«Дурная трава» феодальщины, или Почему мужик уже не смеется




Федот, да не тот

Не так давно в «Отечественных записках» («Советская Россия»), правдиво рассказывающих об СССР и о теперешней России, появилась публикация тридцатилетней давности Ивана Васильева «Мужик уже смеется». Я отчетливо помню и начало 90-х, и как мужик смеялся. Приехал однажды в деревню Красная Москва Пеновского района за материалом для очерка «Две Москвы», заказанного журналом «Российская Федерация сегодня», вижу: мужички, пожилые и молодые, скучковались у магазина. Гомонят, улыбаются. «Что за веселье?» – спрашиваю. «Гайдара зарезали!» – выкликнул прокуренный голос. «Ну, – думаю, – хотя и прислужник Запада – «выдающийся экономист»», все же человек, и радоваться его насильственной гибели негоже», о чем и сказал напрямую. Оказалось, Федот, да не тот: зарезали на ферме последнего колхозного быка по прозвищу Гайдар, чтобы мясо выдать в счет зарплаты.

В ту пору, не наживший еще от либеральной пропаганды прорех в памяти о жизни в СССР, мужик наш действительно частенько шутил. Называл котов «чубайсиками», собачек – «черномырдиками». Здравствовали в верхах, помнится, «Паша-мерседес», «Пашка-фольксваген», «Сашка-пылесос». Коровий навоз, в силу дороговизны, мужик нарек «золотом Лифшица». Был улыбчивый министр финансов с такой фамилией, призывавший олигархов: «Ребята, надо делиться». В шутках этих можно было прочесть и стойкую терпеливость нашего народа, и сохранившуюся веру в то, что все мало-помалу образуется, и то, что терпение его не беспредельно и рано или поздно перерастет в гнев. Это-то, последнее, и предсказал  русский писатель, лауреат Ленинской и Государственной премий Иван Васильев, с которым мы были хорошо знакомы: «А мужик, хитро посмеиваясь над пирующими, уже зорко оглядывается: с какой стороны явится к нему Ивашка Болотников. Намеков на это нынче множество… Смеющийся мужик – это предвестник большой драки, поверьте, господа, опыту».

Многое из того, что осуждал и предрек Иван Афанасьевич, свершилось. Но вот этот прогноз, к худу ли, к добру ли, не оправдался. Смех мужицкий в гнев праведный не перерос. Причин вижу три. С одной стороны, жизнь в стране, в первую очередь, благодаря Владимиру Путину, удалось худо-бедно нормализовать. Зарплата, пенсии, хотя и скудные, – без задержек. Продуктов в магазине хватает. Огородишко, лес, озеро подсобляют. Велик ли материальный запрос у глубинного русского человека? Для него главное – Родину сохранить. С другой стороны, не видя перспективы, мужик вымирает. С третьей, «новые господа» наловчилась по зарубежным меркам (например, «Окном Овертона»), управлять мозгами мужика в нужном направлении. Одним словом, пока он, хитровато посмеиваясь над господами, сам того не заметил, как сократился численно, деревня его еще больше захирела, а в провинцию вернулась под личиной «демократии»», «честных и прозрачных выборов» забытая, казалось, на веки вечные, феодальщина, заново превратив  мужика в отходника и батрака.

Насмешка есть отношение

Выслушивая очередную жалобу на местного главного начальника Николая Баранника, советую жалобщику: «Напишите прокурору или в полицию». И получаю ответ: «Рыпнусь, себе будет хуже. Дочь, невестку или зятя с работы погонят. Да и заодно они все там», – кивает головой вверх. Расскажет в оправдание своей робости какие-де, «качки с золотыми цепями на шее» посещают «нашу Кущевку». Припомнит пару-тройку историй. Как начальник «жестоко» продвигал свою дочь, сначала руководительницей отделения Пенсионного фонда, затем – руководительницей отделения Сбербанка (сейчас она возглавляет МФЦ). Или как кто-то исчез незнамо куда, у кого-то странным образом сгорел дом или гараж, а кого-то избили дубинками неизвестные. Как, мол, того старичка, который писал-писал «в разные органы», что в котельной были миллионные приписки расхода топлива, а его так отколотили во время вечерней прогулки, что он, провалявшись долго в больнице, вскорости и умер. Не уверен я, что рассказы эти в полной мере соответствуют действительности, но и дыма без огня, по народной поговорке, не бывает (старичок тот, говорят, инженером-теплотехником был, и свое мнение обосновал математическими расчетами).

Внутренне сопротивляться проявлениям «демократической» феодальщины народ не переставал. Иногда, увы, противозаконными методами. Как-то во весь торец дома, в центре города, мимо которого Николай Баранник почти четверть века ездит на работу, появилась надпись с неприятным ярлыком в его адрес. ЧП! Полиция должна бы ударить копытом, найти хулигана и оборонить от незаслуженной хулы честное имя главы. Однако надпись по-тихому закрасили. Теперь, в канун выборов, здесь красуется призыв голосовать за «Единую Россию». Последний раз, кажется, это касалось олигарха Веремеенко, кандидата в депутаты Госдумы. И теперь сидит «всенародно избранный» в думском кресле и думу за тверской народ неотступно думает… Позднее уже на въезде в город кто-то вывесил транспарант, тоже хулящий местную власть. Однако снова об авторе «произведения» местных люд ничего не узнал.

Тем временем шутить едко и полутайно местный мужик не переставал. Грешным делом, когда услышал я «наш Косоротов», то поначалу подумал, что это фамилия. Но нет – прозвище, «шутливо» данное одному из приближенных к главе людей (по фамилии тюремного надзирателя из фильма «Вечный зов»). Есть свой «генерал» – бывший прапорщик, формально распоряжающийся песчаными карьерами. Был, помнится, американский фильм «Генералы песчаных карьеров» по роману Жоржи Амаду «Капитаны песка», где «генералы» отчаянно сражались за кусок хлеба. А тут надежное «хлебное» дельце в руках (похоже, не только в «генеральских»). Супруга главы, понятно, «первая леди», как у президента США. Полицейский – «фараон». Это вам не вчерашний «мент». Бизнесмена-москвича, скупившего большое количество земли, прозвали «Дядюшкой Сэмом». Помню, случайно оказался я с «Сэмом» за совместным чаепитием. Употребив бутерброд с икрой, он воскликнул: «Как же нам поднять деревню?!» А я думаю: «Надо для начала таких, как вы, из нее прогнать, чтобы не несли вы русскому мужику новую барщину».

Будь на то его власть, тертый-перетертый «свободной» жизнью наш мужик давно бы ограничил торговлю землей (спекуляцию), пересмотрел бы Лесной кодекс, вернув государственные леспромхозы и выперев лесных дельцов за массовое истребление леса. Но вынужден, играя обветренными скулами, их терпеть, а то и батрачить на них (иначе на что жить-то!), заглазно называя их «лесными братками». Зоркого человечка, который в легковушке иногда сопровождает трейлеры с лесом, мужик прозвал «Кошельком». «Кошелек» везет на всякий случай «цену вопроса», которая, в ногу со временем, может быть и электронной. «Кошельковать» рисково, ибо далеко не всякий работник полиции поведется на искушение. Честных, порядочных людей в системе МВД все-таки большинство.

К слову, на днях озвучена информация о раскрытии в Тверской области деятельности ОПГ по продаже древесины: «Сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УТ МВД России по ЦФО выявили факты изготовления и использования поддельных карантинных сертификатов на древесину. Подложные документы были предъявлены при транспортировке бревен хвойных пород с железнодорожных станций Оленино и Андреаполь ОЖД. Нарушителем закона стала компания, торгующая оптом древесным сырьем и лесоматериалами. Возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 327 УК РФ «Использование заведомо подложного документа». Неведомо, дойдет ли расследование до верха коррупционной вертикали? Или кто-то сильных мира сего остановит процесс на «стрелочниках», «машинистах коррупционных паровозов», не позволив дотянуться до тех, кто, находясь в тени, формирует коррупционные составы?

Но даже если и дойдет правосудие до них, это, при существующей политике верхов, не изменит общей картины. Лес продолжат массово истреблять, ибо он в наших краях – пока еще золотая жила для обогащения. Это же не хлеб растить, иди и бери то, что создано не тобой. Приходится думать, что разъезжающая на дорогих джипах «демократическая» феодальщина, так или иначе, имеет в этом собственный интерес. Местный охотник возмущается: «Вырублено урочище Груздовец, истерзана Иванова Гора, а сейчас отдано под вырубку солидное пространство от Шипулина бора в сторону Жуковского тракта. Зверью скоро некуда будет спрятаться. Обращаться куда-либо бесполезно. Крыша крышу кроет…»

«Ум за разум заходит…»

Клановость оборачивается высокомерным всевластием, безнаказанностью денежных людей. Перегородили московские дельцы живописную и рыбную речку Волкота металлическим забором, завалили подъезды к озеру спиленными деревьями, и управы местным на них не найти. Даже видеообращение к президенту не помогло. Потому как у дельцов, поговаривают, «серьезная крыша» (называют фамилию депутата Госдумы). Организовали другие дельцы разведение форели в Жуковском озере, отчего естественная рыба стала, по словам местных рыбаков, дохнуть, фамилия еще одного москвича, депутата Госдумы всплыла. Что супротив высоки «крыш», у которых, где надо, свои «крыши», местные правоохранители? Отчасти и по этой причине доходит у нас новая феодальщина порой до абсурда, когда то, что можно рассматривать как вредительство, расточительность, выдается за нужное, полезное деяние.

Ну, скажем, добился Николай Баранник смены главного врача больницы. Вопреки воле коллектива, возвел на эту должность, вместо опытного доктора, свое протеже всего с двухгодичным стажем работы. Обратились ко мне, как к почетному гражданину города и района, бывшему народному депутату России, с просьбой о помощи, дал я критическую оценку происходящему в интервью областной газете «Местное время». Но наверху не прислушались ни к мнению коллектива, ни к позиции газеты. И что же? Коллектив распался. Заведующий хирургическим отделением с 20-летним стажем уволился и стал работать в больнице Пеновского района, туда же перешла бывший замглавврача, опытнейший гинеколог. Уволилась замглавврача, опытный терапевт. Уехал в Нелидовский район врач-анестезиолог. Уволилась врач-узист. Сегодня, чтобы сделать рентген или узи, вправить вывих или наложить шину на сломанную руку, моим землякам приходится ездить в соседние райцентры: Пено, Западную Двину, Нелидово. «Баранник развалил больницу!» – отрыто говорит народ, расценивая случившееся как вредительство. А с главы как с гуся вода.

Или вдруг появляется на здании районной библиотеки памятная доска, посвященная бывшему местному помещику Андрею Кушелеву с длинным перечислением званий и регалий. Библиотекари, местная интеллигенция в удивлении, тихо ропщут. Пришла одна дама: «Глупо, несправедливо!» К открытию библиотеки Кушелев отношения не имел, она организована в 1919 году первыми поселковыми комсомольцами, в их честь и следовало бы установить к 100-летию библиотеки памятную доску. Интересуюсь, чем вызвано решение власти? Отвечают: «Этого захотели чилийские родственники Кушелева». Дальше – больше. Приветствуя гостей, глава пообещал им, что имя помещика присвоят одной из школ. Хотя старейшая средняя школа города (ныне школа №1) была открыта уже при советской власти. Наученная случаем с библиотекой, группа активистов стали искать способ противодействия очередному проявлению самоуправства. В школе учились три будущих Героя Советского Союза, на это сделали ставку. На торжестве по случаю 100-летия школы вышла на трибуну бывшая ученица, заслуженный учитель России Лидия Кузьмичева и объявила сбор средств на установку памятных досок Героям, так как власть не имеет для этого возможности. Главе ничего не оставалось делать, как публично сказать, что такая возможность имеется. Сейчас доски Героям установлены, и, надеюсь, затея присвоить «одной из школ» имя Андрея Кушелева сошла на нет.

Здесь требуется отступление. Род Кушелевых сыграл важную роль в истории местного края. Надо помнить об этих людях. Однако поражают субъективизм, низкопоклонство чиновников. В выпущенном краеведческом альбоме об Андреаполе и районе (автор проекта Нина Баранник, супруга главы) представителям рода Кушелевых посвящено около трети текста, плюс свыше сорока фотографий. На втором месте глава – свыше двадцати фотографий «в группе и лично». При этом даже строчкой не упомянуты многие выдающиеся земляки: ученые, генералы, государственные деятели советского периода. В этом видится не только проявление насаждаемого сверху антисоветизма, но и угодничества перед влиятельным и талантливым представителем рода Кушелевых Игорем Бутманом, который, надо отдать должное, не забывает родину своих предков. «Он с президентом Путиным и с Шойгу в хоккей играет!» – перешептываются чиновники. Им им совершенно не до того, что важный в краеведческом отношении объект, построенный при Андрее Кушелеве, старинная водокачка, заброшен и повергается разрушению.

Интересуюсь у ветерана: «Почему, думаете, так происходит?» Он  находит весьма мягкое объяснение: «У власти, бывает, ум за разум заходит». Я долго осмысливал эти его слова. Да, дефицит ума, образованности у значительной части чиновничества наличествует. Но куда хуже то, что в чиновной душе ушло на задворки государственное мышление, основанное на патриотизме, полезной инициативе, бережливости. Проезжаешь через деревни Горицы, Любино, Торопаца – везде закрылись в последние годы школы, зато появились, чуть ли не по миллиону за каждую, детские площадки, ни на одной детей не видно. «Зачем? Для кого?» – задаешься вопросами. Едешь по улице Авиаторов в райцентре (пешеходы на ней редкость) – вверху на столбах портреты ветеранов войны. Лица и названия фамилий из машины не разглядеть. Не лучше ли было сделать в центре города Аллею славы с кратким описанием заслуг знатных земляков? Чтобы постоял человек, подумал… Говорят: «Это старо, а билборды – модно». Свели дело к заимствованной на Западе форме рекламы. Деньги затрачены, галочка поставлена, а результат практически нулевой. Походя к стадиону, видишь, что из низины соорудили к нему металлическую лестницу взамен старой, бетонной, и вспоминаешь – раньше лестница была дешевая, деревянная, ноги на ней не скользили, как на новой, а в первенстве района участвовало до десятка футбольных команд. Сейчас лестница дорогущая, деньги освоены, а футбольных команд ни одной.

Можно ли винить в показухе и формализме лишь одну власть? Нет, и обывательское равнодушие, психология индивидуалиста-потребителя повинны. Никого особо не волнует то, что власть отдала типовое здание бывшего ДК с кинозалом (кинотеатр в городе отсутствует) торговой сети «Пятерочка», та его перекроила под свой интерес и вскоре бросила. Кто за это ответит? Или за то, что власть фактически изуродовала стадион средней школы №1, установив на футбольном поле, вопреки мнению спортивной общественности, мини-спортплощадку, прозванную в народе «обезьянником». Спортивный активист сетует: «Негде метать копье, сдавать норматив ГТО по метанию гранаты, беговой круг испорчен». «Приедут областные газетчики или телевидение, скажешь об этом?» Мнется. Я его понимаю: правда может аукнуться если не ему, то к его родственникам. Как, впрочем, аукнулось оно моему семейству, заставив вспомнить предостережение из уст ветеранки, бывшей чиновницы: «Публикации о больнице и «проектах» «первой леди» вам не простятся».

В «интересах граждан»

«Отмщение» состоялось неожиданным способом, причем за бюджетный счет. Об этой истории я уже не единожды писал. Если кратко, то вместо того чтобы привести в порядок запущенный сквер возле администрации, власть решила (естественно, «в интересах граждан») «окомфортить» (называют цифру затрат в 14 миллионов рублей) берег Западной Двины. Решение странное, ибо рядом с «комфортом» всего лишь два жилых лома: наш с супругой (трудовую жизнь она посвятила педагогике), крайний, и наших соседей. С открытием «комфорта» жизнь моего семейства превратилась в кошмар. Днем ревут газонокосилки, ночью подростки пьянствуют, орут, запускают фейерверки, заводят музыку. Туалета в «комфорте» не предусмотрено, «комфортники» бегают справлять нужду за мой палисадник, мочатся с мосточков в реку. Ситуацию усугубило то, что через дорогу, на улице имени Героя Советского Союза Гавриила Половчени, открыли ночное кафе Chillout (по-народному – «рыгаловку»), и, как позже стало известно из сообщений в СМИ, недалеко от «комфорта», в сотне метров от здания отделения полиции, возникла точка, где хранились наркосодержащие вещества. Согласно народной молве, странновато получилось. Полицейские оставили задержанного «хранителя» наркоты в полицейском автомобиле без наручников и отправились в кафе попить чаю. Задержанный автомобиль угнал, якобы уничтожил кое-какие документы, возможно, кое с кем посоветовался, и явился с повинной. Случившееся наводит на мысль о «крыше», до которой рука правосудия вряд ли дотянется.

То, что тихий и спокойный уголок, где автору этих строк легко работалось (здесь родилось большинство моих книг), был превращен в «ночной паноптикум», представляется мне, умышленно, подтверждается несложной логикой действий чиновников. Чтобы обеспечить «массовость», власть демонтировала танцплощадку в городском парке. Убрала скамейки в сквере возле администрации (теперь старикам негде посидеть в тени дерев), а также в сквере возле вокзала (пассажирам автобусов негде укрыться в тени). А теперь дополнение к ранее написанному. Больше года боролся я звонками в полицию и публикациями в СМИ с «комфортом». Кое-что изменилось. Отдельные хулиганы подверглись штрафу. В «комфорте» стало заметно тише. Снята колониальная иностранная вывеска с ночного кафе. Его переименовали в «Отдых», но по ночам в выходные дни оно продолжает функционировать. Сам по себе бизнес за счет спаивания, развращения молодежи безнравственен, это и ежу понятно, но создается впечатление, не чиновникам. Они представляют козлами отпущения полицию, словно бы это она, а не они, создала условия для развращения.

Все так же горят в темное время суток десятки новых фонарей, хотя прежнего освещения было достаточно. Поскольку поздней осенью и зимой в «комфорте» ни души, для кого светят они сейчас по 16 часов в сутки? Плюс, отсвечивая в реке, горят фонари на противоположном берегу, где расположен безлюдный ночью городской парк. Туда, говорят, вбухано для создания «комфорта» несколько десятков миллионов рублей. И якобы в перспективе собираются устраивать фонтаны. Кто и для кого придумывает столь затратные и неоправданные проекты? В то же время нет в городском парке теперь ни танцплощадки, хотя раньше была. Ни крытой веранды, где могли бы выступать артисты, хотя раньше тоже была. Ни туалета, хотя прежде было два – у танцплощадки и на стадионе. В День города, а это единственный день в году, когда в парк стекаются люди, они вынуждены бегать по кустам. Вдобавок власть не нашла ничего лучшего, как убрать и последний общественный туалет возле автовокзала.

Результат «комфортизации» таков. В Западную Двину при дожде течет грязь с улицы Светской. В реке намывается мыс. Обильно распространяются водоросли. Рыба напротив «комфорта» перестала ловиться. Дикие утки более не гнездятся. Птицы сместились подальше, им «комфортный» глум, как и мне, дискомфортен. Все живое убежало от «комфорта»! Шмели, пчелы, бабочки, стрекозы, божьи коровки, кузнечики… Потеряно ощущение естественности ночи, заката и восхода. Приехал таксист: «Охренеть! Люди ночью к автобусу по темени добираются, а у вас тут море света!» Шучу: «В «интересах граждан» сделано». Чиновники продолжают изворачиваться: мол, это сделано по федеральной программе, одобренной самими президентом и поддержанной губернатором. Получается по их логике, это Владимир Владимирович Путин и Игорь Михайлович Руденя повинны в моих неудобствах и ночном развращении молодежи. А еще уверяют, что отключить фонари нельзя, они-де встроены в общую схему освещения. Знакомые электрики, смеются: «Вранье».

Нетрудно догадаться, почему изворачиваются. Кто-то на «комфорте», изменившем исторический природный ландшафт, ухудшившем социальное самочувствие проживающих рядом граждан, срубил «бабло». Читаю в сети ВКонткте высказывания земляков: «Сейчас, наверное, на каждой кухне обсуждается вопрос: «Когда кончится война?» Так вот, ребятушки, войны были, есть и будут. Но эта война не закончится, ибо люди забыли, что они люди. Ибо, пока в таком забытом городке, как Андреаполь, в стенах «белого дома» «царь Николай» за круглым столом решает, кто бояре, а кто недостойные холопы, война не сделает нас человечнее, война не остановится… Ибо слово «справедливость» для многих – это набор букв из словаря Ожегова….», «Городу подарили замечательный классический каток, но забыли присматривать и ухаживать за ним…Скоро там лес вырастет», «…начало улицы Ломоносова (частный сектор) от улицы Горки – тьма уже лет 17…»

Благоустройство всегда было важным направлением в деятельности местной власти. Но оно не должно превращаться в затратную компанейщину. Многое можно продуманно сделать силами общественности, спонсоров. Похоже, стремление что-либо «окомфортить» за счет бюджетных средств смещается у чиновников в сторону поиска что-либо «отуристить». Думается, областное правительство столкнется с массой «инициатив снизу» по этой части, и тут ему надо нюх держать востро. Ведь речь снова о немалых государственных деньгах, и о том, кто будет их осваивать. Оживлению способствовал указ Владимира Путина о передаче функций Ростуризма Минэкономразвития. Хотя, на мой взгляд, правильнее было бы передать их Минспорту, переименовав последнее в Минспорта и туризма. Но капитализм, которому президент уже вроде бы публично вынес приговор, все-таки берет свое. Если в советское время власть рассматривала туризм как средство повышения уровня культуры и укрепления здоровья народа, то сейчас туризм рассматривается как, прежде всего, услуги с  точки зрения прибыли. Поэтому народ и лишился возможности отдыхать задешево, как было в советскую эпоху.

Пока не проснулся Ивашка Болотников

Вновь обращаюсь к словам Ивана Васильева: «Здравый мужицкий ум отказывается судить дела их, ибо не находит слов для оправданий и относит все это к разряду какой-то «чертовщины»…» Воистину так. На смену идейной убежденности в преимуществах социализма, в достоинстве Труда пришла и утвердилась новыми хозяевами жизни замешенная на показухе, лицемерии, самоуправстве, часто – на коррупции, российская феодальщина. Словно ржа, в угоду «чертовщине», пожирает все здоровое духом, противится самостоятельно и здраво мыслящему. Результатом стало материальное, интеллектуальное и моральное оскудение провинции. «Мало-мальски путевые от нас уехали, остались бюджетники, старичье и кто на богатеев ишачит, – грустно рассуждала знакомая продавщица. – Я бы тоже уехала, но мамка больная». Выходит, чем меньше «электорат» из независимых от власти, принципиальных людей, чем ниже образованность, культурный уровень народа, тем больше процент голосов за «Единую Россию». По голосам, главным образом, и судят наверху об «успешности» провинциальных начальников, но не по количеству родившихся детей, построенных предприятий, вернувшейся в сельскохозяйственный оборот пашни, уровню культурной и спортивной работы.

Увелось на задний план главное, для власти невыгодное. Деревни и малые города продолжают вымирать. Ученые Института социологии РАН обнародовали грустные цифры: в большинстве малых городов, где еще сохранился традиционно русский уклад жизни, происходит сокращение населения со скоростью 3 процента год; при этом в 48 городах сокращение до 11 процентов ежегодно. За 30 «демократических» лет в 20 тысячах деревень не осталось ни одного жителя, а еще в 37 тысячах проживают всего по 1–3 человека. По результатам последней переписи (2020 год), в расположенной между двумя мегаполисами Тверской области насчитывалось 2798 деревень без населения. Детскими площадками, плиточными дорожками этот процесс не остановить. Землю надо пахать, фермы, перерабатывающие предприятия строить, новые кооперативы и МТС (машинно-тракторные станции) создавать. Для этого в деревню должен заново прийти отвечающий потребностям человека труда социализм, однако «новую элиту» это явно не устраивает.

Не удивительно, что, ощущая благоприятную питательную среду, созданную «демократической» феодальщиной, распространилось чертополохом такое унизительное качество человеческой натуры как холопство. Феодальщина, холопство, мещанство – одного поля ягоды. Им свойственны ограниченность восприятия мира, молчаливая, а то и неприкрытая агрессивность по отношению к тому, что вырывается за рамки их местнических представлений о жизни, людях. Меж холопов даже возникла некая состязательность за близость к новым помещикам. Холопством питается мелкое тщеславие. Авось кое-какая милостишка с барского плеча перепадет. Один, дабы получить дополнительный, говоря по-современному, бонус, постоянно напоминает, что его прабабка служила прачкой у помещика. Другая утверждает, что прадед был помещичьим кучером. Мол, умение прислуживать господам у нас наследственное, заложено в крови. Скажешь что холопу или холопке критическое в адрес новоявленного барина, в ответ: «Глаза выше лба не бывают». В том смысле, что лоб – это барин, а ты, узколобая чернь, — глазки потупь, ему подчиняйся. Расцвело мелкое доносительство, не зря в старину говаривали: «Бойся не барина, а холопа». Могут оговорить, иную пакость какую-либо устроить. Даже в небольших деревнях, где все на виду, и жива еще осененная чистотой крестьянского труда привычка к коллективизму, взаимовыручке, появились привилегированные холопы-стукачи. А мужик, еще более-менее  самостоятельный, не до конца забывший, как ходил он по молодости, в созидательное советское время, с высоко поднятой головой, теперь от осознания безнадеги, тупиковости своего положения сник, и шутить, кажется, совсем перестал.

До Бога высоко, до царя далеко. В «свободной» России «новая элита» первым делом постаралась освободиться от совестливости, скромности и общественного надзора. Обратиться за защитой от «демократической» феодальщины народу некуда. Нет нынче ни райкома партии, ни народного контроля, ни профсоюза и комсомола, ни народных (подчеркиваю – народных) депутатов. А есть сплоченный кланчик. Кто, к примеру, на моей родине, «защищает» «права человека»? Супруга главы, помощник Уполномоченного по правам человека в Тверской области, работающий на территории Андреапольского района. Кто один из депутатов райсобрания – дочь главы. Чья фирма получает право на освоение бюджетных средств? Говорят, строительная фирма сына главы. Кто помощник депутата Заксобрания области, считающегося «человеком главы» руководителя МУП «Андреапольские тепловые сети II»? Опять же супруга главы (ветеринар по образованию), непонятно, за какие-такие выдающиеся заслуги удостоенная высоких областных наград и даже звания Почетного работника общего образования и науки РФ. Не раз слышал я возмущение по этому поводу от ветеранов-учителей, отдавших школе по сорок-пятьдесят лет. Во что выльется «демократическая» феодальщина? Не исключено, что с дальнейшим насаждением цифровизации трансформируется в институт надсмотрщиков «цифрового концлагеря».

Конечно, не везде в России властвует  «демократическая» феодальщина, знаю я и скромных, стремящихся жить в единстве с народом, духовно зрелых, понимающих опасность глобалистской цифровизации, чиновников, дружу с некоторыми, сверяю свои взгляды с их неравнодушным мнением, но не они делают погоду. Пороки власти, ее внутреннее состояние, на мой взгляд, передают в какой-то мере слова, обращенные в 1855 году С.К. Аксаковым к царю Александру II: «Современное состояние России представляет внутренний разлад, прикрываемый бессовестною ложью. Правительство, а с ним и верхние классы, отдалилось от народа и стало ему чужим. И народ, и правительство стоят теперь на разных путях, на разных началах. Не только не спрашивается мнения народа, но всякий частный человек опасается говорить свое мнение. Народ не имеет доверенности к правительству; правительство не имеет доверенности к народу… Правительство и народ не понимают друг друга, и отношения их не дружественны. И на этом-то внутреннем разладе, как дурная трава, выросла непомерная, бессовестная лесть, уверяющая во всеобщем благоденствии, обращающая почтение к царю в идолопоклонство, воздающая ему, как идолу, божескую честь».

И сейчас народ, сохраняя доверие к первому в государстве лицу, Президенту,  крайне настороженно, недоверчиво относится к «верхним классам». Полезно бы людям в Кремле прислушаться не только к рассуждению идеолога славянофильства С.К. Аксакова, а также к тем современным политикам, которые говорят об опасности «коллективного Троцкого», но и к суровому молчанию, находящегося под гнетом новой феодальщины, не смеющегося уже, как раньше, мужика. Вдруг почудится им, в московских фешенебельных кабинетах, звуки шагов вернувшегося из-под Авдеевки, опаленного порохом сражений нового Ивашки Болотникова — правнука погибшего под Ржевом или сгинувшего в Синявинских болотах пехотинца, сгоревшего под Берлином танкиста или казненной фашистами в Калинине комсомолки-подпольщицы? Прислушивается в тревожном ожидании и русская провинция: нет, шагов пока не слышно, и – Слава Богу. Опасна сегодня внутренняя смута для России, крайне опасна. Мы не должны позволить «пятой колонне» раскачать ситуацию. Но и жить так, как мы жили еще недавно, нельзя.

…Конец ноября выдался снежный. Выйдя около пяти утра с лопатой в переулок, берусь за работу. Через часок останавливаюсь на передых. Вытру пот со лба и, взглянув на пустынный «комфорт», где над занесенными снегом скамейками горят без нужности десятки фонарей, не впервой с досадой подумаю: в погоне за такими вот  «комфортами» мы упускаем из виду не только действительное созидание, но и воспитание  нравственно и физически здорового подрастающего поколения. Подумаю и по-стариковски неспешно, но уперто, пробиваюсь дальше в надежде, что оздоровляющая правда жизни тоже пробьется, и с провинциальной показухой и феодальщиной будет покончено.

                                                     Валерий КИРИЛЛОВ, писатель

г. Андреаполь, Тверская обл.

Другие материалы номера

Приложение к номеру