Чтоб помнили мы все, живые, что мир в долгу у тех солдат, сердца которых по России огнями вечными горят.

Главные торжества и чествования ветеранов состоялись в эти дни в Курске. В городе прошел масштабный военный парад, зрителями которого стали десятки тысяч человек. Возглавил колонну легендарный танк Т-34 под Красным знаменем. Танк, прошедший по улицам Курска, выпущен в 1943-м Челябинским тракторным заводом, он участник многих битв Великой Отечественной. Кроме исторических машин, в параде приняла участие современная военная техника.

Особое внимание – ныне живущим ветеранам сражения. Приехали на торжества внуки и правнуки героев Курской битвы. 

Накануне годовщины Министерство обороны обнародовало архивные документы о тех событиях. 

 

Комсомольские легендармы

С рассветом «Тигры» шли на нас опять и вспыхивали дымными столбами…

Наградной лист Кузьмы Бисерова

Минобороны представило уникальные рассекреченные документы, которые рассказывают о событиях Великой Отечественной войны летом 1943 года. Публикация приурочена к 75-й годовщине Курской битвы, которая проходила с 5 июля по 23 августа. 

Так, приказом Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина от 23 августа частям, которые освободили Белгород, Курск и Харьков, присвоили соответствующие почетные наименования. В честь советских воинов впервые в истории страны в августе 1943 года в Москве прогремел салют. 
Также представлена директива Ставки Верховного Главнокомандования об утверждении плана освобождения Харькова. Операция стала одной из финальных точек стратегического наступления советских войск. 
В этом документе, несмотря на то, что он имел гриф «особой важности», имена военачальников не называются во избежание утечек. Координация действий четырех фронтов сосредотачивалась в руках «товарищей Юрьева и Александрова» – под ними фигурируют маршалы Георгий Жуков и Александр Василевский. 
Приказ войскам Брянского фронта от 10 июля предписывал командирам стрелковых подразделений объяснить бойцам способы борьбы с новейшим германским тяжелым танком «Тигр». Во время боев на Курском выступе советские солдаты развеяли миф о его неуязвимости. Документ рассказывает о том, как фронтовое командование вело работу по повышению боевого духа солдат. 
Оперативный отдел Центрального фронта составил фотоальбом «Артиллерия в борьбе с танками и самоходными орудиями противника с 5 по 31 июля 1943 года». 
«Альбом наглядно отражает неоценимый вклад «богов войны» в разгром фашистских захватчиков: поврежденные меткими попаданиями советских снарядов танки, бронеавтомобили, орудия и фортификационные сооружения сил вермахта уже не подлежали восстановлению», – отмечает оборонное ведомство. 
Также на сайте опубликованы наградные материалы. Например, в справке политотдела 6-й гвардейской армии от 10 июля 1943 года отмечено, что представляемый к званию Героя Советского Союза наводчик сорокапятки ефрейтор Бисеров* «уничтожил не только 26 немецких танков, но также, будучи раненным, продолжил обстрел фашистской пехоты». 

[img=-7253]
Войскам Брянского фронта, участвовавшим в освобождении Орла, а затем и в Курской битве, командование наказало «не зазнаваться» и не успокаиваться на достигнутых успехах. 
«Еще более энергично развивать наступательные действия, памятуя, что родина и великий Сталин дали нам приказ: истребить оккупантов и быстрей очистить родную землю от поганой немецкой нечисти», – говорится в приказе по фронту, датированном 17 июля 1943 года. 
Кроме того, бойцам надлежало смело принимать атаку противника, «поражать их своим метким огнем, отсекая пехоту от танков и уничтожая ее», а также «бить немцев по-сталинградски», не давать покоя «дрогнувшему, как от огня, врагу». 
Военнослужащих Брянского фронта призывали к взаимодействию и расширению помощи и взаимовыручки. Они должны были помнить, что «в современном бою только объединенными усилиями всех родов войск можно достигнуть успеха». 
«Бить врага по-суворовски, не числом, а умением!» – подчеркивается в документе. 
Курская битва стала одной из самых значимых и масштабных в ходе Великой Отечественной войны. В мировую историю она вошла как крупнейшее танковое сражение. В результате советские войска освободили Белгород и Харьков. 

В упомянутом альбоме Центрального фронта публикуется наградной лист о представлении гвардии ефрейтора Кузьмы Бисерова (на снимке), наводчика сорокапятки, к званию Героя Советского Союза. 

[img=-7251]

* В наградном листе – Бисарев Кузьма Федорович.

 

На тихой станции сойди,
с названьем Поныри… 

 

Кузьма Бисеров родился в деревне Шляшор Кезского района в 1923 году. Окончил семилетку в селе Кулига, школу ФЗО в Воткинске. Работал на станции Кез Пермской железной дороги. В 1942 году учился в танковом училище, стал наводчиком сорокапятки. 
Ранним утром 6 июля 1943 года к участку обороны 207-го гвардейского полка прорвались немецкие танки Т-III и T-IV, которые вначале посчитали за «Тигров». Стреляя на ходу, они двигались на огневые позиции взвода противотанковых орудий 2-го стрелкового батальона полка. 
До бронированных машин уже рукой подать. У головного даже видны белые кресты. Звучит команда, и ефрейтор Кузьма Бисеров посылает снаряд сорокапятки в немецкую машину. «Тигр» – не «Тигр», а танк сразу не возьмешь, вон бронищи-то сколько. И все же второй выстрел – поражающий. 
Внезапно из-за поворота дороги показалась вражеская автомашина с пехотой. Ефрейтор Бисеров ударил по ней осколочным. Та загорелась. Танки, идущие сзади, начали обходить ее. Кузьма Бисеров взял на прицел один из них. Выстрел – и немцы стали выскакивать из подбитой бронированной громадины. В ней начали рваться снаряды. 
Но вот взрыв уже на позиции артиллеристов. T-IV, шедший справа, почти накрыл орудие. Расчет засыпан землей, ослеплен, a  T-IV уверенно продвигается вперед. Еще немного, и он раздавит расчет. 80 метров, 75… «Огонь!» – кричит командир расчета. Бисеров вновь у прицела, гремит выстрел. Немецкая машина споткнулась, замерла и запылала. Последовала команда: «Менять позицию!» Подхватили орудие и выкатили вперед – ближе к противнику. А на старом месте уже рвались вражеские снаряды. 
Танки (это были опять Т-III и  T-IV) уже на новом месте натыкались на удары советских противотанковых пушек-сорокапяток, усовершенствованных, образца 1942 года, бронепробиваемость которых возросла почти в полтора раза. С километра сорокапятимиллиметровые пушки М-42 пробивали броню толщиной 51 мм, а с расстояния 500 метров – толщиной 61 мм. И артиллеристы умело использовали свое оружие. Потери танкистов на этом направлении стали для немцев неожиданностью. Первая атака захлебнулась. Однако за первой атакой последовали вторая, третья. Но и на этот раз расчет противотанкового орудия был на высоте – 13 вражеских танков нашли свою смерть. 
Ночь с 7 на 8 июля прошла тихо. Действовали лишь одиночные разведчики. Зато на рассвете 8 июля все началось снова. Вновь с неба полетели бомбы прорвавшихся сюда юнкерсов, снаряды рвали и без того израненную землю. Близился рокот танков, переходящий в сплошной мощный гул. Противник вводил в бой новые танковые силы – подразделения  2-й и 4-й танковых дивизий. 
Через несколько часов гитлеровцы ворвались в наши передовые траншеи. Теперь слышались лишь разрывы гранат, пистолетные выстрелы и короткие автоматные очереди. А артиллерия била по вражеской технике – один танк загорался за другим. Противотанкистам было очень нелегко. Палило солнце, но еще жарче дышало раскаленное орудие, гимнастерки заскорузли – соль из солдатских спин вышла на ткань. К исходу 8 июля на счету ефрейтора Бисерова было 22 подбитых танка вермахта. Командир гвардейской стрелковой дивизии объявил Кузьме Бисерову благодарность. Бои на этом не закончились. Курская битва продолжалась. 
25 июля 207-й гвардейский стрелковый полк вновь держал оборону. Вновь шли танки, за ними – пехота. Бисеров не успел развернуть орудие. Раздался оглушительный взрыв. Орудие вышло из строя. Остались винтовка и гранаты. Кузьма схватился за винтовку. Прильнув к земле, он повел огонь по наседавшей пехоте. Вот упал один пехотинец, второй… И тут… И тут на него вышла самоходка. Бисеров прицелился, хотел попасть в смотровую щель. Но орудийный выстрел прогремел раньше… 
Звание Героя Советского Союза наводчику противотанкового орудия 2-го батальона 207-го гвардейского стрелкового полка (70-я гвардейская стрелковая дивизия. Центральный фронт) Кузьме Бисерову присвоено посмертно 8 сентября 1943 года – за беспримерное мужество и героизм, проявленные в боях на Курской дуге, в районе Ольховатки (Поныровский район Курской области). 

Анатолий ДОКУЧАЕВ
(«Удмуртская правда»)

***

В опубликованных документах Минобороны говорится, что координация действий четырех фронтов в великой битве сосредоточивается в руках товарища Юрьева и товарища Александрова. Фотография «Юрьева» и «Александрова», сделанная через год после Курской битвы, перед вами: «Александров» – А.М. Василевский, «Юрьев» – Г.К. Жуков. Так бесхитростно шифровались в эти дни выдающиеся полководцы. А адресуясь с докладами к самому Верховному, командующие фронтами писали: «т. Иванову». Именно они, стратеги великой битвы и солдаты-герои, подобно 20-летнему герою-артиллеристу Кузьме Бисерову, решили исход сражения. Именно им сегодня, спустя три четверти века, наша глубочайшая память и самые высшие почести.

[img=-7254]

Если бы можно было распоряжаться личными качествами людей, я бы сложил качества Василевского и Жукова вместе и поделил бы между ними пополам.
(И.В. Сталин)

Случилось так, что именно в те дни, когда стоял насмерть на огневом рубеже со своей сорокапяткой гвардеец 13-й армии Кузьма Бисеров, в расположении частей этой армии работал маршал Жуков, лично руководил сражением. Вот его оценки:

"Между половиной пятого и пятью часами утра 5 июля вместе с появлением авиации противника был открыт артиллерийский огонь по обороне Центрального фронта, особенно сильный по войскам 13-й армии. Через полчаса войска начали наступление. Противник бросил в атаку в первом атакующем эшелоне три танковые и пять пехотных дивизий. Удару подверглись войска 13-й армии и примыкавшие к ней фланги 48-й и 70-й армий. Атака была встречена мощным огнем всей системы нашей обороны и отбита с потерями для немецко-фашистских войск.
В течение всего дня 5 июля противник провел пять яростных атак, пытаясь ворваться в оборону наших войск, но не сумел добиться существенных результатов. Почти на всех участках фронта войска твердо стояли на своих рубежах, и казалось, что пока нет такой силы, чтобы сдвинуть их с места. Только к исходу дня в районе Ольховатки и еще кое-где части противника  вклинились в нашу оборону на глубину от 3 до 6 километров. Особенно мужественно дрались воины 13-й армии.
Вечером было принято решение с утра следующего дня, то есть 6 июля, ввести в сражение 2-ю танковую армию и резервный 19-й танковый корпус, которые в тесном взаимодействии с войсками 13-й армии должны были нанести контрудар и отбросить противника в исходное положение, восстановив всю систему обороны на участке 13-й армии.
Особую боевую доблесть проявили части 17-го гвардейского стрелкового корпуса. 203-й гвардейский стрелковый полк 70-й гвардейской дивизии под командованием майора В.О. Коваленко за 6 июля отбил до шестнадцати атак противника и нанес ему тяжелые потери.
Однако, несмотря на хорошо организованную оборону, величайшее мужество и массовый героизм наших войск, за 5 и 6 июля войскам противника ценою больших потерь все же удалось продвинуться на отдельных участках до 10 километров. Оба дня, невзирая на колоссальные потери, свирепствовала его авиация. Но прорвать тактическую оборону враг так и не смог."