Огонь взял нас в кольцо




За минувшие сутки в лесах Рязанской области огонь прошел еще 2 тысячи гектаров. Эти 20 квадратных километров сгорели в Окском заповеднике и национальном парке «Мещерский». В общей сложности площадь пожаров превысила 24 тысячи гектаров, сообщила утром 31 августа федеральная «Авиалесоохрана». Такая площадь за сутки – огромный скачок после затишья.

 

Спустя 12 лет крупный пожар вновь охватил леса Рязанской области, в регионе ввели режим ЧС. В 2010 году огонь уничтожил несколько населенных пунктов, но сейчас власти заявляют, что угрозы нет. С огнем борется около 9 тыс. человек, в их числе волонтеры и добровольцы.

47-летний отец четырех детей из Звенигорода Московской области Алексей Бодянский листал ленту новостей. Увидев публикацию о том, что в Рязанской области горят леса, сразу решил, что поедет помогать. Сказал об этом жене, она поддержала. В интернете он нашел объявление председателя общественной организации «Экологический рязанский альянс» Евгения Рыбакова о наборе добровольцев на тушение пожаров и позвонил по указанному номеру:

– Опыт в тушении лесных пожаров есть?

– Нет.

– Одежда защитная есть?

– Какая-то есть.

– Ботинки плотные хорошие есть?

– Да, ботинки есть.

После короткого опроса Алексея включили в чат добровольцев. Уже на следующий день он выехал тушить лесные пожары в поселок Деулино.

– Среди добровольцев опытных в тушении пожаров – единицы. В МЧС работают толковые, хорошие парни, но, к сожалению, их работе мешают бюрократия и чиновники, которые без конца приезжают и создают пробки, суету и беготню. Когда я приехал, у добровольцев с МЧС связи не было, мы не знали, что делать, ходили по деревне, выполняли простые задачи. Затем нас познакомили с Гришей из «Гринписа». Гриша говорил, что делать, провел инструктаж, – вспоминает Алексей.

В один из дней к ним подошел пожилой мужчина и попросил помощи в тушении пожара, который подходил к поселку. Сначала к месту возможного возгорания вы-ехали Гриша и один доброволец. Алексей попросился им помочь, надел защитную форму и поехал на свой первый пожар.

– Мы остановили огонь, идущий к поселкам Лесохим и Деулино. В тот момент я прожил несколько жизней, – говорит Алексей.

Бодянский работает менеджером по продажам «на удаленке». Перед отъездом в Рязанскую область о своем решении руководителю не сказал, испугался, что тот не одобрит.

– Теперь и так узнают, – смеясь, говорит Алексей.

Председатель Экологического рязанского альянса (ЭРА) Евгений Рыбаков рассказал, что еще 19 августа организация решила открыть набор добровольцев.

– Люди стали обращаться к нам с предложением о помощи, мы создали специальный чат. Нам важно отслеживать возгорание, возможный переход огня с правого на левый берег реки – этого нельзя допустить. Несколько дней назад обнаружили переброс огня, тушили наши волонтеры. Большой достаточно очаг, взяли помпы и поехали. Основная команда наших волонтеров работает в Деулино, набираем второй отряд в деревню Горки.

Предложить свою помощь и вступить в чат может любой желающий. Волонтеры помогают не только тушить пожары, они участвуют в эвакуации местных жителей и разворачивании пожарных рукавов. По словам Рыбакова, добровольцев отзывается много, часть из них – местные жители и владельцы дач.

У Антона Макарова в Деулино дача, сам он из Рязани. Каждый свой выходной, а и иногда и вечером после работы, Макаров приезжает в поселок, объезжает территории, прилегающие к населенному пункту, проверяет, нет ли новых очагов возгорания. Рязанец считает, что привлеченным силам не хватает координации и слаженности действий, поэтому важна работа добровольцев, выстраивающих общение между собой в мессенджерах и чатах.

– Получается, что мы бьем по «хвостам». Пожар можно было потушить на раннем этапе его образования, но им никто не занимался, хотя информация о возгорании от местных жителей поступала задолго до того, как он приобрел внушительные масштабы. Хочется, чтоб предпринимался комплекс превентивных мер, а не борьба с последствиями от отсутствия этих мер, – говорит Макаров.

Еще один доброволец – депутат рязанской городской думы Алексей Захаров, вызвался помогать в тушении пожаров. Тогда он приехал в Деулино, встретился с главами поселения и района, но получил отказ.

– Они сказали, что помощь добровольцев не нужна. Я заранее предупредил семью, что планирую уехать на тушение. Затем узнал, что Евгений Рыбаков набирает добровольцев. Тогда я записался и спустя два дня выехал на тушение, – рассказал Захаров. – Пожарные спасают только жизни людей и имущество. В итоге лес защищают добровольцы и местные жители. Еще тут собрались туристы, которые любят Мещеру, неравнодушные жители России и рязанские активисты. Все пытаются спасти хотя бы небольшие уголки живой природы и не подпустить огонь к деревням.

По его словам, поселок Деулино превратился в сплошной штаб и казармы, техника портит дороги, а присланные работники в первые дни «отдыхали, скупая все в магазине».

q q q

Волонтеров и федеральные силы привлекли не сразу. По словам жителя поселка Деулино Романа Грачева, чей дом стоит первым со стороны леса, пожары в регионе начались 10 августа, а уже 16 августа огонь подошел к поселку. Мужчина добавил, что впервые губернатор посетил поселок 18 августа, тогда же в Деулино стали стягиваться московские пожарные, до этого огонь сдерживали местные службы.

О том, что пожары в рязанских лесах начались значительно раньше, рассказал и представитель экологической организации «Гринпис» Григорий Куксин. По оценкам организации, площадь возгорания на 17 августа составляла около 3,3 тыс. га, к 22 августа огонь охватил 15 тыс. га. По словам Куксина, пожар начался 11 августа, тогда его можно было остановить на ранних стадиях. Федеральные силы и волонтеров привлекли только после того, как возгорание приобрело общественный резонанс.

За день до официального сообщения о пожаре за Деулино рассказали в ЭРА, фотография также появилась в группе «Новости Рязани ВКонтакте». Еще в начале августа было известно о пожаре в Окском заповеднике в Спасском районе – соседнем с Клепиковским.

– Этот пожар привлек огромное внимание, сейчас там собрана целая группировка. Честно говоря, там не совсем грамотно выстроено управление, да и эффективность такой группировки не всегда высокая. От нас в тушении рязанских лесов участвовала группа высококвалифицированных волонтеров. Добровольцы, оснащенные сверхмощными плавающими мотопомпами, обеспечивали пожарные машины водой, мы также привезли технику, помогающую создавать проезды и плотины. Нам совместно с силами Авиалесоохраны удалось предотвратить переход огня через реку Пра, общими силами не допустили переход на населенные пункты. Это большая победа. Задача добровольцев сейчас – искать новые пожары, предотвращать их возникновение, помогать лесникам, патрулировать, обнаруживать оставленные костры и окурки, – рассказал  Григорий Куксин.

Представитель «Гринписа» отметил, что из общего числа привлеченных сил лишь малая часть – специалисты в тушении лесных пожаров. По его словам, в основном в лесах задействованы МЧС и коммунальщики, которые не обладают необходимыми навыками.

Основная база оперштаба по ликвидации пожара находится в Деулино, ежедневно в 15.00 проходят встречи с населением. На подъезде в поселок образовались «московские» пробки из привлеченной спецтехники. В самом поселке организована полевая кухня для пожарных. Местные жители создали чат, в котором высказывают свои опасения касательно установки биотуалетов, сохранности реки Пра, на которой сделали переправу из щебня. В чате появляются сообщения о необходимости накормить спасателей из МЧС.

По словам одной из местных жительниц, после объявления эвакуации из поселка уехали лишь несколько семей, остальные остались. В Деулине жилых около 20 домов, летом за счет приезжих из Москвы и Рязани их количество увеличивается до 500. Тамара Зудова живет в районе моста через реку Пра:

– Дым из окна был виден, но далеко, и цвет у него белый, значит, вода попадает. Очень много техники нагнали, сделали переправу через реку, но она не справляется. Машины стоят перед окнами, авиация постоянно летает. Порядка маловато… Магазин работает, народу много.

Питаются сотрудники МЧС на летней кухне жителя поселка Романа Грачева, еду для них готовят местные женщины, пенсионеры.

– У них сначала даже сухпайков не было, мы скидывались, объявляли сбор средств через местную группу на закупку еды для МЧС. Местные готовили, предоставляли места для ночлега. Сейчас, когда снабжение наладили, покупаем что-то по мелочи. Для добровольцев покупали маски, пилы, бензин, лопаты, – рассказала местная жительница.

Жительница Деулино Наталья уехала из поселка 21 августа, женщина воспитывает маленького ребенка. В поселке остались родители.

– В первые дни сотрудники МЧС просили у местных хотя бы чаю налить, сами ходили в магазин за едой. Сейчас там творится театр абсурда, никому ничего не нужно, местные жители и волонтеры сдерживают огонь, а у пожарных типа приказа нет, – утверждает Наталья.

По словам местной жительницы Елены Егоровой, быт спасателей в поселке со временем наладился. По возвращении с работы из Рязани женщина поливает свой земельный участок и передает еду волонтерам.

– Мы не были здесь день, бросились срочно поливать наш участок. На нем мы выращиваем овощи, ягоды, хотя и земля тут плохая. Здесь замечательные места, мы просто отдыхаем душой, поэтому для нас сейчас этот пожар – большая трагедия. Сейчас на реке делают временную переправу, но мы боимся, что все так и останется, реку засыпали щебенкой, мы боимся, что ее загубят. Вернется ли она в первозданный вид? Мы переживаем, помогут ли нам органы рязанского управления восстановить экологию, мы в этом не уверены, – говорит Егорова.

В 2010 году лес Рязанской области горел с большей силой, тогда огонь охватил как минимум пять населенных пунктов. Евгений Рыбаков участвовал в тушении рязанских лесных пожаров 12 лет назад. Именно из таких волонтеров сформировали зимой 2010–2011 годов Экологический рязанский альянс. Основным направлением работы ЭРА стало восстановление сгоревших лесов.

– Тогда было много очагов возгорания повсюду, не знали, куда бежать и как спасать поселки. В итоге не спасли. Тогда торфяники горели, а сейчас горельники. По площадям, тогда, конечно, было больше, – вспоминает Рыбаков.

– Сейчас пожар действует по горельникам 2010 года, там, где лес погиб 12 лет назад, – рассказывает Григорий Куксин. – Из непроходимых завалов мертвой древесины пророс молодой хвойный лес, поэтому он горит верховым огнем и подогревается горящими бревнами мертвой древесины. Положительные сдвиги по сравнению с 2010 годом есть, это сдвиги в реагировании. Большая заслуга лесников в том, что пожары были потушены на ранних стадиях с весны, сейчас мы тушим новые пожары. В 2010 году все начало гореть в мае, но никто не обращал на это внимания. В Москве дым есть, но не в той концентрации, как было тогда. Пожар развивается, растет по площади, быстро его не получится победить, скорее всего, еще неделю он будет гореть, пока не пойдут устойчивые дожди, – говорит Куксин.

Он считает, что в целях предупреждения возгорания необходимо было разобрать завалы, оставшиеся после пожара 2010 года, а также провести обводнение территорий, осушенных в советские времена. Эти же рекомендации, по его мнению, применимы в качестве предотвращения возможных лесных пожаров в будущем.

Представитель «Гринписа» опасается, что функции по тушению лесных пожаров передадут в ведение МЧС. По его словам, в случае перехода полномочий ситуация изменится в худшую сторону.

– Это будет большой ошибкой. Городские пожарные не понимают технологий тушения лесных пожаров, точно так же, как лесники не знают техник тушения торговых центров. Разумнее было бы увеличить финансирование лесной охраны, развивать ведомство, предоставить ресурсы, а не передавать их полномочия в МЧС.

 

Николай СЕМИСОТОВ

stmreazan.ru

Другие материалы номера