Дело о фейке оказалось фейковым




Речь идет о деле, которое МВД возбудило в самом начале пандемии, весной 2020 года. Тогда, еще будучи депутатом Самарской губернской думы, Матвеев разместил в Twitter обращение в адрес начальника главка Александра Винникова с просьбой провести проверку по факту заболевания коронавирусом некоей сотрудницы полиции, вернувшейся из Таиланда, но не ушедшей на обязательную самоизоляцию. Информацию об этом коммунисту сообщил ее коллега. Однако в ответ депутат сам стал объектом проверки, поскольку заболевшая сотрудница обратилась в Следственный комитет с заявлением о нарушении неприкосновенности ее частной жизни. И несмотря на то, что следствие не увидело в сообщении Михаила Матвеева состава уголовного преступления, полиция нашла признаки административного правонарушения – фейка о коронавирусе. Правда, доказать это в судах ей не удалось.

Первая и апелляционная инстанции отказались привлекать Матвеева к административной ответственности, признав, что размещенная им в Twitter информация была достоверной.

В ГУ МВД по Самарской области от комментариев отказались. Сам коммунист уверен, что у интереса к нему силовиков была политическая подоплека. «Если бы тогда удалось довести это дело до уголовного, то меня лишили бы возможности участвовать в выборах в Госдуму, – пояснил он. – Со стороны полиции применялись разные методы продвижения административного дела, которые доставляли дополнительное нервное напряжение. Например, мне направляли смс о том, что если я не явлюсь на опрос, то в отношении меня будет осуществлен привод».

По мнению депутата, компенсация в размере 50 тыс. руб. хотя и существенно ниже заявленных им требований, но «все равно очень существенная сумма в практике Самарской области». «Я не буду подавать апелляцию, важен сам факт справедливости», – резюмировал коммунист.

Интересно, что это не единственная «административка» за фейк о коронавирусе, по которой Михаил Матвеев привлекался к ответственности. Тогда же, весной 2020 года, он разместил в Twitter информацию о новокуйбышевской семье, вернувшейся из Европы и якобы неделю безуспешно пытавшейся дозвониться до врачей. Как и в первом случае, коммуниста сначала проверяли по уголовной статье о клевете, а потом привлекли к административной ответственности.

Как убежден сам Михаил Матвеев:  «…в этом конкретном случае у судьи, вероятно, не было ясного политического заказа». При этом прецедентов, когда граждане в таких случаях добивались компенсации, история не помнит. Упорные люди отсуживают из принципа, но большинство просто машут рукой…