В коммуне — остановка




А поначалу песня была просто о паровозе. И сочинена она в киевских Главных железнодорожных мастерских в далеком 1922 году. Сквозь строки и образы песни то отчетливо, то смутно проступают черты времени. Как археолог, хочу провести раскопки, по обнаруженным «железкам слов» (помните, у Маяковского: Вы с уважением ощупывайте их, как старое, но грозное оружие.) определить историческую обстановку.

«Кто паровозы оставлял, идя на баррикады…» Киевские железнодорожные мастерские, подобно «Арсеналу», были бастионом большевиков на Украине, одним из очагов революции. В раннем варианте этой песни вторая строчка говорила о «боях с Центральной Радой», то есть прямо указывалось, на какие баррикады шли железнодорожники.

Строка «Наш паровоз мы пустим в ход» свидетельствует о том, в каких трудных условиях послевоенной разрухи работали мастерские. Песня была посвящена паровозу. Одному паровозу, быть может, первому, восстанавливаемому и готовому выйти в путь.

Это первая советская песня, в которой сказано о любви к фабричному труду. Знаменательное признание!

Винтовка в руках у рабочего, готовность защитить завоевания Революции – это ведь тоже символ, знак эпохи. Песня написана на второй год после окончания гражданской войны, когда огонь ее не остыл. В мастерских работают воины, еще не сдавшие в цейхгауз оружие.

Итак, эта песня – напутствие выходящему из сводчатых ворот мастерских паровозу.

Скажу не в укор, а лишь для установления истины, что песня создана не поэтом­профессионалом, а любителем, впрочем, как многие песни первых лет Революции. Я убеждаюсь в этом, анализируя стихотворную основу песни.

Вопрос этот остается спорным, вернее, невыясненным. Знаток и исследователь советских песен Александр Шилов вспоминает, что существовало мнение, будто автором песни «Наш паровоз» (в других случаях песню называли просто «Паровоз») является (как это было бы интересно, если бы это было так!) Николай Островский, автор книг «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей». Действительно, Николай Островский по окончании гражданской войны работал недолгое время в киевских Главных железнодорожных мастерских. Но это все, что связывает песню с Островским. Никаких подтверждений, доказательств и документов не сохранилось, а исследователи творчества Островского утверждают, что писатель не имеет отношения к созданию этой песни.

Кто же автор песни?

Более чем через сорок пять лет после ее создания вокруг авторства песни разгорелся горячий спор. Группа старых комсомольцев, ветеранов киевских Главных железнодорожных мастерских, утверждает, что стихи песни написаны Анатолием Красным (Спиваком), бывшим в 1922 году редактором стенгазеты мастерских, а музыка – секретарем месткома Павлом Зубаковым.

Другая группа ветеранов киевского комсомола, и среди них Матвей Дубасов, единственный оставшийся ныне в живых участник Трипольской трагедии, полагает автором стихов Бориса Скорбина, бывшего тогда юным поэтом и работавшего на «Арсенале». Спор об авторе песни разгорелся жаркий, перешел в целую баталию. Надо сказать, что с обеих сторон было проявлено столько пыла, что убеждаешься: в пороховницах ветеранов киевского комсомола запас пороха еще велик.

В спор включены музыковеды, газеты и журналы, экспертиза. Не берусь заменить их, могу лишь предложить свою гипотезу. Песня была напечатана впервые в январе 1924 года в газете «Молодой пролетарий», и то не вся, лишь отрывок, подписанный: «Записал Д.». Борис Скорбин еще раньше выступал с чтением своих стихов в клубе комсомола и рабочей молодежи Печерского района города Киева, на улице Меринга. Старые комсомольцы помнят, что среди его многочисленных стихотворений было и стихотворение о паровозе. По тогдашним возможностям и традициям, автор давал товарищам переписать понравившиеся стихи. Мне думается, что таким путем первые строки стихов о паровозе попали к комсомольцам Главных железнодорожных мастерских и подверглись у них дальнейшей обработке, «привязыванию» к своей обстановке («Мы в недрах наших мастерских…»).

Ни Скорбин, ни Красный не были в ту пору поэтами­про­ фессионалами; не был профессионалом­музыкантом и П. Зубаков, которого полагают автором музыки, — все они были любителями и в те годы не очень заботились о своих авторских правах.

 


 

Паровоз

Мы все из тех, кто выступал 
На белые отряды,
Кто паровозы оставлял,
Идя на баррикады.

Наш паровоз, вперед лети!
В коммуне — остановка.
Другого нет у нас пути —
В руках у нас винтовка.

Средь нас есть дети, сыновья 
В рядах с отцами вместе,
В врага пошлем мы свой снаряд, 
Горя единой местью.

Наш паровоз, вперед лети!
В коммуне — остановка.
Другого нет у нас пути —
В руках у нас винтовка.

Мы в недрах наших мастерских 
Куем, строгаем, рубим,
Не покладая рук своих:
Мы труд фабричный любим.

Наш паровоз, вперед лети!
В коммуне — остановка.
Другого нет у нас пути —
В руках у нас винтовка.

Наш паровоз мы пустим в ход 
Такой, какой нам нужно,
И пусть создастся только фронт, 
Пойдем врага бить дружно.

Наш паровоз, вперед лети!
В коммуне остановка. 
Другого нет у нас пути —
В руках у нас винтовка.

 

 

Telegram

Другие материалы номера