Санкционная война – что делать?




Представитель Европейской комиссии (ЕК) Кристиан Виганд в конце октября заявил, что в Европейском союзе заморожены российские активы на общую суммы 17,4 млрд евро 1350 лиц и организаций. А в ноябре издание Politico со ссылкой на внутренний документ ЕС сообщило, что страны Евросоюза заморозили российских активов в общей сложности на 68 млрд евро. Издание упомянуло, что 50 млрд евро заморожено в Бельгии, еще 5,5 млрд евро – в Люксембурге. Вместе с Италией, Германией, Ирландией, Австрией и Францией на эти страны приходится 90% всех замороженных Евросоюзом российских активов. Суммарные оценки величины замороженных активов российского происхождения варьируют в диапазоне от 350 до 400 млрд долл.

С некоторым временным лагом заморозки иностранных активов стала проводить и Россия. Общая величина заблокированных в России активов нерезидентов неизвестна. Сведения очень фрагментарны и противоречивы. Так, в мае спикер Госдумы Вячеслав Володин сообщил в своем телеграм-канале, что ЦБ в ответ на заморозку российских активов на Западе заблокировал на территории России средства иностранных инвесторов на сумму порядка 500 млрд долл. В июле президент Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев заявил, что в России заморозили активы нерезидентов в акциях и облигациях на общую сумму 312 млрд долл.

Процесс заморозок с обеих сторон, судя по отдельным сообщениям СМИ, продолжается. У некоторых чиновников с обеих сторон время от времени возникают мысли: а не пора ли прекратить заморозки, которые наносят ущербы и коллективному Западу, и Российской Федерации? Может быть, стоит объявить перемирие, зафиксировав объемы замороженных активов, и начать обмен такими активами?

С российской стороны такое предложение, в частности, прозвучало в августе. Оно было изложено в документе Банка России «Финансовый рынок: новые задачи в современных условиях» Там, в частности, говорится: «Банк России рассматривает различные подходы к работе с заблокированными активами российских резидентов и обязательствами перед резидентами недружественных стран. В числе таких подходов – особый учет данных активов и обязательств на балансе самих финансовых организаций, а также выделение данных активов и обязательств в отдельные специальные компании». Авторы документа предлагают, чтобы резиденты РФ, пострадавшие от заморозки активов, объединялись в специальные фонды, чтобы совместно отстаивать свои интересы и расширить возможности для встречного обмена требованиями с резидентами из недружественных стран. Также предлагается, чтобы средства, накопленные на счетах «С» (инвестиционные доходы в виде процентов и дивидендов, причитающиеся иностранцам), использовались для разморозки активов российских резидентов, т.е. для зачета встречных требований: «Регулятор рассматривает возможность использования средств, накапливаемых на счетах типа «С», других специальных счетах в рамках общей работы по разблокированию активов российских резидентов».

Подобные попытки предпринимаются и российскими биржами. Проблема для российских инвесторов, вложившихся в иностранные бумаги, острая: любые операции с такими бумагами были заблокированы с той стороны в зарубежных депозитариях. Многие российские инвесторы пытаются восстановить доступ к иностранным бумагам, тратя ради этого сотни тысяч и даже миллионы долларов на адвокатов и консультантов, но успеха добились лишь единицы. На российской бирже даже началась подготовка к торговле заблокированными иностранными бумагами, разумеется, с фантастическим дисконтом. Есть потенциальные покупатели, которые надеются то ли на окончание санкционной войны, то ли на свои особые способности по разблокировке отдельных иностранных бумаг.

И вот, наконец, на Санкт-Петербургской бирже родилось еще одно возможное решение проблемы. Российская биржа обменяется активами с некоей зарубежной компанией. Последняя получает заблокированные бумаги россиян, которые сможет разморозить, а отдаст акции, которые не хранятся в подпавшем под санкции депозитарии и которыми можно свободно торговать. Запуск такого механизма обмена активами был запланирован СПБ биржей на начало ноября, но по каким-то причинам отложен на более поздний срок.

И вот последняя новость на тему обмена замороженными активами. 25 ноября министр финансов Антон Силуанов в интервью на телеканале «Россия-24» заявил, что его ведомство допускает возможность такого обмена. Министр отметил, что подобный обмен сейчас находится на начальной стадии рассмотрения. По словам Силуанова, сама схема довольно сложная. На первом этапе, по мнению министра, можно было бы сосредоточиться лишь на одной группе активов, а именно евробондах, купленных Минфином и другими российскими инвесторами, и российских облигациях, находящихся в портфелях иностранных инвесторов. «Мы готовы в этом направлении двигаться, но действовать, исходя из тех цен, которые складываются на эти активы. То есть определяем по рынку стоимость еврооблигации, готовы выпускать рублевые облигации и, соответственно, производить такие обмены. Но не всех это сегодня устраивает. Поэтому мы в диалоге находимся, пока окончательное решение еще в процессе рассмотрения», – добавил Силуанов.

Готов ли коллективный Запад обсуждать различные схемы обмена замороженных активов? Подобные предложения звучат со стороны представителей западного бизнеса, которые завязли со своими активами в России, а также со стороны некоторых независимых экспертов, которые опасаются эскалации санкционной войны. Мне пока не известно ни одного случая, чтобы предложения подобного рода выдвигали государственные чиновники с той стороны. У них четкая установка на то, чтобы, во-первых, продолжать процесс заморозки; во-вторых, чтобы как можно быстрее начать конфискацию замороженных российских активов.

Видимо, они рассчитывают, что по итогам санкционной войны (если ее вести до 100-процентных заморозок с каждой стороны) счет будет в их пользу. Согласно такому документу, как «Международная инвестиционная позиция Российской Федерации» (составляемому Банком России), суммарная величина всех иностранных активов (прямые и портфельные инвестиции, займы и кредиты) в российской экономике на начало этого года равнялась 1.166,6 млрд долл. А вот величина российских активов за пределами страны составляла 1.651,5 млрд долл. В эту сумму, кроме накопленных прямых и портфельных инвестиций, займов и кредитов, также включаются резервные активы Российской Федерации (половина из которых, как я отметил выше, заморожена). Российские активы за рубежом были больше иностранных активов в российской экономике примерно в полтора раза, в абсолютном выражении превышение равняется почти в полтриллиона долларов (487,1 млрд долл.). На языке финансистов это превышение называется «чистой инвестиционной позицией». Вот с таким счетом не в пользу России может закончиться увлекательная игра под названием «заморозки активов».

На самом деле счет не в пользу России может быть даже больше. Во-первых, в документе «Международная инвестиционная позиция РФ» российские активы за рубежом недооценены. Приводится цифра лишь тех активов, которые сформировались в результате легального вывоза капитала. А из России утекали большие объемы капитала по серым схемам, которые не нашли своего отражения в официальной статистике Банка России. Во-вторых, Россия не может подвергнуть заморозке все иностранные активы в российской экономике. Часть из них сформирована за счет притока капитала из дружественных государств. Это, по моим оценкам, примерно 10% иностранных активов.

Еще в 2014 году, когда прозвучали первые залпы санкционной войны коллективного Запада против России, я в своих публикациях предупреждал, что при массовой заморозке активов с обеих сторон мы окажемся в чистом проигрыше. На тот момент дисбаланс составлял примерно 1,5 раза (см.: Катасонов В. Экономическая война против России и сталинская индустриализация. М.: Алгоритм, 2014). Предлагалось как можно скорее выровнять международную инвестиционную позицию путем, прежде всего, сокращения российских зарубежных накопленных инвестиций. В том числе путем деофшоризации российской экономики. Увы, это сделано не было, и за 2014–2022 гг. они приросли примерно на 300 млрд долл.

Что ж, выравнивать международную инвестиционную позицию можно и во время войны, хотя намного сложнее. Если исходить из того, что на сегодняшний день в заморозке находится российских активов 350 млрд долл., нетрудно подсчитать, что активы на сумму примерно 1,3 трлн долл. еще пока не заморожены. И их надо выводить из-под санкционных ударов как можно быстрее.

Валентин КАТАСОНОВ

профессор

Другие статьи автора

Другие статьи автора

Другие материалы номера

Приложение к номеру