Опасное движение




Об основных направлениях денежно-кредитной политики ЦБ РФ в 2023–2025 гг.

1. Согласно основным направлениям денежно-кредитной политики (ДКП), задача ЦБ на перспективу ближайших трех лет – создать условия для успешной трансформации экономики России в новых условиях. ЦБ отмечает, что  свой вклад в трансформацию экономики он будет вносить через обеспечение ценовой стабильности, а таргетирование инфляции является лучшим для этого способом. То есть цель ДКП не меняется – постоянно поддерживать годовую инфляцию вблизи 4%.

Все по-старому! С удивительной настойчивостью, может, чисто умозрительно, ЦБ борется с инфляцией. Ради сдерживания инфляции он в марте 2022 года повышал ключевую ставку до 20%. Потом был период поэтапного снижения ключевой ставки, а 28 октября 2022 г. ЦБ оставил неизменной ключевую ставку на уровне 7,5%.

И это при том, что, по данным самого ЦБ, текущие темпы роста потребительских цен остаются пониженными, годовая инфляция замедляется, а в ближайшие месяцы из-за снижения потребительского спроса будут действовать дезинфляционные факторы. При этом на динамику цен в перспективе, по мнению ЦБ, может повлиять частичная мобилизация, и через какое-то время скажутся  проинфляционные факторы.

То есть сейчас инфляция замедлилась, и теоретически можно было бы ставку снизить, но ЦБ решил ее не снижать, оставить – 7,5 %.  При том, что рентабельность у промышленных предприятий в РФ на уровне 5%. Значит, предприятия реального сектора не могут рассчитывать на получение необходимых для развития финансовых ресурсов, если правительство не субсидирует соответствующие программы. Однако ресурсов у правительства на все не хватит. То есть опять сегмент малого и среднего бизнеса (МСП), который не попадает под программу льготного кредитования, останется без поддержки и доступных кредитов. А это сокращение занятости миллионов тружеников.

Иначе бы, наоборот, для преодоления негативных последствий на рынке труда следует быстрее стимулировать автоматизацию и роботизацию на предприятиях, наращивать собственное производство. А для этого нужно дешевое кредитование для капвложений. Тогда и инфляционного давления не будет, и экономика станет расти. Но нет, не будет дешевых кредитов, ведь ЦБ не отвечает за экономический рост!

2. В экономике РФ перестал работать принцип «мирного» времени, предполагающий, что снижение ключевой ставки делает кредиты доступнее. Теперь положение и в экономике, и у конкретных заемщиков настолько неопределенное, что банки закладывают возросшие риски в стоимость займов вне зависимости от решений, принимаемых ЦБ. Средние ставки по потребительским кредитам в 20 крупнейших банках РФ растут, начиная с середины сентября, и к ноябрю – они все на уровне 20% годовых, несмотря на продемонстрирование снижения ЦБ (данные обзора «Финуслуг» Московской биржи). Создается как бы двухуровневая система кредитования – кредитование по льготным ставкам в рамках господдержки, и для всех остальных – на рыночных принципах.

Как же тогда стимулировать экономическую активность, если доступность кредитования не гарантирована даже при снижении ключевой ставки? Экспертами предлагаются разные способы, например, сделать определенную «страховку-бронь» для конкретного вида заемщика, чтобы банки не видели высоких рисков невыплат по займам для такой категории заемщиков. Но это все больше усложняет процесс и повышает риск коррупционности.

А может быть, обратиться к советскому опыту. В СССР была построена двухконтурная денежная система. Безналичные и наличные деньги были взаимно неконвертируемыми. Безналичные деньги обеспечивали функционирование строительства, промышленности, сельского хозяйства независимо от рыночного спроса-предложения.  Наличные деньги обеспечивали рыночные операции.

Причем безналичные деньги бесполезно было красть, потому что их нельзя реализовать на рынке, ими нельзя дать взятку. Эти расчетные цифры можно было использовать только для обеспечения экономических операций между предприятиями.

Из-за того, что промышленный (безналичный) и рыночный (наличный) денежные контуры были изолированы друг от друга, страна могла инвестировать в собственное развитие столько безналичных денег, сколько нужно и насколько позволяли физические возможности. Безналичные деньги просто вливались в экономику и изымались из экономики, когда необходимость в них пропадала. При этом никакой инфляции, никакого роста цен не могло быть в принципе, потому что безналичные деньги не могли перетечь в рыночный контур. Может быть, это решение для нас в настоящее время, когда нужно обеспечить рывок в развитии промышленности?!

3. Одним из главных факторов усиления инфляции ЦБ видит потребительский спрос. Населению банк помогать не стремится, а вот госкомпании готов поддержать всем, чем может.

В 2021 г. ЦБ выпустил в обращение 1 трлн руб. на поддержку 7 банков, пострадавших от оттока капитала, а в 2022 г стал списывать замороженную валюту с баланса ФНБ. Только за июнь и июль 2022 г. ФНБ потерял 1,6 млрд евро, 166 млн фунтов стерлингов и 27,5 млрд йен, а взамен в июне 2022 г. ЦБ РФ напечатал 630 млрд рублей. Часть средств направили на финансирование дефицита федерального бюджета, а остальные 340 млрд руб получили госкомпании. В том числе госкорпорация «Дом РФ» – 50 млрд руб., РЖД –250 млрд руб.; Газпромбанк – 50 млрд руб., «Аэрофлот» – 52,5 млрд руб.  На докапитализацию Государственной транспортно-лизинговой компании предоставили 58,3 млрд. руб. (ист.: https://rosnadzor.com/ 2022/ 09/12/).

Таким образом, ЦБ влил деньги в экономику и  создал условия для инфляции, а затем с ней же борется. Возникает вопрос: «Можно ли бороться с инфляцией и одновременно ее провоцировать? Ответ: «Да, если это надо избранным». И малый бизнес доступа к дешевому капиталу не получил.

ЦБ всячески тормозит повышение внутреннего спроса и сдерживает рост денежной массы. Коэффициент монетизации в РФ в разы меньше, чем в развитых странах, и находится на уровне 50%.

4. Со сдерживанием роста денежной массы руководство ЦБ связывает и приостановку закупки золота у наших золотодобытчиков. «…На текущий момент покупка золота нецелесообразна в силу того, что это создаст дополнительный импульс к росту денежной массы» (ист.: зампредседателя ЦБ РФ А. Заботкин. Октябрь 2022 г., Banki.ru).

По рекомендациям МВФ, в развивающихся странах в структуре международных резервов золото должно составлять порядка 20%, а остальное – только в иностранной валюте или иностранных госбумагах.  Наш ЦБ  всегда указания МВФ выполнял. На 1 января 2022 г. в структуре ЗВР составляло 21,5% (в Германии – 70%, США – 75%, в Италии – 67% и т.д.)

Неудивительно, что методички МВФ до сих пор в ходу у нашего ЦБ и Минфина, ведь представителем РФ в Совете управляющих (высший орган МВФ) является наш министр финансов, его заместителем – глава ЦБ РФ.

Спрашивается, зачем же России в современных геополитических условиях тесно сотрудничать с МВФ – в одном из специализированных международных учреждений ООН со штаб-квартирой в Вашингтоне?! На сегодняшний день сотрудничество России с МВФ сводится к оказанию консультативной деятельности фондом, а сейчас это становится неактуальным. Зачем нам платить взносы и продолжать взаимодействие России с МВФ?

5. В ДКП отражается, что ЦБ будет и дальше следовать стратегии плавающего валютного курса. Курс рубля определяется преимущественно спросом и предложением экспортеров и импортеров на валютном рынке. Но ведь «болтанка курса» привела к резкому падению инвестиционной и инновационной активности, т.к. ничего невозможно прогнозировать. Обогатились только манипуляторы на финансовом рынке.

Если ЦБ не регулирует курс, его регулируют валютные спекулянты.

6. В Основных направлениях ДКП провозглашено, что  ЦБ не видит «весомых причин» для сохранения масштабных ограничений на движение капитала, возможно, лишь продолжит постепенное смягчение! По мнению руководства ЦБ ограничения на мобильность капитала значительно осложняют текущую экономическую деятельность, могут ухудшить инвестиционный климат, а также препятствовать получению выгод открытой экономики в будущем. Но мы уже получили выгоды от открытой экономики!

Отток капитала из России в 2022 г., по прогнозу самого ЦБ, составит 251 млрд долларов. Это практически четверть от общей суммы вывода капитала за последние 20 лет. ЦБ  отмечает, что отток капитала учитывает разные операции, которые прямым оттоком не являются. Но в нынешних условиях эта огромная сумма образуется в основном из-за разрешения экспортерам не только не продавать в обязательном порядке валютную выручку, но и оставлять ее на счетах в зарубежных банках. Это – неприток капитала за проданные товары. Как бы приглашает недругов: Замораживайте дальше наши деньги!

Одна из причин смягчения валютного регулирования – положительный торговый баланс в РФ, сальдо за январь-сентябрь 2022 составило $251 млрд. Валютный навес сподвигнул ЦБ снизить валютные ограничения и отменить требования по обязательной продаже валютной выручки нашими экспортерами. Возникает вопрос: «Что, России деньги не нужны!? Бедных стало меньше!? Импортозамещение на деле, а не на словах, уже осуществили и отечественные самолеты, станки, машины, компьютеры и т.д. производим в нужных количествах и требуемого качества?!» Эти вопросы можно продолжать.

Нет, валютная выручка стране очень нужна. Только ею надо грамотно пользоваться. Например, возможно, совместно с Минпромторгом, Минэкономразвития и т.п. принять общее решение и пересмотреть подходы к внешнеэкономической деятельности. Зачем ее в таких объемах вести, чтобы потом выводить из страны средства и создавать условия для их заморозки?!

Может быть, целесообразно осуществлять экспорт наших ресурсов только в обмен на импорт необходимых нам товаров. Работать надо над этим вопросом, а не просто вновь разрешить уводить деньги из страны. ЦБ должен стать полноценным государственным институтом, входящим в состав исполнительной ветви власти, а главной его целью должно стать обеспечение экономического развития страны, а не «таргетирование инфляции».

7. В основных направлениях ДКП отражены три сценария развития экономики РФ до 2025 г. Базовый сценарий предполагает возобновление действия механизма бюджетного правила с 2023 г. и предполагает, что российская экономика постепенно адаптируется к новым реалиям за счет образования новых экономических связей, включая развитие параллельного импорта.

Вновь бюджетное правило, параллельный импорт, все это не то, что надо! Нам нужен прорыв в развитии своей промышленности, нужно создавать свое производство. России нужно построить технологический суверенитет и очень быстро, но основные направления ДКП на 2023–2025 гг. не предусматривают создания необходимых условий для этого!

Н.В. КОЛОМЕЙЦЕВ

Другие материалы номера