Запад не знает, как вести себя с Россией




Президент Трамп, в отношении которого в США ведется расследование в связи с его взаимодействием с Россией во время избирательной кампании 2016 года, резко и непредсказуемо меняет свою позицию в отношении России, из-за чего практически невозможно уловить какую-то стратегию. Но администрация Трампа рассматривает вопрос введения санкций, помимо тех, которые уже действуют сегодня в отношении России и были введены за ее вторжение на Украину в 2014 году и другие нарушения международного права.
Дополнительную путаницу в общую картину вносят верные друзья президента России Владимира Путина в Европе, большинство из которых обитают в рядах крайне правых, в том числе и в правом правительстве Австрии.
18 августа российский лидер был почетным гостем на свадьбе австрийского министра иностранных дел национального значения Карин Кнайсль, отличающейся преданностью национальным интересам. И, к удовольствию мировой аудитории, станцевал медленный танец с сияющей Кнайсль, большой его поклонницей, одетой в длинный дирндль в бело-бежевых тонах…
Откровенная встреча Меркель один на один с Путиным в Германии – первая подобная рабочая встреча на территории Германии за многие годы – прошла в атмосфере, которая не отличалась ни дружественностью, ни враждебностью.
Курс будущих отношений с Россией определяют не США, Великобритания или страны Центральной Европы, а основательность, степенность, коммерческие интересы и географическое положение Германии.
И, несмотря на то, что после этого тет-а-тет никакого официального заявления сделано не было, после двусторонней беседы Меркель с Путиным наметились контуры схемы сосуществования.
Как и в самые напряженные годы холодной войны, Германия (и, надо полагать, стоящая за ней большая часть Евросоюза) будет решительно выступать против авторитарной идеологии Москвы и нарушения прав человека. Но по существу, при всех этих внешних трениях, они еще и будут взаимодействовать с Россией в решении злободневных практических вопросов, таких как энергетика, Восточная Европа и Ближний Восток, которые служат общим интересам в Европе и за ее пределами.
При этом Меркель использует ту же тактику, что и Западная Германия, которая в разгар холодной войны поддерживала деловые отношения со странами социалистического лагеря.
Понятие «восточная политика» обозначало ту политику, которую ФРГ – верный союзник США и член НАТО – проводила в отношении Советского Союза, главного противника Запада.
Некоторые наблюдатели утверждают, что, нормализовав отношения с советским социалистическим лагерем, дипломаты Западной Германии ослабили напряженность между сверхдержавами и создали условия для разрядки и подписания в 1970-е годы соглашений по правам человека, таким как Хельсинкские соглашения, которые привели к возникновению демократических движений, разрушивших железный занавес…
Есть поразительное сходство между конструктивными связями Германии с сегодняшней Россией и теми связями, что существовали между Западной Германией и СССР в годы холодной войны. Это сходство проливает свет и на перспективы, и на опасности все более однозначного подхода Меркель к России.
С одной стороны, прагматичное, принципиальное взаимопонимание с Москвой, безусловно, представляется целесообразным, поскольку Европе, а также Соединенным Штатам необходимо сотрудничество с Россией во многих важнейших областях.
Например, в Сирии Россия играет ключевую роль в переговорах, проводимых с режимом Асада, о создании в стране стабильного послевоенного порядка, что позволило бы остановить потоки беженцев в Европу, которые являются для Меркель постоянным источником проблем.
Путин сказал Меркель, что он готов к сотрудничеству, в частности, в том, что касается помощи Европы в мероприятиях по восстановлению.
Важна роль Москвы и в отношениях с Ираном, которые в корне изменились после выхода президента Трампа из ядерного соглашения, подписанного в 2015 году, по условиям которого с Тегерана были сняты санкции в обмен на прекращение им разработки ядерного оружия. Россия является участником этого соглашения и явно проиграет, как и Европа, если оно будет расторгнуто окончательно…
С другой стороны, Германии грозят опасности. Есть опасность, что сотрудничество с Москвой (по иронии судьбы – по урегулированию конфликтов, которые она и развязала) может пострадать из-за нарушения прав человека и международного права. Путин крайне заинтересован в том, чтобы санкции, которые значительно ослабили экономику, были сняты как можно скорее.
Берлин не может отменить ключевые санкции (а Меркель утверждает, что он и не собирается их отменять), пока Россия не уйдет из Крыма. Но в высших политических эшелонах Германии есть и те, кто выступает за смягчение санкций, которые также наносят ущерб немецким и европейским компаниям.
Преследуя собственные экономические интересы, Германия продвигается в решении вопроса строительства спорного газопровода «Северный поток-2», который пройдет из России по дну Балтийского моря в Германию. Проект вызывает раздражение у стран Восточной и Центральной Европы, которые чувствуют, что их предали. Они опасаются, что трубопровод увеличит зависимость Европы от России, поставит под угрозу их собственные закупки энергоносителей и обойдется им в миллионы из-за недополученных транзитных пошлин, которые Россия им сейчас платит.
Для Германии и России наступил благоприятный момент для более тесного сотрудничества. И дело не только в том, что непредсказуемость США при президенте Трампе дестабилизирует геополитику, но и в том, что Меркель и Путин находятся в сложной ситуации из-за внутреннего кризиса в своих странах и падения популярности. Поэтому они с большей готовностью пойдут на компромисс – и действительно, планируется проводить больше таких двусторонних встреч.
Это следует приветствовать при условии, если такая политика не будет осуществляться во вред международным нормам и уязвимым странам, оказавшимся между более крупными региональными державами. В послевоенной восточной политике есть исторический пример того, что такая политика может быть эффективной.

Пол ХОКЕНОС
CNN (США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Другие материалы номера