…так похож на хозактив

Под тревожные сводки с фронтов специальной военной операции, под уверения, что мы закрепились на левом берегу Днепра и еще будем наступать под Херсоном, ждал честных сообщений о делах на культурном фронте. Увы…

Пространный доклад министра культуры Ольги Любимовой на Охотном Ряду с докладом в рамках «Правительственного часа» вызвал полное разочарование. Словно в застойные годы шел отчет о клубах, библиотеках и стипендиях молодым: «На сегодня по всей стране построено, реконструировано и капитально отремонтировано уже 1089 домов культуры. Свыше двух миллионов человек получили новые условия. А к 2025 году в стране появится 1652 новых и обновленных дома культуры». Ну да, пока есть финансирование – идет рутинная работа, как всегда. А восемь месяцев событий, которые потрясли Россию и мир, не внесли никаких коррективов, не требуют от министерства и законодателей новых решений? Ну, и жизнь в тылу ставит новые больные вопросы.
Так, главу Минкульта четко спросили, на сколько вырастет зарплата работников культуры в 2023 году с учетом прогнозируемой инфляции в 12,5%. И хотя спикер Володин, казалось бы, не оставил министру места для маневра, заметив с нажимом, что «по зарплатам все коллеги хотят услышать», министр оказалась совершенно не готовой, промямлила незнамо что: «По зарплатам еще одна большая проблема, конечно, она в меньшей степени существует в федеральных объектах, но и вообще ситуация по зарплатам одна из самых сложных, также пока… По зарплатам, я думаю, что насколько вырастет по зарплатам, конечно, мне трудно сейчас судить, потому что нам предстоит отдельно с регионами проговаривать». А что же не проговорила важнейший вопрос перед «Правительственным часом»?

Вообще, хочу заметить, что невыразительный «Правительственный час» был предопределен невысоким уровнем некоторых вопросов в высоком собрании. Многое свелось к частностям, территориальным проблемкам, личным благодарностям за выполненные депутатские просьбы. А перепалку по поводу сохранения памятников Ленину – вообще не понял. Депутат от КПРФ из Саратовской области Ольга Алимова посетовала: мол, не только на Украине бандеровцы и прочие экстремисты памятники красноармейцам, Ленину и Пушкину демонтируют, у нас под боком, на ее малой родине, разрушили памятник времен ВОВ «под видом реконструкции». Отвечая Алимовой, Ольга Любимова заверила, что по упомянутому объекту ведомство готово подключиться и выделить средства на спасение монумента. (О, решена просто всероссийская проблема!). «Как только погодные условия позволят», – добавил спикер Думы и вдруг неожиданно высказался в защиту скульптур основателя СССР. К тому же Володин предложил депутатам не перегружать Минкульт лишними задачами и «взять шефство над памятниками Ленину в регионах». Он подчеркнул, что «Единая Россия» – партия, оппонирующая идеологии КПРФ, но отнюдь не в вопросах сохранения памяти о Владимире Ильиче. Может, кому-то известно о внутренних межфракционных распрях, но для непосвященных прозвучало смешно: так давайте все обязанности Минкульта на депутатов возложим – по регионам. Анекдот какой-то!

Самый больной вопрос – недопустимое снижение финансирование культуры, вдвойне резкое, поскольку дорожает все – от строительных материалов до оборудования. Но даже в физическом объеме расходы сокращаются. Об этом прямо сказал Сергей Шаргунов: «По информации моих коллег, затраты на культуру к 2025 году предложено урезать на 16,5 процента относительно расходов 2022 года».  В реальности выйдет на все 50%! Но этот посыл остался без уточнения – «по информации коллег», а по данным министра? Тайна…

Не мудрено, что острые вопросы – сглаживались, оставались без ответа, а все свелось к цифири и бесспорным частностям: «Мы запишем 80 концертов». Каких концертов и произведений? Мы, конечно, не ждем «Седьмой симфонии» Шостаковича или песни «Темная ночь», но идет, скажем, напор авторских песен о горячих и трагических событиях. Министерство в силах провести песенный конкурс, отобрать лучшее, заказать профессиональные аранжировки, привлечь хороших исполнителей, снять выразительные клипы? Такой поддержки нет! В реальности, наоборот, творится невообразимое. В Сети появилось письмо поэтов, чьи сборники стихов о Донбассе не допущены на стенд очередной книжной выставки в Гостином дворе. Я не поверил глазам, написал в оргкомитет: «Коллеги! Прочитал в Сети, что в этом году издательство «Питер» собиралось презентовать на ярмарке сборники современных российских поэтов Анны Ревякиной, Ольги Старушко и Игоря Караулова. Однако экспертный совет non/fictio№24 решил иначе. Им отказали, книги оказались под непонятной цензурой. Кто конкретно против и почему?».

Ответа – нет. Конечно, нет ответов и по гигантским накопившимся проблемам в сфере культуры, потому что обсуждение доклада Ольги Любимовой прошло, честно говоря, бездарно, если пользоваться краткими критическими оценками. Все злободневное, истинно важное – тонуло в обтекаемых ответах. Когда была затронута тема работы агитбригад в прифронтовой зоне, ответ просто убил: «Работа с агитбригадами сформирована в полном объеме. Мы просчитываем вместе с Министерством обороны все возможности участия творческих деятелей: где-то приедут три человека, а где-то – 150, где-то надо помочь в реабилитации бойцов, а где-то деятели культуры выступают практически на новых территориях», – рассказала министр. Только «просчитываем» на девятом месяце и никак не родим?

Обернемся на опыт Великой Отечественной. Уже 23 июня 1941 года был составлен план производства фильмов, и на фронт отправилась первая группа кинодокументалистов, чтобы 8 июля в «Союзкиножурнале» №63 появились военные съемки. 250 кинооператоров побывали на месте сражений, из них почти 50 человек погибли на передовой. В 1942 году на экраны вышел масштабный документальный фильм «Разгром немецких войск под Москвой». Авторами фильма стали Илья Копалин и Леонид Варламов. Они обработали и смонтировали в единую картину съемки 15 фронтовых операторов. В своих воспоминаниях И. Копалин рассказывал, что работали над фильмом сутками, в суровые декабрьские дни – в нетопленных монтажных. Этот труд был высоко оценен правительством Советского Союза, авторы получили Сталинскую премию. В США фильм показали в 1943 году под названием «Москва наносит ответный удар». Уникальная документальная история о трагедии и героизме советского народа не оставила равнодушной Американскую киноакадемию: впервые русские документалисты удостоились «Оскара».

Карен Шахназаров отчасти справедливо заметил на ток-шоу, что в фильмах военных лет больше агитации и пропаганды – глубокое художественное осмысление пришло позже, но «это не значит, что мы не должны снимать такие фильмы, как «Два бойца», – добавил режиссер. Да, не значит, а ведь не снимаем… К тому же первый полнометражный фильм «Секретарь райкома» Ивана Пырьева был снят сверхоперативно в 1942 году, он рассказывает о героизме партизанского отряда (в английском прокате – «Мы еще вернемся» / «We Will Come Back»). Позже он был отреставрирован, и до сих пор появляется на телеэкранах. Где хоть подобие этого? Специально делаю акцент на кино, потому что Ольга Любимова пришла на высокий пост именно из этого департамента. Но мы не видим за восемь месяцев подобных свершений на экранах, зато услышали сплошную цифирь, как на партхозактиве.

Киноактриса и заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия – За правду» Елена Драпеко в своем выступлении, отметив хорошую работу Министерства и обновление аппарата ведомства (?), робко обратилась к развитию законопроектной деятельности в сфере культуры и призвала вернуться к разработке законов о культуре, о ввозе и вывозе культурных ценностей. Хочу добавить, что давно покрылся плесенью отложенный закон о творческих союзах, а проект «Основы ‎государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей» был неудачно разработан министерством, атакован сонмом театральных и кинодеятелей и после истерии в СМИ, под напором защиты прав так называемых «свободных художников» (особенно старался Александр Калягин) 14 февраля, накануне объявления СВО – был отложен сдавшимся министерством!

А ведь секретариат Союза писателей направлял министру культуры и разработчикам документа письмо-поддержку. Однако, вцепившись в частности, противники проекта поставили под удар саму суть документа – духовно-нравственное начало. И я публично критиковал проект за то, что в обширном документе не было ни слова о государственной поддержке литературы и чтения, но главное – при упоминании о бесспорно необходимом государственном заказе, не были прописаны механизмы его формирования и контроля со стороны общества, традиционных творческих союзов. Однако министерство – сдалось в принципе, выплеснув вместе с водой самого ребенка. И вдруг в день бюрократического отчета Любимовой как раз 9 февраля президент Владимир Путин утверждает основы государственной политики «по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Указ об этом был опубликован на портале правовой информации, но никак не отражен на высоком заседании: а что же будет делать Минкульт по его реализации?! Какая-то странная, недопустимая в нынешних условиях разбалансированность и несогласованность действий властных структур.

Главным достижением Минкульта Ольга Любимова, судя по патетическим нотам, посчитала то, что «ни один директор ни одного театра не уехал, ни один директор ни одного музея не уехал. И точно так же они бились, оберегали свои коллективы».

Дожили…

Александр БОБРОВ