Пробили дно и падаем дальше?




С каким багажом приходят к нему? Что изменилось за последний год? В своей заметке от 10.10.2017 «Дорожная карта сельского пациента» я приводил некоторые статистические показатели по Краснодарскому краю и по нашему, Лабинскому району в отдельности. Сейчас же хочу без лишних цифр коснуться реальной ситуации в районном здравоохранении.

Начнем с того, что Краснодарский край вошел в число субъектов Российской Федерации, в которых «майские указы» президента в плане повышения заработной платы медицинским работникам оказались провалены. Каковы причины? Их поиском сейчас усиленно занимается краевое министерство здравоохранения. Хотя, на мой взгляд, все совершенно очевидно – недостаток финансирования. Где брать средства на эти цели, если даже благополучный и процветавший в былые годы Краснодарский край сегодня является дотационным регионом с многомиллиардным долгом перед федеральным центром ?
В конце прошлого года всех сотрудников Лабинской ЦРБ озадачили ближайшим переходом в краевое подчинение. Были бюджетной организацией, стали государственной. Первую прелесть этого перехода оценили на себе сотрудники, подвергшиеся увольнению. Было сокращено порядка 60 ставок. В первую очередь регистраторы, завхозы и обслуживающий персонал. Как всегда, спокойно повел себя профсоюзный комитет, что лишний раз доказывает его абсолютную несамостоятельность в принятии решений. Во втором полугодии ожидается вторая волна сокращений. Кому в этот раз не повезет? Не застрахован никто. Разве что врачей это вряд ли коснется, а вот над средним и младшим персоналом дамоклов меч уже занесен…
Как-то уже давно все привыкли к проблемам с поставками медикаментов для аптеки районной больницы в начале каждого календарного года. Списывали всегда на торги, заключение контрактов и т.д. Январь–февраль каждый год являлись проблемными в этом плане. Но сейчас на дворе уже июнь, а дефицит лекарственных препаратов и расходных материалов до сих пор весьма актуален. При этом и речи не идет о дорогостоящих препаратах (их пациенты уже давно приобретают за свой счет), я говорю о самых ходовых и дешевых препаратах, но являющихся в то же время жизненно необходимыми. Даже банальных систем для внутривенных вливаний нет! А как, например, можно бороться с аллергической реакцией или приступами бронхиальной астмы, не имея гормонов – преднизолона или дексаметазона? Как всегда, надеемся на авось? И я знаю, что некоторые врачи, идя на дежурство, покупают лекарства за свои деньги, ибо в случае крайней необходимости никого не интересует их наличие. Ты обязан оказать квалифицированную помощь, поскольку в противном случае на тебя спустят всех собак родственники пациентов вместе с прокуратурой, а начальство просто открестится от тебя, как от ненужной проблемы. А потому и я в свой карман периодически залезаю, чтобы купить необходимое. А куда деваться? Сюда же отнесем и значительный дефицит реактивов для выполнения лабораторных исследований. Что такое 4(!) общих анализа мочи в неделю на участковую больницу, обслуживающую около 8 тысяч жителей? Что такое 20 пробирок в неделю для взятия общего и биохимического анализа крови? Возникает ощущение дежавю. Было уже такое, было. В лихие 90-е! Но сейчас-то вроде бы прорывные путинские! Пробили дно и падаем дальше? 
В схожей ситуации оказались и многочисленные льготники. Та же проблема – два первых, «трудных» месяца давно позади, а многих жизненно важных лекарств в льготных аптеках нет. Астматики и диабетики, получающие дорогостоящие препараты, порой просто оказываются на грани жизни и смерти, поскольку инсулин и ингаляторы – это их единственное спасение. Гипертоники при желании могут и купить препараты, снижающие давление, благо цены на них не столь высоки. Но, с другой стороны, основная масса этих людей – пенсионеры, чаще всего с нищенскими пенсиями, и тогда уже им приходится экономить на чем-то другом, раз уж государство, которому они отдали многие годы жизни, не обеспечивает их бесплатными лекарствами. 
Стоит ли удивляться, что количество жалоб от пациентов возросло в разы? И на отсутствие лекарств, и на невозможность записаться на прием к врачу, и на отсутствие оборудования для обследования БЕСПЛАТНО в государственном лечебном учреждении. Хорошо, когда позволяют средства или находятся родственники, способные оказать финансовую помощь для получения платных услуг, ну а когда такой возможности нет? Что делать жителям сел и станиц, не имеющим постоянного заработка или получающим крошечную пенсию? Умирать остается. Только в мае в нашем районе умерло больше 20 человек трудоспособного возраста! Причем некоторым не было еще и 40! И это не заблудшие души, лечившиеся алкоголем, а простые труженики. 
Не выдерживает ни малейшей критики состояние автомобильного парка скорой помощи. Давно отработавшие свой ресурс уазики и «газели», прошедшие косметический ремонт, продолжают изнашиваться на дорогах и ухабах сельской местности. А с недавних пор некоторые из этих транспортных средств вынуждены, скрипя и дребезжа, рискуя рассыпаться по дороге, преодолевать сотню километров до ближайшего сосудистого центра города Армавира. В один прекрасный момент такая поездка может окончиться трагически и для пациентов, и для сотрудников. Пациент с инфарктом может погибнуть в случае поломки автомобиля на трассе. А вдруг сто раз заваренная подвеска не выдержит прямо во время движения? Тогда и весь медицинский персонал рискует своими жизнями. Проблема известна руководству, однако оно бездействует…
У меня порой вызывает искреннее удивление, когда с высоких трибун и в СМИ проходит информация о выделении многомиллиардных средств на строительство суперсовременных медицинских центров, оказывающих высокотехнологичную помощь. Нет, я не против их строительства, но я бы хотел, чтобы внимание обратили и на простые участковые и районные больницы. Ни один пациент не сможет попасть в крупный центр, не пройдя предварительного обследования на месте. А как я уже говорил выше, это иногда превращается в очень большую проблему, и если она не будет решена, то никакое строительство высокотехнологичных клиник не решит проблему оздоровления нации.
И в заключение хотелось бы коснуться еще одной темы. Очень удобную позицию по отношению к повышению пенсионного возраста занимает наше славное Министерство здравоохранения. Один из основных показателей, характеризующих эффективность работы лечебных учреждений, – это смертность в трудоспособном возрасте. Как мы знаем, с этого года президент, правительство и послушное большинство Госдумы продлили нам время нахождения на рабочем месте – был увеличен возраст выхода на пенсию. Однако по непонятной причине это никак не сказалось на понятии «трудоспособный возраст». Он вообще не изменился! Как был 60 для мужчин и 55 для женщин, так и остался! Хотя почему же я назвал это «непонятным»? Это совершенно очевидно! В случае изменения расчета этого показателя в стране настолько вырастет смертность в трудоспособном возрасте, что ее потом уже не заретушируешь никакими усилиями Росстата или бравурными речами с трибун Государственной думы. И даже «соловьиный помет» на федеральных каналах не сможет убедить доверчивых жертв зомбоящика в правильности курса лидера нации и его верных соратников из «Единой России». А потому и работают Минздрав с Росстатом по старым канонам…
P.S. Я от всей души поздравляю уважаемых коллег с профессиональным праздником! И хочется пожелать, чтобы, несмотря на политику нынешнего руководства страны, вы не разочаровались в однажды выбранном пути, чтобы ваши души никогда не черствели и вам хватало сил и терпения в выполнении вашего высокого предназначения.

Другие материалы номера