О бедах




В заявлении о создании СНГ говорится о сохранении общего военно-стратегического пространства под единым командованием. Видимо, целесообразно в соответствии с этой формулой создать в рамках содружества орган типа штаба ОВД или типа Североатлантической ассамблеи.

Вопрос из вопросов: что значит единые стратегические силы, «единый контроль» при полном суверенитете? Поэтому прежде чем делить Вооруженные силы, приводить их к присяге, следовало бы создать или поручить Совету министров обороны либо другому органу разработать и внести предложения по этим весьма сложным вопросам.

Еще один принципиальный вопрос: что относится к стратегическим ядерным силам? Взять, например, средства разведки. Они размещены почти по всему периметру бывшего Союза. Если не включить их в стратегические ядерные силы, а также средства связи, космические части, то практически СЯС функционировать не будут. А как быть со станциями СПРН, размещенными на территории Украины, которая заявила о стремлении стать безъядерной страной? Видимо, процесс формирования и функционирования СЯС немыслим без представительного органа для решения возникающих вопросов.

В Алма-Атинской декларации говорится, что укрепление имеющих глубокие исторические корни отношений дружбы, добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества отвечает коренным интересам народов и служит делу мира и безопасности. Безопасности… Если присутствует этот термин, то возникает вопрос: нужна ли СНГ общая военная доктрина, общая военная политика?

Военная доктрина как система взглядов на защиту своих государств имеет две стороны: политическую и техническую. Так будет ли общая военная доктрина для СНГ или каждое государство будет разрабатывать свою доктрину? Сейчас легче всего констатировать: на нас никто не собирается нападать. Это верно. Но верно и то, что США сохраняют свои многочисленные базы на чужих территориях. В Японии есть, в Южной Корее, в Индийском океане… Легче, пожалуй, назвать регионы, где их нет. Из Германии США также полностью не собираются выводить войска. Есть базы в Италии, Греции, Турции. Конечно, если поддаться иллюзии, что на нас никто никогда не нападет, то не нужно иметь ни доктрины, ни армии. Но мы знаем, сколько желающих предъявить нам территориальные притязания.

О многом заставляет задуматься реакция Запада на ситуацию в государствах бывшего СССР. Известно, например, с какой озабоченностью на встрече министров обороны в Лондоне было встречено сообщение о решении властей Украины отключить размещенные на ее территории войска от системы оперативного командования и предупреждения, через которую осуществляется управление вооруженными силами. По мнению министра обороны США Р. Чейни, даже спор по вопросу о контроле над Черноморским флотом на определенном этапе может перерасти в конфликт,

поэтому, дескать, страны Запада должны готовиться к любым неожиданностям.

А какое внимание уделяется на Западе нашему тактическому ядерному оружию.

Столь пристальное внимание на Западе к проблемам Вооруженных сил содружества, такая острая реакция на трения в этой области – еще один веский аргумент в пользу существования общего органа, обеспечивающего интересы безопасности Содружества независимых государств. Уверен, такой орган будет способствовать как повышению авторитета содружества в целом, так и каждого государства в отдельности.

Разве президент или даже министр обороны может разобраться во всех тонкостях организационной структуры войск ПВО? ПВО – ведь это не отдельная воинская часть, а это система, развернутая по фронту и в глубину, она имеет несколько эшелонов средств разведки, оповещения и огневых комплексов, которые взаимодействуют с авиацией ПВО и армейской. Управляется эта система с единого командного пункта, объединения размещены на территории нескольких республик. Как их делить? Как их приватизировать?

В странах НАТО создана единая система ПВО, в Америке и Канаде – тоже; а мы всё режем по живому, лишь бы быть суверенными. Резать без проработки, по живому – это значит поставить на грань безысходности многие десятки тысяч офицеров и их семей.

В целом как положительный факт хотел бы отметить, что на уровне министров и представителей по вопросам обороны государств удалось на рабочем уровне согласовать ряд документов. В их числе – соглашение между государствами по оборонным вопросам на переходный период, о статусе объединенных Вооруженных сил содружества, находящихся на их территориях. Наметилось, казалось бы, согласие о необходимости перехода от единых Вооруженных сил к объединенным Вооруженным силам. Но вскоре стало очевидным, что и этот вариант многие государства не устраивает…

В 1990 году в рамках Союза был спланирован вывод войск из Германии, Польши, теперь добавился вывод из Балтии, а завтра?.. План срочно необходимо пересмотреть с учетом планов независимых государств: какие они намерены иметь вооруженные силы, виды оружия, системы управления и т.д.? В этой связи придется срочно проанализировать не только ход строительства военных городков, технических позиций, аэродромов. Жизнь требует незамедлительно определить места будущей дислокации частей, выводимых на территорию России, а также их переформирования или расформирования.

Уже сегодня известно, что некоторые государства имеют в виду часть сокращаемой, в соответствии с Парижскими соглашениями, военной техники продать на мировом рынке. Уверен, боевая техника должна быть сохранена. Дорого нам может обойтись стремление некоторых лидеров суверенных государств всё, в том числе и военную технику, продать и обменять… Тем более что известны факты, когда техника сбывается за бесценок, как второсортный металлолом.

Не могу умолчать о возможных отрицательных военно-стратегических последствиях развала Союза. Если смотреть правде в глаза, то нужно признать, что уже сейчас общий оборонный потенциал содружества ослаблен, разбалансировано соотношение сил в мире. На первое место выдвигается не всё то, что включает понятие «Содружество». Главенствует ставка на независимость, суверенитет. Но известно, что независимость не отрицает общие интересы. К примеру, стандартизация оружия, разделение труда в оборонных отраслях и т.д.

У нас же пока совершенно не ясно: в каких формах сохранится кооперация в сфере производства оружия. Ведь оно должно планироваться. Одно государство может сделать заказ другому. Значит, и здесь нужен координирующий орган, который бы учитывал наличие произведенной техники, распределяя заказы, планировал ремонт и т.д. Например, все государства имеют авиацию, но не все государства имеют авиационные заводы.

Мне могут возразить: все вопросы решит рынок. Допустим, хотя в любом случае это дело не такого уж близкого будущего. Но вряд ли с помощью рынка можно решить мобилизационные вопросы. Специалисты понимают, что в случае войны воюет не только армия, но весь народ. Даже недавняя небольшая война в зоне Персидского залива заставила американцев, несмотря на двухмиллионную армию, призвать из резерва около 200 тысяч военнообязанных. Только на основании одного этого факта можно сделать вывод, что ставка на малочисленную, состоящую только из профессионалов армию несостоятельна. Тем более применительно к России, с ее огромной территорией, на значительную часть которой, о чем уже говорилось, зарятся некоторые соседи.

Сегодня многие говорят о наемной армии. Но нередко умалчивают о том, что такие армии есть пока только в Америке и Англии. Может быть, специалистов высокого класса и следует нанимать на службу, но нельзя допустить, чтобы на случай общей беды, т.е. большой войны, исключить которую пока нельзя, народ, экономика оказались к этому неподготовленными. Поэтому не могу согласиться с теми, кто предлагает отказаться от всеобщей воинской обязанности. Пусть срок службы сократится до года – полутора лет, но все должны быть готовы к защите Родины. Сегодня нередко можно услышать утверждения, что армия должна быть вне политики. И это в условиях, когда общество до предела политизировано. Думаю, это страусиная политика. Воспитание воина, защитника Отечества, невозможно без четко определенного предназначения армии. Убежден, что в разговорах о деполитизации армии есть немало заемного, спекулятивного. Возникает, например, вопрос, почему тот, кто выступает против политизации армии, не выступает против принятия присяги уже присягнувшими военнослужащими. Разве это не политика?

Сегодня говорим: «Политика – искусство возможного». Может быть, в каком-то отдельно взятом эпизоде наиболее одаренный, талантливый дипломат выигрывает какую-то позицию. Но когда дело касается государства, целых народов, его населяющих, тут тезис об «искусстве возможного» звучит наивно.

Вот как, например, президент США Буш оценивает наше «искусство возможного»: «…Самого Советского Союза больше нет. Это победа демократии и свободы. Это победа нравственной силы, наших ценностей. Каждый американец может гордиться этой победой… от миллионов американцев мужчин и женщин, которые служили нашей стране в вооруженных силах, до миллионов американцев, которые поддерживали свою страну и крепили оборону в период правления девяти президентов».

Это разве не политика?

Война всегда была продолжением политики. И победа без войны – это тоже победа политики. Далее Буш говорит: «Несмотря на потенциальную возможность для нестабильности и хаоса, это событие (распад СССР. – Авт.) явно отвечает нашим национальным интересам». Выходит, наш распад, наше горе, наша беда – для кого-то благо. Разве это не политика?

Сейчас как никогда политизировано население каждой республики, особенно на национальной основе. Создаются свои армии, отряды самообороны, отряды боевиков. Разве все это делается вне политики? Убежден, сегодня, может быть, как никогда необходима конкретная, целеустремленная работа, направленная на воспитание патриотизма, интернационализма. Может, кому-то покажется странным, что в условиях Содружества независимых государств я говорю об интернационализме и патриотизме. Но разве у нас нет духовных ценностей, которые составляют наше общее бесценное достояние?

Разве можно рассчитывать, что воин будет верен долгу присяге, если не воспитывать у него уважение к личности, к человеку, к традициям народов, к истории. Одна из самых светлых и героических страниц в этой истории – Победа в Великой Отечественной войне. Недавно отмечалось 50-летие битвы под Москвой. Впереди новые знаменательные даты. Но давайте посмотрим, как откликаются на них средства массовой информации. Горько сознавать, но сегодня по телевидению можно чаще услышать имена новоявленных миллионеров, чем прославленных защитников Отечества. Кстати, часть этих миллионеров уже сбежала за границу, заметая следы своей уголовной деятельности на родной земле.

Страна идет к капиталистическим отношениям. Причем первичный капитал нередко нарабатывается, создается с помощью обмана, грабежа, воровства. Нарушены экономические и духовные связи между регионами, причем каждый регион стремится решать свои проблемы за счет соседей. Катастрофически сокращается производство, останавливаются заводы, фабрики, рудники. Экономическая жизнь замирает. К сожалению, либерализация цен, о которой иные политики говорили как о панацее от всех бед, пока не высветила надежд у нашего народа на возрождение, на возвращение к нормальному образу жизни. В этих условиях особенно велика ответственность всех государств содружества за сохранение армии, ее опыта, ее традиций.

Не могу не выразить в заключение своего отношения к последним инициативам России в области ограничения и сокращения вооружений. В целом не может быть сомнений в отношении правильности курса на сокращение, а в последующем и на ликвидацию ядерного оружия и других средств массового уничтожения. Ясно, что было бы преждевременным высказывать по этим инициативам какое-то окончательное мнение. Создается, однако, впечатление, что со стороны США делаются в этом плане неадекватные шаги, что в позиции американской администрации просматривается стремление получить, что проявлялось и раньше, односторонние преимущества, отступить от принципа паритета. «Ни одна страна в мире не может сравниться с нами по боевым возможностям, – сказал министр обороны США. – И мы намерены сохранить и впредь это превосходство…»

Намерения, как видим, более чем определенные. Думаю, каждому ясно, чем грозит в перспективе нашему народу такое превосходство и какие выводы из этого следуют.

Другие материалы номера

Приложение к номеру