Под Москвой фашисты ощутили: Стынет душа




Главной целью, которую ставил Гитлер перед своими войсками, был разгром Красной Армии и захват Москвы. 30 сентября – 2 октября 1941 г. группа армий «Центр» развернула операцию «Тайфун». В группу армии входили: 3 полевые армии и 3 танковые группы. Всего на московском направлении было – 77,5 дивизий, в том числе 14 танковых, 8 моторизированных, что составляло 38% пехотных, 64 % танковых и моторизированных дивизий противника, действовавших на всем Советско – германском фронте. Но первая попытка фашистов и их сателлитов захватить нашу столицу провалилась. Начальник генерального штаба Ф. Гальдер писал: «Сведения с фронтов показывают, что русские всюду сражаются до последнего человека…». И это была правда.

В ходе нового броска на Москву Гитлер не сомневался в успехе. После неудавшегося разрушения Москвы с воздуха немцы планировали захватить нашу столицу сухопутными войсками. Группа армии «Центр» была доведена до двух миллионов человек. Здесь враг сконцентрировал до 3/4 всех танков, почти треть артиллерии и половину самолетов. На двух главных направлениях немцы превосходили наши войска в 5–8 раз. 3-я и 4-я танковые группы под командованием генерала Рейнгарда и Хапнера наступали на Москву с северо-запада, а 2-я генерала Гудериана – на Тулу с юго-запада с целью замкнуть кольцо окружения. Армия генерал-фельдмаршала Клюге должна была ворваться в столицу с запада.

16 ноября началось наступление немцев на флангах, а 19-го в центре Западного фронта – в полосе 5-й армии. В конце ноября враг прорвался в район Крюково и Красной поляны, приблизился к Москве на выстрел дальнобойного орудия. Но 2-я танковая армия Гудериана не смогла прорваться в Тулу. 3-я танковая группа стремилась перерезать железнодорожные коммуникации и соединиться с 4-й танковой группой, которая наступала вдоль Ленинградского и Волоколамского шоссе на Крюково, Нахабино, Химки; бои шли в 25–30 км от окраин столицы. Гитлер в своем приказе писал: «…Учитывая важность назревающих событий, особенно зиму, плохое материальное обеспечение армии, приказываю в ближайшее время любой ценой разделаться со столицей Москвой». Перед штурмом нашей столицы в обращении к фашистским солдатам и офицерам сказано: «…Солдаты! Перед вами Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед Вами, вы прошагали по улицам лучших городов. Вам осталась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по ее площадям. Москва – это конец войны. Москва – это отдых. Вперед!».

1 декабря 1941 г. фон Бок сообщил Гальдеру, что его обескровленные войска неспособны атаковать русских. 7-ю танковую дивизию стремительным ударом отбросили за канал стрелковые бригады добровольцев из дальневосточных дивизий и моряки Тихоокеанского флота. Они входили в состав 1-й ударной армии под командованием генерала В. Кузнецова. Моряки защищали отведенные участки территории не только у воды, но и на разных участках фронта, понимая, что фашистские орды рвутся к Москве. Враг направил силы, чтобы захватить город до наступления зимы, ибо зима не сулила ему ничего хорошего. Это была одна из тяжелых битв, которые испытал наш народ. Решался вопрос быть или не быть не только столице, но и первому государству рабочих и крестьян. Гитлеровские генералы внушали уверенность в победе своим солдатам и офицерам.

К началу Московской битвы обстановка для Красной Армии сложилась чрезвычайно сложной и напряженной, что глубоко волновало не только руководство государством и командование, но и всю страну. Но народ верил партии во главе с И. Сталиным и выражал защитникам столицы искреннюю признательность за их героические усилия в борьбе с фашистами. В письме к жене ефрейтор Шилля 5 декабря 1941 г. пишет: «…За последние четырнадцать дней у нас почти такие же потери, как за все первые четырнадцать недель наступления…». Из письма фашиста Ларпта: «…Наша рота потеряла сто двадцать человек. Каждый из нас, оставшихся в живых, стоит одной ногой в могиле…». Фашисты до последнего надеялись на успех и стремились захватить Москву, уничтожить ее жителей, но дух советского бойца был высок. Немцы и их сателиты вскоре почувствовали силу советского оружия и крепкий дух защитников столицы. О шоковом состоянии фашистских солдат в эти дни можно судить по письмам немецких солдат. 6 декабря 1941 г. солдат А. Фортгеймер писал жене: «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступление. Каждый час приносит страшные для нас вещи. Холодно так, что стынет душа. Умоляю тебя – перестань писать мне о шелке и резиновых ботиках, которые я должен был привезти тебе из Москвы. Пойми – я погибаю, я умру, я это чувствую».

Подобных писем было все больше и больше. Так, немецкий завоеватель Шахнер писал: «Идут суровые бои, русские беспрестанно атакуют нас… Противник упорен и ожесточен. У русских много оружия. Выработали они его невероятное количество. Народ здесь сражается фанатически, не останавливаясь ни перед чем, лишь бы уничтожить нас». Из показаний пленного офицера Планге: «Нападая на Россию, Гитлер не учел многих обстоятельств, и, прежде всего, он не рассчитывал на такое сопротивление русских, не предвидел затяжной войны и борьбы партизан в тылу немецкой армии». Наш народ ненавидел завоевателей, истреблял их всеми доступными ему методами. Так было, так должно быть всегда.

В ходе совещания в штабе армий «Центр» Гитлер осенью 1941 г. говорил, что город Москва в процессе этой операции должен быть окружен так, «чтобы ни один русский солдат, ни один житель – будь то мужчина, женщина или ребенок не мог его покинуть. Всякую попытку выхода подавлять силой». Для этого немцы сосредоточили против нашего правого фланга, на Клинско – Солнечногорско – Дмитровском направлении, третью и четвертую группы генералов Гота и Хюпнера в составе 12 дивизий; против левого фланга, на Тульско – Каширско – Рязанском направлении, – 2-ю бронетанковую армию генерала Гудериана в составе 6 дивизий. Против них стояли 6 корпусов и 2 дивизии. Однако народ и защитники столицы не пали духом.

Высокий моральный подъем нашего народа был важнейшей составляющей нашей Победы над врагом. В тоже время руководство страны понимало, что есть немало трудностей. В беседе с А. Гарриманом, возглавлявшим делегацию США на московском совещании представителей СССР, США и Англии 29 сентября – 1 октября 1941 г. И. Сталин сказал: «Мы знаем – народ не хочет сражаться за мировую революцию; не будет он сражаться и за советскую власть… Может быть, будет сражаться за Россию». Эту мысль Иосиф Виссарионович сказал в речи перед участниками парада на Красной площади 7 ноября 1941 г. в таком смысле: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осеняет вас победоносное Знамя великого Ленина!». И красноармейцы, краснофлотцы, офицеры, ополченцы шли в бой под Красным Знаменем с изображением В.И. Ленина. А теперь находятся люди, которые поганят имя Владимира Ильича Ленина. Пора опомниться господа, бывшие носители партийных билетов.

Бывший командующий фронтом, советский полководец Маршал Советского Союза Г.К. Жуков отмечал: «Нет! Не дождь и не снег остановили фашистские войска под Москвой. Более чем миллионная группировка отборных гитлеровских войск разбилась о железную стойкость, мужество и героизм советских войск, за спиной которых был народ, столица, Родина…». В те тяжелые дни на Московском направлении войсками командовали видные военачальники: С.К. Тимошенко, Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, Л.А. Говоров, А.П. Белобородов, М.Е. Катуков, И.В. Болдин, Л.М. Доватор, И.В. Панфилов, И.А. Плиев; морскими стрелковыми бригадами: командовали И.М. Чистяков, А.А. Муравьев, К.Д. Сухиашвили, Я.П. Безверхов, В.М. Рогов и др. Фашистский офицер Грюндер, захваченный в плен в бою под Москвой, говорил: «…Русские солдаты совершенно загадочны в своей силе и сверхчеловеческой самоотверженности…». Однако были и другие мнения. Так, эсэсовец Ксиман в письме жене, 3 декабря 1941 г. писал: «…В настоящее время мы находимся в 30 километрах от Москвы. Можно видеть издалека некоторые башни Кремля. Скоро кольцо сомкнется, тогда мы займем роскошные зимние квартиры, и я пришлю тебе такие московские подарки, что тетя Мина лопнет от зависти». А эсэсовца Х. Хельцеара близким: «…Когда вы получите это письмо, русские будут разбиты, мы будем уже в Москве, промаршируем по Красной площади. Мне и во сне не снилось, что я увижу столько стран». Но эта  радость вскоре закончилась.

Оборону Москвы И. Сталин возложил на Западный фронт. В войсках сражались 400 (четыреста) тысяч коммунистов-ленинцев. Почти полмиллиона москвичей вышли на строительство оборонительных рубежей. Они опоясали столицу противотанковыми рвами, проволочными заграждениями, окопами, надолбами, дотами и дзотами. В обороне города были рабочие, служащие, интеллигенция, речники, спасатели и другие патриоты. Сталин говорил: «В короткий срок Красная Армия нанесла немецко-фашистским войскам один за другим удары под Ростовом, на Дону и под Тихвином, в Крыму и под Москвой. В ожесточенных боях под Москвой она разбила немецко-фашистские войска, угрожавшие окружением советской столицы». Как писал один из поэтов:

«За страну советскую

Бей зверье немецкое,

Бей штыком, гранатой бей,

Бей, чем можешь, но убей!».

5–6 декабря 1941 г. началось контрнаступление советских войск под Москвой. Впереди еще были тяжелые, кровопролитные сражения, а «Тайфун» иссяк, так и не набрав полной силы, на которую рассчитывали фашисты. Московская битва, как и вся  война 1941–1945 гг., была тяжелейшим испытанием, явилась главным событием 1941 г., принесла огромные жертвы, разрушения, горе и страдания нашему народу. В ходе наступления наших войск с 6-го по 10-е декабря Красной Армией освобождены от фашистов свыше 400 населенных пунктов. Войсками Западного фронта гитлеровцы отброшены от Москвы. 20 января наши войска освободили Можайск, а 22-го – станцию Уваровка – последний крупный опорный пункт противника на территории Московской области. В ходе битвы захвачено много оружия и фашистской военной техники. По этому поводу начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Гальдер писал: «Разбит миф о непобедимости немецкой армии. Поэтому, 6 декабря 1941 г. можно считать поворотным моментом, причем одним из самых роковых моментов в краткой истории Третьего рейха». Москва открыла счет Побед. Адольф Гитлер был взбешен неудачами на фронтах. Он сместил с постов командующих группами армий «Север», «Центр» и «Юг» фельдмаршалов Лееба, Бока, Рунштедта. Многие офицеры были сняты с должностей и отданы под суд.

В конце 1941 г. мир узнал, что есть силы, которые фашистам не одолеть. Это были успехи всего нашего Советского народа, нашей Красной Армии, флота, войск НКВД, партизан, подпольщиков, ополченцев, коммунистов и комсомольцев, тружеников тыла. За годы войны труженики Москвы дали фронту 16 тысяч боевых самолетов, 72 тысячи минометов, 3745 реактивных установок «Катюша», 3,5 миллиона автоматов, другой техники и вооружения. 40 частей и соединений Красной Армии стали гвардейскими, 36 тысяч бойцов и командиров отмечены боевыми наградами, около 180 из них удостоены звания Героя Советского Союза. Свыше 1 миллиона защитников столицы награждены медалью «За оборону Москвы».

Большой вклад в разгром фашистов под Москвой внесли советские морские пехотинцы, которых фашисты панически боялись, называя «черной смертью». Они стойко и мужественно сражались на всех участках фронта. Черные бушлаты на белом снегу Подмосковья наводили ужас на фашистов, придавали уверенность, что победа будет за нами. Победа над врагом означала главенство наших социалистических идей, которые сильнее человеконенавистнической идеологии нацистов. В наши дни особую озабоченность ветеранов войны и труда вызывает стремление отдельных идеологов-западников, их покровителей в Европе и США сравнять коммунизм с фашизмом, исключить из итогов нашей Победы одну из главных ее составляющих. Чтобы нам выжить в этом неспокойном мире надо объединить нашу великую родину СССР-Россию. Без этого спокойно жить не дадут.

Внутренние и внешние враги наших народов, фальсификаторы истории и социализма делали и делают все для охаивания социалистических завоеваний нашего прошлого. Они идут на любые ухищрения, развязывают вооруженные конфликты и войны дабы не допустить возврата к социализму и братской дружбе, прежде всего, славянских народов и народов бывшего Союза. Почитаемый многими политиками и учеными в России Генри Киссинджер – бывший Государственный секретарь США с 1973 по 1977 г., лауреат Нобелевской премии мира (1973 г.). В 2002 г. возглавлявший список 100 ведущих интеллектуалов мира, член Трехсторонней комиссии, руководитель «Бнай Брит», сказал: «Распад Советского Союза – это, безусловно, важнейшее событие современности, и администрация Буша (старшего) проявила в своем подходе в этой проблеме поразительное искусство… Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее в единое, крепкое, централизованное государство». Надо четко понимать, что для России есть два (на наш взгляд) важнейших вопроса: 1. Сохранение территориальной целостности, в пределах бывшего СССР; 2. Дружба наших народов – национальный вопрос. Никогда, ни при каких обстоятельствах эти направления не следует обострять, иначе трагедия 1991 г. повторится. В вопросах проблемы, связанной с Украиной, надо найти взаимопонимание, и решать вопросы путем мирных переговоров. Хватит братским народам калечить друг друга. У наших народов хватает врагов не только в Европе, но и мире. Разгром фашистов под Москвой – подвиг всего нашего народа, который подтвердил: когда наши народы едины, то непобедимы. Так было, так должно быть всегда.

 

В.А. ПОПОВИЧ, профессор

член Президиума ЦС РУСО

27 ноября 2022г.

Другие материалы номера

Приложение к номеру