Сталинская индустриализация




Ведущую роль в этом восстановлении правды играет КПРФ.

Курс на социалистическую индустриализацию был взят XIV съезде ВКП(б), который проходил в декабре 1925 г. С докладом на нём выступил И.В. Сталин. Именно он, руководствуясь ленинским планом социалистического строительства, обосновал пути осуществления индустриализации. Их пришлось отстаивать в борьбе против троцкистов, а затем против «новой оппозиции». Индустриализацию предстояло провести при недостатке средств, нехватке квалифицированных кадров, сопротивления капиталистических элементов внутри страны (нэпманов, кулаков) и на международной арене, в условиях прихода фашистов к власти в Италии, а в 1933 г. – в Германии, начавшихся захватах чужих территорий со стороны милитаристской Японии, новых и новых угроз Советскому Союзу со стороны этих государств, давления на СССР всех сил империализма. И.В. Сталин по этому поводу на XIV съезде ВКП(б) сказал: «Мы работаем и строим в обстановке капиталистического окружения. Это значит, что наше хозяйство и наше строительство будут развиваться в противоречии, в столкновениях между системой нашего хозяйства и системой хозяйства капиталистического. Этого противоречия нам не избегнуть никак… Отсюда вывод: мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую систему капиталистического развития как ее подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось не как подсобное предприятие мирового капитализма, а как самостоятельная экономическая единица, опирающаяся на смычку нашей индустрии с крестьянским хозяйством страны».

В этих невероятно тяжелых условиях, но с глубоким пониманием ее значения индустриализация под руководством партии большевиков во главе со Сталиным была развернута с огромной энергией. Трудящиеся напрягали все силы, чтобы реализовать намеченные грандиозные планы индустриального преобразования страны, потому что прокладывалась дорога к созиданию общества труда и во имя благополучия человека труда, укрепления экономического, научного, оборонного могущества социалистического Отечества.

Конечно, трудности были огромные, в том числе сказывалось то, что в мире это был первый опыт социалистического строительства, к тому же в ранее невиданных масштабах и темпах, ибо медлить при растущих военных угрозах было недопустимо. Как позже подчеркивал И.В. Сталин: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

* * *

А были ли реальные источники, чтобы осуществить столь колоссальные задачи? Это один из принципиальных вопросов.

Каковы же были источники? Первое: страна располагала значительными природными ресурсами не только для внутренних потребностей, но и для экспорта с целью получения валюты, чтобы закупать необходимое, особенно на первом этапе, промышленное оборудование. Второе: внешняя торговля была сосредоточена в руках государства, а не частных лиц; доход от нее поэтому пополнял бюджетные возможности выделения средств на решение задач индустриализации, а не обогащение частника со всеми изворотливыми фокусами, чтобы уйти даже от налогообложения. Третье: часть прибыли работающих государственных предприятий (а их количество росло) также направлялась на новостройки индустрии. Четвертое: крестьяне, составлявшие в ту пору абсолютное большинство населения, были заинтересованы в росте в стране промышленности во имя того, чтобы создать условия для роста производства товаров народного потребления, и для того, чтобы подвести современную материально-техническую базу под сельскохозяйственный труд. Поэтому они соглашались на том этапе с политикой некоторого повышения цен на промышленные товары, понимая, что доход от этого опять-таки пойдёт не частникам для наживы, а на строительство предприятий, необходимых и для села, и для общегосударственной обороны, и в целом для трудящихся страны. Поэтому при всех экономических трудностях доверие между рабочими и крестьянами сохранялось высоким, их союз, являвшийся основой Советской власти, благодаря успехам индустриализации, креп. Пятое: проводились займы индустриализации. Шестое: на нэпманов, кулаков накладывались более высокие налоги. Это в современной России даже олигархи-миллиардеры, ограбившие и продолжающие грабить страну и народ, платят такие же налоги, как рабочие, крестьяне, учителя, медицинские работники, пенсионеры. Нигде в мире такого нет. КПРФ предлагает ввести прогрессивный налог, – хотя бы по примеру других капиталистических стран. Увы, власти и провластные депутаты сопротивляются этому. Кому же служат они, чьи интересы выражают? Седьмое: проводилось определенное перераспределение средств из легкой и пищевой промышленности в пользу развития тяжелой индустрии. На это приходилось тогда идти во имя скорейшей модернизации страны. Восьмое: одним из важнейших резервов для социалистической индустриализации было увеличение производительности труда и снижение себестоимости продукции. Девятое: пристальное внимание уделялось экономному расходованию средств.

Когда мы сегодня без конца слышим о том, как то там, то сям чиновники в сговоре с бизнесом «распиливают» и без того не хватающие бюджетные средства, то невольно люди начинают говорить «Сталина бы на них!». Либералы, услышав имя Сталина, тут же начинают вопить о репрессиях, а попросту стараются замять чудовищную реальность разграбления криминальным бизнесом и криминальными чиновниками бюджетов всех уровней – от муниципального до регионального и общегосударственного. Если даже при строительстве космодрома Восточный (космодрома!) в течение нескольких лет выделенные миллиарды разворовывались, что ж говорить о менее заметных объектах. Могло ли такое быть при Сталине? Рубля чиновник или руководитель стройки не могли бы присвоить! А тут – миллиардами крадут!

Сталин был не только требователен к всемерной экономии государственных средств, но и подавал личный пример аскетизма: когда он умер, то выяснилось, что у него обувь оказалась столь изношенная, что в ней было стыдно хоронить его… И китель был заштопанный.

Народ отдавал все силы индустриальному, научно-техническому, культурному преобразованию страны. И Сталин был вместе с народом.

И еще об одном по-государственному умело использованном факторе…

В США в 1929–1933 гг. разразилась Великая депрессия, имевшая катастрофические последствия и для населения, и для капитала. Сталин экономически, политически обдуманно воспользовался этим, покупая как можно дешевле большое количество оборудования и даже целые заводы, а также приглашая опытных инженеров, которых в стране не хватало. Это было взаимно выгодно. Но надо было именно гибко использовать это, понимая, что Запад смертельно ненавидит Советскую Россию, тем более что она восхищала трудящихся западных стран своими колоссальными успехами при одновременном убийственном кризисе у них, в капиталистических странах. Сталин все рифы ненависти к СССР западного капитала мастерски обходил во имя налаживания экономических связей, позволявших ускорить осуществление индустриализации и в целом модернизации страны.

А что говорят либералы по поводу источников советской, сталинской индустриализации? Разумеется, всё рисуют в негативных тонах. Мол, главный источник индустриализации – это пот и кровь трудящихся, да спаивание народа. В качестве еще одного источника называют использование на стройках труда осужденных. И далее в таком же духе.

На кого работали «до пота и крови» трудящиеся на стройках социалистической индустрии? На капиталистов? Нет… «На государство», – парирует либерал. А государство – это кто? Кто персонально богател за счет напряженнейшего труда строителей советских промышленных объектов? Персонально никто. Все средства шли на созидание заводов, фабрик, школ, вузов, театров, необходимых для улучшения жизни именно трудящихся. А на кого работают рабочие в нынешней, «демократической» России? На криминально-олигархических владык, которые, скупив за бесценок советские предприятия, превратили рабочих снова, как в царской России, в плебеев, в быдло.

Никто при советской индустриализации персонально не наживался на труде рабочих – все делали общее дело, нужное всем трудящимся. В ходе индустриализации рабочие всё более чувствовали себя хозяевами строек, предприятий крепнущей благодаря их труду страны, повседневно убеждались, что их труд высочайше ценится, он становится для них делом чести, доблести и геройства. Подневольный труд не может стать для миллионов людей делом чести, доблести и геройства. Поэтому, господа либералы, не надо лгать ни на Советскую власть, ни на миллионы трудящихся – созидателей индустриальной мощи страны. Они были хозяевами, творцами этой индустриальной мощи.

Не менее отвратительно и глупо звучит обвинение со стороны либералов, будто Советская власть спаивала народ для получения средств на индустриализацию. Поистине, чья бы корова мычала… Ельцинизм и алкоголизм побратались ныне на горе страны.

Сохранение же этой отрасли в руках государства избавляло страну от бед и давало доход на общегосударственные нужды – на промышленность, строительство социальных объектов и т.д. Так что и в этом вопросе Сталин оказался совершенно прав. Кстати, свою позицию по этой проблеме Сталин изложил на встрече с иностранными рабочими делегациями 5 ноября 1927 г.

* * *

Еще раз подчеркнем, что в ходе индустриализации, ставшей ядром в целом социалистической модернизации страны, царил необыкновенный трудовой энтузиазм, о чем, в частности, свидетельствовало развернувшееся в 1929 г. социалистическое соревнование, на основе которого в 1935 г. выросло стахановское движение. Темпы созидания были невиданные. И результаты были восхитительные.

В годы первой пятилетки (1928–1932) было построено 1500 крупнейших предприятий.

В годы второй пятилетки (1933–1937) в строй было введено уже в 3 раза больше – 4500 промышленных объектов.

Третья пятилетка, начавшаяся в 1938 г., была прервана 22 июня 1941 г. нападением фашистской Германии на СССР. Но к этому времени в строй вступило еще 3000 промышленных гигантов.

Итого до войны советский народ возвел 9000 стратегического значения предприятий.

Назовем некоторые из этих предприятий: Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, Сталинградский, Харьковский, Челябинский тракторные заводы, Московский и Горьковский автозаводы, Уральский машзавод, Краматорский завод тяжелого машиностроения, «Запорожсталь», «Азовсталь», Днепрогэс и масса других электростанций. Создавались новые промышленные районы – в Поволжье, на Северном Кавказе, в Средней Азии, на Дальнем Востоке.

За этим стояло не просто строительство отдельных или группы предприятий, а фактическое создание целых отраслей. Это страна увидела уже по итогам первой пятилетки. В докладе на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 7 января 1933 г. Сталин по этому поводу сказал:

 

«У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь.
У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь.
У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь.
У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь.
В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.
В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.
У нас была лишь одна-единственная угольно-металлургическая база – на Украине, с которой мы с трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали еще новую угольно-металлургическую базу – на Востоке, составляющую гордость нашей страны.
Мы имели лишь одну-единственную базу текстильной промышленности – на Севере нашей страны. Мы добились того, что будем иметь в ближайшее время две новых базы текстильной промышленности – в Средней Азии и Западной Сибири.
И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы их создали в таком масштабе и в таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской индустрии.
А все это привело к тому, что капиталистические элементы вытеснены из промышленности окончательно и бесповоротно, а социалистическая промышленность стала единственной формой индустрии в СССР.
А все это привело к тому, что страна наша из аграрной стала индустриальной, ибо удельный вес промышленной продукции в отношении сельскохозяйственной поднялся с 48% в начале пятилетки (1928 г.) до 70% к концу четвертого года пятилетки (1932 г.)».

 

Повторяем: это было достигнуто уже в первой пятилетке, когда страна построила 1500 предприятий. Во второй и начале третьей пятилетки было построено еще 7500 крупнейших промышленных объектов.

СССР по объему промышленного производства вышел на второе место в мире. Страна избавилась от технической, экономической зависимости, которой страдало самодержавие и что в определенной мере оставалось при советской власти до индустриализации. Один пример: с 1924/25 по 1929/30 гг. СССР закупил за границей около 82 тыс. тракторов. В 1931 г. свыше 80% тракторного парка составляли машины, закупленные за границей. Но уже в 1932 г., когда пошли потоки тракторов со Сталинградского и Харьковского заводов, их импорт был прекращен.

А что сделано в олигархической России? Снова стали всё закупать, разрушив, будто в войне, собственное производство.

Именно благодаря сталинской индустриализации была подведена новейшая техническая база под сельское хозяйство, под легкую, пищевую промышленность, в том числе в национальных окраинах, что служило и росту дружбы народов, выдержавшей испытание в войне с фашистской Германией. Индустриализация органически сочеталась с подъемом науки, развитием образования, культуры во всех республиках. В стране росли новые города. И, конечно, удалось укрепить оборонную мощь страны. Без этого она не могла бы обеспечить свою независимость, свою безопасность.

Трудно представить себе, как в тех тяжелейших условиях удавалось всё это решать в таких масштабах и в такой теснейшей взаимосвязи. Именно сталинская индустриализация стала плацдармом, благодаря которому наша страна разгромила гитлеровские фашистские орды в Отечественной войне. А в 50-е – начале 60-х гг. смогла выйти в космос, причем первой в мире.

Читателю, возможно, интересно узнать, а что же про итоги индустриализации говорят либералы. Процитирую – подивитесь, повеселитесь. Читаем: «Да, взлет Советского Союза произошел при Сталине, так уж сложилось (видите, просто так сложилось. – И.Ш.), но то же самое наверняка произошло бы и при Керенском, и при Деникине, и при Петрове-Сидорове и при Иване-дураке, в конце концов».

В качестве обоснования произносится пышная демагогическая фраза: «Россия есть Россия – великая держава… Ей, что говорится, по определению, суждено быть великой, несмотря ни на что».

Ну и почему же ни при Николае II, ни при Керенском, ни при Деникине, ни при Горбачеве, ни при Ельцине не только не произошло сталинского взлета страны, но она была брошена в разор, а народ – в неслыханные страдания? Потому что рядом с ними на печи не оказалось сказочного Ивана-дурака?

Невиданные в истории человечества, величественнейшие преобразования были осуществлены нашим народом под руководством Ленина и Сталина, – впервые в истории человечества трудящиеся начали созидать общество без эксплуатации, общество, где во главе всей политики стоит человек труда. Они смогли мобилизовать, организовать на созидание нового общества миллионы трудящихся, четко видя задачи, которые предстояло решать потому, потому что были гениями. Это посильно только гениям. Чем далее уходят от нас события тех величественных дней, тем полнее не только в нашей стране, но и во всем мире будет расти понимание величия свершенных под их руководством преобразований, значимых для всего человечества, как бы злобные антисоветчики ни бранились в их адрес.

Сопоставьте безудержное стремление клеветников СССР унизить великого Сталина с оценкой личности Сталина интеллектуалом Черчиллем. Он, будучи ненавистником Сталина и Советской власти, испытавший на себе силу его ума, его неотразимой логики, не только не опустился до унижения Сталина, но подчеркивал, что Сталин – гений, непоколебимый полководец, выдающаяся личность. Прочитаем его высказывание о Сталине: «Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью…Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в британском парламенте, не мог ничего противопоставить».

Почему Черчилль не мог ему ничего противопоставить? Такова была сила логики, точность мысли Сталина, которую он часто оформлял к тому же в убийственную для увиливающего в чем-то форму юмора и сарказма. «Сталин, – отмечает Черчилль, – прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли».

Точно воспринимать мысли и с юмором, сарказмом вскрыть, от чего собеседник хочет уйти, да так, что тот становится неспособен что-либо противопоставить – за этим стоит сила, острота ума, сила логики. «Эта сила, – продолжает свою мысль Черчилль, – была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов».

Сегодня борьба за Ленина и Сталина – это борьба за возрождение нашего Отечества. Миллионы и миллионы трудящихся всё полнее это осознают. В том числе, растет понимание, что в борьбе за возрождение страны надо опереться на беспримерный, величественный опыт сталинской индустриализации, социалистической модернизации.

* * *

Чтобы понять, что постановка вопроса о необходимости использования опыта сталинской индустриализации, модернизации страны не есть некая агитационная фраза сторонников социализма, а является именно жизненно необходимой для нас сегодня, давайте вспомним, в какую катастрофу была брошена страна в результате горбачевской «перестройки» и ельцинско-чубайсовской антисоциалистической, антисоветской контрреволюции 1991–1993 гг.

В результате предательской политики Горбачева и антисоциалистической контрреволюции 90-х, символом разрушительности которой стали Ельцин и Чубайс, мы получили развал государства, разграбление страны, коррупцию, алкоголизацию, расцвет наркомании, безработицу, обнищание населения. Кому эта катастрофа, устроенная Горбачевым и Ельциным, либерал-предателями, была на руку в геополитическом плане? Ясно кому. Но чтобы стало еще яснее, целесообразно в связи с этим напомнить слова Гитлера о Сталине. «Сила русского народа, – заявлял Гитлер, – состоит не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба И. Сталина. По своим военным и политическим качествам Сталин намного превосходит и Черчилля, и Рузвельта. Это единственный мировой политик, достойный уважения. Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина не появлялись».

Удалось ли Гитлеру раздробить СССР, столкнуть между собой народы СССР? Нет. Дружба народов СССР была незыблемой, советское многонациональное социалистическое государство было столь монолитным при ведущей, организующей силе русского народа, что на Западе весь наш народ называли русским. Да и проявился ли гений Сталина вне такого крупного государства, вставшего на путь социализма, мира, дружбы народов? Гитлер это понял и поставил своей целью раздробить наше государство, уничтожить основную часть населения, чтобы наша страна уже никогда не смогла бы возродиться, не смогла бы иметь таких великих руководителей, какими были Ленин и Сталин.

Смог ли Гитлер выполнить эти гибельные для нашей страны и нашего народа планы? Нет. Потому что страну возглавлял гениальный И. Сталин.

США уже в начале 1945 г., когда поражение фашистской Германии окончательно было предрешено, фактически подхватили антисоветскую, антироссийскую эстафету Гитлера, что нашло отражение в пресловутой доктрине Даллеса. (Кому бы ни принадлежал этот демонический текст, он выглядит для нас чудовищным предписанием для исполнения потусторонним силам. – Прим. ред.) В ней в отношении СССР планировалось следующее:

«Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить… Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания… Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – всё это расцветет махровым цветом».

Чем этот план отличался по своим целям от гитлеровского в отношении к СССР, в отношении к нашему народу? Практически ничем. Только публицистическими перлами. Вспомните и о том, что США вскоре, при президенте Трумэне, наметили города СССР, на которые планировалось сбросить атомные бомбы, чтобы покончить с государством СССР. Смогли ли США реализовать эти зверино-фашистские идеологические и военные планы против СССР при Сталине? Нет. Взрыв СССР изнутри США осуществили при опоре на сформированную ими пятую колонну при Горбачеве и Ельцине. Либерал-предательская рать в сговоре с владыками США реализовала названный именно зверино-фашистский план США: с помощью взращенной русофобии, бешеного антикоммунизма взорвали страну, расчленили СССР, под удар поставив всех трудящихся, но особенно русское население, к тому же миллионы которого оказались за пределами нынешней России.

Процитируем слова президента США Билла Клинтона из его выступления на закрытом совещании Объединенного комитета начальников штабов 25 октября 1995 г.:

«…Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советами посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием – мы получили сырьевой придаток, не разрушенное атомом государство…

Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, но они уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За четыре года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на 15 млрд долларов, сотни тонн золота, серебра, драгоценных камней и т.д. Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше 20 тыс. тонн меди, почти 50 тысяч тонн алюминия, 2 тыс. тонн цезия, бериллия, стронция и т.д.».

Как видите, расчленение страны сочеталось с разграблением ее, уничтожением мощного экономического, научного, оборонного потенциала, превращением ее в сырьевой придаток Запада. При Ельцине и в последующие годы при участии Запада либералами уничтожено более 70 тысяч предприятий, что в 2 с лишним раза больше, чем это сделал Гитлер во время нападения на СССР (он разрушил 32 тыс. предприятий). СССР восстановил после войны разрушенные Гитлером предприятия и построил затем тысячи новых. А либералами всё самое значимое в экономическом и стратегическом плане, – в первую очередь именно самое значимое, разрушено, уничтожено под диктовку США. Кукловоды из США прямо сидели в ельцинском руководстве.

Итак, либералы вместе с США страну ограбили, уничтожили более 70 тысяч предприятий. В конкретном виде проиллюстрируем это на примере Рязани. Она в послевоенные 60–70-е гг. стала крупнейшим центром электронной и радиотехнической промышленности. Кадры и научные исследования для этих современнейших предприятий поставлял Рязанский государственный радиотехнический институт, указ о создании которого был подписан И.В. Сталиным в декабре 1952 г. Где сегодня завод электронных приборов? Уничтожен. Где телезавод? Памятью о нём осталось только название остановки. Что осталось от радиозавода, от завода счётно-аналитических машин, от станкозавода? И этот перечень можно продолжить. Их разрушением нанесен удар по передовым отраслям экономики и по обороноспособности. А как поступили с увольняемыми десятками тысяч рабочих? Их выбросили, как ненужную вещь, на улицу, сказав: вы теперь свободны, государство о вас не должно заботиться, сами о себе думайте. Словом, голодайте, умирайте, бегайте по помойкам, проситесь на работу к криминальным хозяевам (они еще и обманывали, не платили), идите сами чем-то торговать (не забудьте при этом мафиозным группам заплатить).

Сейчас уже 2022 год, но ни одно из уничтоженных в Рязани крупнейших наукоемких предприятий с их высококвалифицированными кадрами не восстановлено.

Западный капитал уже контролирует 95% энергетического и 75% железнодорожного машиностроения, 76% цветной металлургии и т.д. Г.А. Зюганов, приведя эти и другие подобные факты на IX (октябрьском) 2019 г. Пленуме ЦК КПРФ, подчеркнул: «Под фундамент российской экономики заложена бомба. По сути, мы имеем дело с преступной системой, которая прямо угрожает национальной безопасности, каждой семье России».

В социалистическом обществе при всех трудностях, при всех постоянных угрозах со стороны США и их союзников по НАТО люди с оптимизмом смотрели в завтрашний день, ибо и в труде, и в образовании, и в воспитании детей, и в медицине, и в получении жилья они чувствовали надежную опору, определявшую уверенность, что всё в их жизни сложится. Сегодня превалирует не только неуверенность, но даже страх перед будущим: получишь ли работу, проживешь ли на получаемую зарплату, сможешь ли приобрести квартиру, хватит ли средств на оплату за ЖКХ, за медицину, на образование и воспитание детей, да и сможешь ли вообще получить медицинскую помощь, когда врачей сокращают, фельдшерско-акушерские пункты в селах закрыты. А не попадут ли дети в смертельную пучину наркомании, обойдет ли стороной тебя и твоих детей преступный мир, не отнимут ли квартиру, не украдут ли скопленные с трудом на черный день средства, доживешь ли до пенсионного возраста, а доживши, как будешь жить на нищенскую пенсию, не закроют ли, не продадут ли очередное предприятие? Как жить при продолжающемся разграблении страны?

 

[img=-21076]

 

Telegram

Другие материалы номера

Приложение к номеру