Они тоже сражались за Родину




На моей Малой Родине, в богатейшем культурном пространстве Орловского края, появился новый символ – Бирюзовое кольцо России. Ну что же, этот романтический образ может хорошо поработать на туристическую отрасль нашей страны. Но хотелось бы, чтобы наряду с развлекательными и коммерческими интересами мы не забывали и не теряли главный смысл и ценности, принадлежащие нашей национальной культуре.

Несколько лет назад КПРФ вместе с движением «Русский Лад» и Государственной библиотекой им. Тургенева ярко и выразительно отметила 200-летие 

И.С. Тургенева. В Колонном зале Дома Союзов прошел юбилейный вечер «Родине поклонитесь» с участием талантливых актеров и музыкантов.

«Родине поклонитесь» – это цитата из письма Тургенева, остро тоскующего по своей большой Родине, Орловскому краю и родному Спасскому. Это и наказ нам, и всем грядущим поколениям. 

Спасское-Лутовиново – родовое гнездо И.С. Тургенева. Одна из немногих сохранившихся в России усадеб-памятников. Один из крупнейших мемориальных комплексов, расположенных недалеко от Мценска. Сразу после Великого Октября усадьба Тургенева получила статус национального памятника. Советская власть, невзирая на труднейшую экономическую ситуацию в стране, на Гражданскую войну, обратила свой взор на усадьбы русских классиков, на возможность образования новых художественных коллективов – таких, например, как Хор им. Пятницкого, в 1918 году. И разве не поучительный урок культурной политики преподала Советская власть, создав именно в разгар Великой Отечественной войны – в 1943 году – Уральский академический русский народный хор? А в послереволюционные годы молодая Советская республика выделяла из скудной государственной казны средства для поддержания и развития национальной культуры и просвещения.

Создание музейного комплекса «Спасское-Лутовиново» связано с именами выдающихся советских писателей и деятелей культуры:  В.Я. Брюсова, А.М. Горького, А.В. Луначарского.

Символично, что в 1940 году, буквально накануне Великой Отечественной войны, когда страна готовилась оказать сопротивление грозному противнику в лице гитлеровской Германии и покорившейся ей Европе, правительство Советской России выделило 170 тысяч рублей на полное восстановление музея-усадьбы.

Но уже в конце лета 1941 года над Орлом рвались бомбы, а сотрудники тургеневского музея несли бессменные дежурства. Началась эвакуация экспонатов музея в Пензу. А 7 ноября 1941 года там уже был открыт музей Тургенева, и бойцы сибирских дивизий, уезжавшие на фронт, приходили в гости к Ивану Сергеевичу. Здесь и звучали для них хрестоматийные, обретающие особый смысл в эти осенние дни сорок первого тургеневские слова: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей Родины – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! – Не будь тебя – как не впасть в отчаянье при виде всего, что совершается дома? – Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

А тем временем в аллеях Спасского уже разместилась управа оккупационных немецких войск. «Просвещенные» европейцы варварски расправились со Спасским. Так же, впрочем, как и с Ясной Поляной 

Л.Н. Толстого.

В одной из книг писателя Якова Хелемского, памятной мне еще с юности, которая называлась «На темной ели звонкая свирель», был описан эпизод, когда остервенелые немцы в упор расстреливали бюст Тургенева, приняв его за ненавистного им Энгельса. Так «цивилизованная» Европа, для которой мы сохранили Прагу и Краков, Дрезденскую галерею и многое другое, обнажила свое отношение к русским культурным святыням и к славянству в целом. Европейские варвары прошлись не только по Спасскому и Ясной Поляне – они надругались над Пушкинским Михайловским. Подобно современным бандеровцам, фашисты располагали свои позиции на земле Блоковского Шахматова и близ Чеховского Мелихова. Но вопреки всему еще до прихода Красной Армии на земле Пушкина и Блока, Толстого и Чехова и далее по всей России – в Некрасовской Карабихе, в Щелыково А.Н. Островского, в Лермонтовских Тарханах – везде вставала незримая сила Русского мира. Она разговаривала с фашистами языком «Войны и мира», «Клеветникам России», «Бородино» и «Бежина луга». Это они, в том числе, молились о силе духа и победе Красной Армии. Они тоже сражались за Родину.

5 августа 1943 года наша Армия освободила Орел, и в аллеях Спасского расположились артиллерийские разведчики и санитарные службы. Это был и их родной дом, их родная земля. 19 января 1944 года коллекция музея вернулась в Орел.

В аллеях же покоится и братская могила советских воинов с именами солдат-героев. Теперь они вместе – Тургенев и герои Великой Отечественной. И в этом сила Спасского. И в этом, я надеюсь, также и высший смысл Бирюзового кольца.

Среди образов будущего, над которыми вот уже более тридцати лет бьются политологи и историки, ясно встают сегодня наши культурные маяки: это русская литературная, художественная и монументальная классика. Она никогда не станет прошлым. Сердцем новой нарождающейся идеологии должны стать наша Великая Победа, культура и гуманитарные ценности, способные по своим природным качествам и свойствам противостоять неолиберальным, глобалистским проектам XXI века. Ведь глобализация – это прежде всего проблема окружающей нас культурной среды. 

Бесспорно, в современном мире все унифицируется и стандартизируется. Тем явственнее проступают черты индивидуальности гениев минувших эпох: следы и приметы их жизни, детали быта, характер окружения и, главное, сам дух, который хранят бесценные по своему призванию памятники, усадьбы и музеи России.

В мировоззренческом и нравственном противостоянии агрессивно проявившему себя «закату Европы» наша культура – подлинный исполин, гигант. И сегодня ей нужна только живая вода нашей любви и внимания, нашего ощущения глубокого родства с нею. Иначе можно получить тот самый «украинский эффект» – ива?нов, не помнящих родства, без конца талдычащих о том, что «Украина – цэ Европа».

Украина – это прежде всего Россия. А если и Европа, то только в той степени, в какой сама Россия является и считает себя Европой. Об этом, кстати, замечательно и с научной, и с художественной точки зрения сказал выдающийся русский филолог и публицист П.В. Палиевский, чье присутствие долгие годы мы ощущали и на нашем культурном поле. Говоря о Пушкине как о мировом гении, Палиевский указывает на неправильной формы эллипс, опоясывающий границы континента по часовой стрелке, по которому располагаются имена мировых гениев: Гомера в Древней Греции, Вергилия и Горация в Древнем Риме, а затем Новый Рим – Данте. Далее следуют Камоэнс в Португалии, Сервантес в Испании, Шекспир в Англии, Корнель, Расин и Мольер во Франции, Гете в Германии и, наконец, Пушкин в России. 

Пушкин замыкает мировую плеяду гениев и дарит нам весь художественный и интеллектуальный опыт Европы. Да, в этом смысле мы – Европа. Неслучайно достойнейший из наследников Пушкина И.С. Тургенев едет в Европу и надолго остается там, теперь уже возвращая ей Россию – ее самобытную культуру. Это величайший культурный феномен золотого XIX века! И в этом особое значение И.С. Тургенева – одного из символов нашего здорового «европейства». Именно европейства, а не либерального европейничанья. Тургенев, как и Пушкин, – личности сегодняшней и будущей культурной и, если хотите, политической реальности.

«Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам» – это не просто крылатая цитата. Это формула смысла. И, если угодно, опорная смысловая территория для новых поколений России.

Я глубоко уверен, что в рядах защитников нашей страны, жертвенников и героев и поныне стоит неувядающая русская классика. Стоят великие книги, высятся наши мужественные, глубоко патриотические литературные музеи, музеи-усадьбы, литературные мемориалы. Это наш духовный щит, наша главная опора в нынешней борьбе с нацизмом, фашизмом и бандеровщиной. Наше богатство и наша гордость.

Столетие Спасского-Лутовинова еще раз подчеркнуло народный характер любимого музея. Вновь напомнило нам о чертах народовластия, которые мы обязаны вернуть нашей культуре, нашему мужественному и талантливому народу. 

Другие материалы номера