К СПАСЕНИЮ СЕЛА




Убытки задавили. Прощай, парное молоко – чистый природный продукт в отличие от смеси заграничного молочного порошка, пальмового масла и всяких улучшителей. Такая смесь заполонила торговые центры. 

Конечно, жизненно важно было сохранить и эту молочно-товарную ферму. Как источник первоприродного здорового питания, Советский Союз был чемпионом мира по потреблению молока на душу населения. Но в данном случае это и источник теоретических знаний в единстве с передовой практикой для студентов сельскохозяйственного учебного заведения. И время буржуазных «реформ» уже отмечено еще одним черным пятном – ликвидацией десять лет назад учебно-опытного хозяйства Оренбургского государственного аграрного университета.
А в общем, и это повод для раздумий о судьбах сельского хозяйства и народа. Уже при капитализме мне доводилось участвовать в делах жителей сел всех районов Оренбургской области. Приходится и сегодня. И куда ни ступи – везде безостановочная разруха. 
Вот в двух шагах от областного центра – Беляевский район, в советскую эпоху – зажиточное село Днепровка. На большой дороге, весь свет открыт. Но прекрасный колхоз «Большевик» ликвидирован, животноводческие фермы и другие производственные здания развалены, а труженики мечутся в поисках работы даже за нищенскую плату. 
Ватагу их видел в поле. Один на тракторе завершает круг по загонке и приостанавливается. Вожак подает ему рюмку водки: хоп – и на следующий круг. Спрашиваю, что ж ты делаешь. В ответ он отмахнулся, так веселей работа.
Мужики спиваются.
Об этом говорят везде, где люди лишены работы. Но беда многолика. Терзаются, изливают друг другу боль души и сердца все, кто теперь поставлен в положение только рабочей силы. Этого материала в производстве прибыли всегда держат в избытке. Таков закон капитализма. Этим вызваны все дикости в политике новоявленного эксплуататорского класса России. 
Однако и нынешним правящим силам давно пора бы понять, что главным природным богатством страны являются не газ, нефть и другое сырье, а человек и всей своей семьей – народ. Сама его жизнь, будущее великой державы обеспечиваются политикой в интересах народа, в интересах человека. 
Но вот уже три десятилетия превращенная в сырьевую колонию Россия теряет сама себя – свой народ. И все богатства природы теряют для него ценность. Скудеет даже самовозобновляющееся богатство – земля сельского хозяйства. 
Мы знаем это по себе. Недавно на заседании Совета старейшин области говорили о сегодняшнем и завтрашнем дне села. Оренбуржье на первом месте в России по общей площади сельскохозяйственных угодий – почти 11 миллионов гектаров. Однако огромная часть этих земель при насаждении капитализма заброшена. И даже не заикаются о восстановлении многоотраслевого хозяйства, не говоря уже о его последующем развитии. 
Ну, конечно, даже при отказе от планирования местные власти все-таки вынуждены хоть частично им заниматься и составлять государственные и местные программы на короткие и дальние сроки. Но в них даже не намечают выбраться из исторической ямы. 
Хотя радуют провозглашением успехов и рекордов. Вот заявлено: «2017 год стал рекордным по урожайности за последние 39 лет. Было собрано 4,4 млн тонн зерна». Через такой-то срок – велико ли достижение. Но и тут ошибочка. Истина в том, что и много позже, в последнем для советской власти 1990 году, область произвела 5750 тысяч тонн зерна – привычный тогда урожай, но куда выше нынешнего рекорда.
И еще. «За последние 10 лет в области произведено более 30 млн тонн зерна». Ура? Но ведь за последние советские 10 лет на просторах Оренбуржья собрано 43 млн тонн… Да еще ежегодно тогда заготавливали около 2,5 млн тонн (в весе фуражного зерна) кормов для животноводства, которых теперь кот наплакал. 
Вот это сегодня действительный «застой» на дне, который давит народную жизнь. Однако у виновных даже в мыслях нет, что это недопустимо и что надо бы выкарабкиваться на свет божий. Хотя бы за край падения. Вместо этого сочинили очередной план, более жесткий, чем советский, и он диктует с точностью до десятых долей, что за предстоящую пятилетку производство зерна в области должно вырасти с нынешних 2565,4 тысячи тонн до 2961,1 тысячи тонн в 2025 году. Прибавка – по 80 тысяч в год.
Вопрос по арифметике для школьника: когда при таких расчетах ежегодного роста будет восстановлено производство зерна до уровня среднего за год последней советской пятилетки, который составлял 4580,1 тысячи тонн? Ответ: еще ровно через 20 лет, то есть в 2045 году… 
Задержать внимание на этой арифметике заставляют бедствия за 30 лет реставрации капитализма. Мыльные пузыри обещаний лопаются на лету, и подошла пора хотя бы сохранять лицо и видимость правдоподобия в речах. Все уже давно смирились с разрухой и нищетой и даже в завлекательных программах клянутся только не слишком долго барахтаться в кризисе, а затем совершить «прорыв» с показателями роста на уровне погрешностей в учете. 
Никто не надеется на чудо. У нас отняли возможность расширенного воспроизводства. Напротив, стягивают экономический хомут. Село остро нуждается в материально-технической и энергетической вооруженности. В кардинальном улучшении нуждается плодородие почв. Ежегодно гектар пашни ждет 4–8 тонн навоза и 30 килограммов минеральных удобрений. И получает в среднем в 10 раз меньше. А во многих местах – ничего. Реку минеральных удобрений повернули со своих полей на чужестранные. Своей земле оставили ручеек в десять раз меньше необходимого сегодня. Это единственная отрасль промышленности в стране, которая удвоила выпуск продукции, но при том разве что щепотку прибавила к мизерным внутренним поставкам. Налицо один из самых характерных примеров чрезвычайно скупого отношения к своему сельскому хозяйству, крайней невосприимчивости к его возрождению при изобилии словесных программ развития.
В ходе «реформ» наиболее тяжелый урон нанесен основополагающей отрасли самого существования села – животноводству. Вот уже три десятилетия продолжается небывалое в истории беспричинное уничтожение главных видов скота. 
В течение двух последних советских пятилеток наша область содержала 1800 тысяч голов крупного рогатого скота. При капитализме из этих «живых денег» пока еще не пустили под нож лишь около 550 тысяч, меньше третьей части, а ликвидированы фермы со стадом более 1250 тысяч голов. В текущем году разгромлены мощности с поголовьем еще около 25 тысяч. Продолжение следует.
В небольших остатках и другие отрасли животноводства. Знаменитый символ области – оренбургский пуховый платок – остается жить только во всенародно любимой песне. Народных художников-вязальщиц и современную фабрику обеспечивала пухом отара в 133 тысячи коз, а сегодняшнее стадо насчитывает едва лишь 16 тысяч. Почти все козоводческие хозяйства и фабрика ликвидированы. Все к тому, что любители песни смогут посмотреть платок только в краеведческом музее.
Можно ли представить себе, чтобы когда-то и где-то высокие персоны вот так, не месяц, не год, а десятилетия не останавливали разруху на подвластном им жизненном пространстве. Ну, самое близкое для всех, надо ли напоминать, как с заинтересованностью и ответственностью каждый добивался роста на вверенном ему участке. Каким незамедлительным был спрос за упущения, как исправляли ошибки. 
Но воистину чудовищно – после «перестройки» во всех государственных органах власти царят полное спокойствие и безмятежность. Как будто не рушатся и не превращаются в развалины производственные корпуса и не остаются пустыми, без скота, обширные просторы. Не замирает жизнь в бедствующих деревнях и селах. 
Все это словно не заслуживает внимания. И только участки экономики с быстрым оборотом капитала и прибылью для офшорных компаний в благодатных краях превозносятся как цель и достижение «реформ» по вхождению в мировой рынок. А ведь даже отдельные подотрасли при однобоком случайном подъеме не перекрывают общего упадка территории и продолжающегося разрушения его базовых капиталоемких отраслей, таких как животноводство, в особенности крупного рогатого скота. Эта отрасль доведена до крайней степени уничтожения во всех регионах без исключения. 
И о чем при виде этого думу думают старейшины науки и практики? А тем более жители былого перспективного села. О чем они мечтают для жизни? О славе ввиду выхода страны на первое место в мире по экспорту зерна? 
От всех слышишь одно. Вернуть на первое место человека. Труженика села. Дать хозяину работать на родной земле и достойно жить. Распахать заброшенные и заросшие бурьяном поля. Возродить общиной наследное село. Поднять из руин молочно-товарные, свиноводческие, овцеводческие и козоводческие фермы, а также многие другие участки производства. И тогда каждая полянка, каждый клочок луга и пастбища будут отдавать свои цветущие травы домашней живности, а не в теперешние степные пожары.
Эти ставшие жизнью мечты человека труда наполняют ее высоким смыслом и своей музыкой и поэзией, что ведомо каждому, кто работал вместе с отцами и дедами, со своими сверстниками. И понятно, человек строит село по всем потребностям своего времени. С первых шагов – в детский сад. Потом в среднюю школу. А там – Дом культуры, спортивный зал. Само собой, и другие заведения: участковая больница или поликлиника, фельдшерско-акушерский пункт со всеми возможностями службы духовного и физического здоровья. В чем изначально и закладывалась их подлинная оптимизация.
Вся эта нынешняя мечта в свое время была действительностью. В том числе и в нашем совхозе, ныне колхозе имени Ю.А. Гагарина Оренбургского района. Многое удалось сохранить, что и помогает коллективу и родственным народным предприятиям в борьбе за выживание. Это и дает нам основание говорить о жизненной важности коренного поворота в отношении к человеку труда. К крестьянину. К спасению села. К будущему народа и страны. 
В отличие от односторонней погони за прибылью в ущерб народу, жизненно важно многоотраслевое развитие каждого села в соответствии с природными возможностями местности для полной занятости населения. В этом выгодно соразмерное развитие отраслей животноводства с учетом видов растительных богатств. Полное восстановление животноводства и растениеводства повернет внутрь страны нынешнюю утечку за бугор фуражного зерна и минеральных удобрений. 
Пришла неотложная пора оценивать эффективность хозяйствования в стране по уровню жизни человека труда в селе и другом населенном пункте с удержанием всей территории в обжитом состоянии с наиболее разумным полным использованием ее природных богатств. Чем больше трудящихся будут полноценно жить и на современном уровне работать среди красот природы в многочисленных старинных деревнях и селах, тем быстрее прекратится вымирание и произойдет восстановление народа великой державы.

Другие материалы номера