Нет закону о биометрии!




Избиратели — о новом законопроекте.

Андрей Цыганов, руководитель экспертного совета ОУЗС:

– Нам пытаются рассказать, что власть прислушалась к мнению Церкви, что все поправки уже приняты, что во втором чтении мы увидим совсем другой текст… Но нас в принципе не устраивает такой закон. Не устраивает приравнивание биоидентификации к паспорту гражданина РФ. Также нас волнует вопрос госбезопасности. В ПФЗ есть пункт о том, что работники оборонных, стратегических предприятий не смогут попасть на работу без биометрии. Нас очень волнует сохранность этих данных, особенно военных и детей, – именно с них начнется сбор в ЕБС. Очень страшна возможность объединения базы ЕБС с системой видеонаблюдения и передачей решений о жизни людей машинным алгоритмам (т.н. искусственному интеллекту). Совершенно справедливо говорит наш патриарх: возникают риски полного контроля над человеком. Сейчас технологии изменяются очень быстро. Наши глобальные противники меняют свои концепции, у них есть дроны-убийцы, способные наводиться на жертву с помощью биометрии. Теперь представим, что вся эта информация попадет (а она гарантированно попадет) к противнику… Допустить этого нельзя.

Наталья Касперская, ведущий эксперт России по кибербезопасности, основатель компании InfoWatch:

– Украсть данные биометрии очень просто, это можно сделать даже с отпечатками пальцев в вашем компьютере. В США с 2019 г. растет общественное недоверие к технологиям биометрической идентификации. Причем 75% утечек – это человеческий фактор, сотрудники, имеющие доступ к этим персональным данным. Прежде чем собирать данные россиян в ЕБС, предлагаю организовать конкурс для хакеров с большим призом. Если ни у кого не получится достать данные из системы, можно считать ее относительно защищенной. Из 24 случаев утечки персональных данных из российских органов власти по 18 не было дано никаких комментариев, никто не был наказан. Мы готовы рискнуть биометрическими данными 150 млн граждан России?

Анна Шафран, журналист:

– Почему этот закон опасен и вреден? Когда доступ к биометрическим сведениям имеет огромное число людей, как в данном случае, утечки данных не просто возможны – они неизбежны. Закон очень большой – более 100 страниц. При этом пояснительная записка к документу на трех страницах не соответствовала основному тексту. Почему – большой вопрос.

Мы все хорошо помним кампанию против обязательных QR-кодов для граждан в ковидный период, и очень хорошо, что тогда мы вовремя всё обсудили и остановились. Напомню еще о законе о Едином реестре населения РФ – тогда обсуждение было сжато, и именно в этот момент, в разгар борьбы с ковидом, несмотря на общественный резонанс, мнением граждан манипулировали. Теперь лоббистам не удается так легко управлять волей и мнением людей. Депутаты и сенаторы сегодня обязаны быть выразителями именно воли народа, в противном случае возникает вопрос об их легитимности. Сам президент в недавнем указе отметил, что все важные, общественно значимые инициативы должны публично обсуждаться. Так что пусть авторы этого документа изволят его выполнять. Зачем нужна такая спешка? Что в этом законе такого, что его хотят принять в столь сжатые сроки? Значит, есть лоббисты, которые его двигают. В чьих интересах они работают? Международный Нюрнбергский трибунал признал цифровую идентификацию людей преступлением против человечности. Если мы сегодня не остановим этот закон, завтра будет уже поздно.

Ольга Будина, актриса:

– Сегодня наши герои, наши мужья, отцы, находясь в окопах, за что сражаются? За цифровой мир тотального контроля, который нам пытаются подсунуть? У нас на гражданке сейчас тоже война, как мы видим. Враг сегодня хочет стать неуязвимым, и мы должны найти его ахиллесову пяту. Это гласность, это публичное обсуждение – и мы пользуемся этим правом: родительская общественность, простые люди традиционных взглядов… Мы против того, чтобы нашей жизнью, нашими ПД распоряжались западные сателлиты. Мы не должны играть по их правилам – у нас есть свои правила и законы. Мы уже победили QR-коды, мы победили закон о «профилактике семейно-бытового насилия», и, используя этот опыт, мы должны яростно встать на защиту нашего права оставаться людьми.

Владислав Шафалинов, доктор медицинских наук:

– Искусственного интеллекта, с моей точки зрения, в медицине существовать не может. Есть машинные алгоритмы – более или менее сложные – которые являются просто программами, ничего общего с настоящим «интеллектом» они не имеют. В начале ковидобесия я слышал от своих товарищей сравнения с Китаем в духе «посмотрите, как здорово и быстро они справились с ковидом». На самом деле ничего хуже Китая быть не может – посмотрите, до чего там дошли сейчас в управлении обществом, и поймите, как делать нам нельзя. У нас сегодня предлагают массовое тестирование на грипп, так что ковидная повестка никуда не делась, к сожалению.

Федор Лукьянов, иерей, председатель Патриаршей комиссии по семье:

– Русская православная церковь всегда была обеспокоена положением человека в развивающемся обществе, защитой его прав и свобод. Ключевым, согласно озвученной патриархом Кириллом позиции, является принцип добровольности, недопустимости дискриминации граждан при отказе от обработки ПД. Сейчас существует возможность полного контроля за жизнью людей – за их покупками, перемещениями, личными предпочтениями. Позиция РПЦ однозначна: не отрицая необходимости переписи населения, документов, подтверждающих личность, Церковь считает, что выдача личных документов не должна включать в себя записи об особенностях человеческого организма: сетчатки глаза, рисунка ладоней и т.п. Для всех отказников от биометрической идентификации должны использоваться традиционные альтернативы удостоверения личности. Считаю необходимым поддержать опасения родительского сообщества и выступить за широкое обсуждение этой инициативы всеми представителями общества. Нельзя просто блокировать техпрогресс, но новые технологии должны служить на благо человека.

Александра Машкова-Благих, просемейная общественница:

– Многие в нашем обществе, к сожалению, на сегодня утратили собственное достоинство. Позиция обывателя такова: «о нас и так всё знают те, кому надо, биометрическая идентификация ничего не изменит, может, преступников так будут лучше ловить». Увы, несмотря на многие правильные слова, сегодня общество не осознает рисков тотальной цифровизации, оно уже привыкает жить в этих условиях. Вообще-то прогресс ради прогресса не имеет смысла, нам просто абстрактный «прогресс» не нужен. Нам нужно двигаться вперед только пошагово, взвешивая все риски происходящего, понимая, к чему в итоге может привести та или иная инициатива. В общем-то, у нас сегодня не проведен газ во многих регионах, на Крайнем Севере есть проблемы с дорогами и прочей инфраструктурой, еще борьба с онкологией, освоение космоса… Поборникам новых технологий есть где себя проявить. Почему всё идет именно в сторону оцифровки человека? Самое главное, к чему привели любители оцифровки, – они подняли перед нами вопрос личной и национальной безопасности. Если старая система ломается и мы входим в новый миропорядок, наша задача – поставить вопрос глобально, определять ответственных за нацбезопасность, называть вещи своими именами и принимать решения, выгодные для страны и народа.

Другие материалы номера