю в Подмосковье, но и после этого правоохранители потребовали «добить, как договаривались, до единички». Поскольку на сбор «оставшегося долга» Миро Амадяну дали всего два дня, ему пришлось обращаться с заявлением в управление «М» ФСБ РФ, сотрудники которого занимаются борьбой с коррупцией в правоохранительной системе. Чекисты снабдили заявителя звукозаписывающей аппаратурой скрытого ношения и мечеными рублевыми купюрами, которые в январе 2020 года в ресторане «Босфор» на Арбате Миро Амадян передал своему другу Игорю Фролову. День спустя оперативники управления «М» задержали бывшего чекиста и полицейского прямо в служебном кабинете Евгения Кузина в главном здании МВД РФ на Житной улице – подельники так и не успели разделить последний транш взятки размером 4,5 млн руб.

 

Другие материалы номера