В плену недоумений




Это самый большой обмен военнопленными с начала войны. Среди 144 освобожденных – 95 героев с «Азовстали», 43 военных из полка «Азов». Наконец дома!»

Не все российские издания поверили сенсации.  Обмены не планировались. И почему в состав освобожденных попали отъявленные нацисты из «Азова»? Одной из важнейших целей специальной военной операции (СВО) называлась денацификация Украины. На официальном уровне провозглашалось, что нацисты освобождению не полежат, их ждет новый Нюрнберг. Как понимать обмен 29 июня? Заявленная денацификация отменяется?

Новость подтвердил глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин. А мол, проведен обмен пленными «144 на 144» между Украиной, Россией, ДНР и ЛНР по прямому указанию президента Владимира Путина.

Повторил информацию официальный представитель Минобороны России генерал-лейтенанта Игорь Конашенков: «Произошедший 29 июня обмен военнопленными между союзными силами и Украиной в формате «144 на 144» был организован и проведен по прямому указанию Верховного главнокомандующего Вооруженных сил РФ Владимира Путина».

Только ни Пушилин, ни Конашенков не пояснили, что будет дальше с денацификацией. Потом пришло новое ошеломляющее сообщение: российские военные прекратили выполнение задач на острове Змеиный и покинули его. А это как понимать?

«В качестве шага доброй воли Вооруженные силы Российской Федерации завершили выполнение поставленных задач на острове Змеиный и вывели находившийся там гарнизон. Тем самым мировому сообществу продемонстрировано, что Российская Федерация не препятствует усилиям ООН для организации гуманитарного коридора по вывозу сельскохозяйственной продукции с территории Украины», – подчеркнул Конашенков.

Не удивительно, что заседание Госдумы 30 июня началось именно с вопросов об обмене пленными и Змеином, прозвучавших от депутата фракции КПРФ Сергея Обухова:

«Уважаемый Вячеслав Викторович, 17 мая по итогам обсуждения в Думе вы объявили: нацистские преступники не должны подлежать обмену, и поручили проработать вопрос о запрете обмена нацистов. Неделю назад по моему предложению вы поручили проработать вопрос о проведении брифингов для депутатов по проблемам специальной военной операции (СВО). Попросите всех, кому вы давали эти поручения, проинформировать палату.

Сейчас по украинским каналам показывают, как встречают нацистов-«азовцев» из плена – радость и торжество. Плюс ликование по поводу того, что российские войска по доброй воле оставили остров Змеиный.

Предложение. Важно срочно организовать торжественную встречу наших летчиков, бойцов, освобожденных из плена, и публично предъявить миру тысячи плененных боевиков… Надо нейтрализовать негатив, связанный с обменом тех, кого обещали судить…» Микрофон отключен…

Госдума напряглась. Поднятая тема волновала многих депутатов. Это почувствовал спикер В. Володин и в мягком тоне заговорил с коммунистом:

«Полностью с вами согласен, Сергей Павлович. Нам важно… оказывать уважение и поддержку тем, кто воюет…Что касается «азовцев», националистов, у которых руки в крови, – это нелюди. Вопросы, связанные с ними, находятся на контроле у комитета по безопасности и комитета по обороне… Обмен проходит на наших ребят, надо их вызволять из плена. …Обменивают очень тяжело раненых, тех, кто находится в таком состоянии, что правильно их взять и передать, обменяв на наших ребят. А что касается режима киевского, они хотят подчеркнуть свои псевдопобеды. На самом деле терпят поражение за поражением. Нам не надо на парламентскую площадку выносить их действия… Нам надо решать задачи, поставленные президентом, делать это эффективно, оказывать помощь семьям военнослужащих, встречать их. То, о чем вы сказали, это правильно, и надо делать всё для того, чтобы меньше было проблем».

Так «умасливали» депутата, которому отключили микрофон… не дав даже договорить. Мы обратились к депутату за пояснениями.

С.П. Обухов:

– «Нацистские преступники не должны подлежать обмену!» – говорили нам во всеуслышание. Спикер Госдумы В. Володин даже поручил проработать вопрос о запрете обмена членов националистических вооруженных формирований, взятых в плен нашими войсками на территории Украины. Что же мы видим теперь?

Освобожденных из плена неонацистов-«азовцев» с ликованием встречают на Украине, при этом для российской общественности всё произошло под пеленой строжайшей секретности. Об обмене «азовцев» все узнают уже постфактум. Коммуникацию с русским народом по таким болезненным темам ведет укропропаганда, а не наши Минобороны и пропагандисты-охранители.

Что мы слышим в ответ от спикера Володина? Он успокаивал, но не дал прямого ответа на вопрос, кого обменяли из «Азова»… КПРФ по этой теме будет продолжать настойчиво, уверенно и четко требовать: нацисты обмену подлежать не должны.

И этот неожиданный обмен, и то, что российские войска «по доброй воле» оставили остров Змеиный, – нуждается в информационном разъяснении…

Произошедшее для здорового ядра российского общества трудно воспринять. Большинство экспертов считают это ошибкой.

Пропагандистский нокаут, которым стал обмен «азовцев», показывает, что власть до сих пор очень далека от рождающегося патриотического гражданского общества.

Записала 

Галина ПЛАТОВА 

Другие статьи автора

Другие материалы номера