300 менеджеров в шоке




Даже когда начались массовые увольнения рабочих на производствах, принадлежащих зарубежному капиталу, как это было совсем недавно на заводе «Форд» в С.-Петербурге, белым воротничкам представлялось, будто эта история не про них. Однако теперь выясняется, что для российских менеджеров благополучная жизнь может в одночасье закончиться даже в крупной иностранной корпорации. На фоне экономического кризиса в С.-Петербурге начались увольнения в компании «Нестле».

Фирма «Нестле» – крупнейшая в мире транснациональная компания, производящая такие продукты питания, как растворимый кофе, шоколад и прочие сладости. Штаб-квартира «Нестле» находится в маленькой Швейцарии, однако 400 с лишком фирменных фабрик по производству продуктового ширпотреба разбросаны по всему миру, в том числе и в России, где 11 крупных заводов день-деньской приносят прибыль иностранной корпорации. Казалось, дела у Нестле в России шли хорошо. От избытков заграничная компания выступила даже официальным спонсором балетных постановок Большого театра, благо российский балет весьма прибыльно гастролирует за рубежом. Однако в последнее время, похоже, что-то пошло не так в сладком бизнесе «Нестле», и компания решилась на массовые сокращения своего российского персонала, причем не из числа рабочих, а в рядах самой обласканной прежде категории служащих – среди менеджеров среднего звена, той самой наемной офисной прослойки, которую принято именовать белыми воротничками. И сделано это было, как говорится, в лучших традициях диковатого современного российского капитализма. 
Гром неожиданно грянул 14 мая, да так, что с этой даты переменилась не только жизнь офисных сотрудников «Нестле», но даже их понятия, как они утверждают, «о добре и зле и о дальнейшей жизни перевернулись». В этот день в одной из гостиниц    С.-Петербурга корпорация «Нестле» собрала более 300 конторских служащих из разных городов на конференцию под предлогом подведения итогов бизнеса. В общем, ничего особенного, если иметь в виду, что подобные встречи компания ежегодно собирала и прежде по различным отчетным поводам. Однако теперь участникам корпоративного съезда показалось странным не только присутствие охраны, но и обязательное разделение всех делегатов по трем отдельным аудиториям согласно цветным значкам-бейджикам и особым браслетам. 
Вскоре всем рассортированным по залам менеджерам сообщили об их всеобщем увольнении. При этом сообщалось это посредством видеообращения руководства компании, суть этого видеоговорения сводилась к следующему: уважаемые бывшие коллеги, все было очень хорошо, однако в связи с экономическими проблемами в России корпорация приняла решение оптимизировать свой бизнес, то есть речь идет о сокращении затрат на офисных сотрудников. 
Но, как выяснилось, увольнение увольнению рознь. Первой, самой большой, аудитории предложили идти на все четыре стороны без всяких условий: как говорится, вот вам Бог, а вот – порог! Второй группе за согласие мирно разойтись посулили возможное трудоустройство в партнерских фирмах, правда, уже российского происхождения и на совсем других условиях оплаты труда. Третьим предложили расстаться по взаимному соглашению сторон, то есть полюбовно. Такие «сердечные» предложения о расставании получили почти все собравшиеся на конференцию офисные члены профсоюза «Нестле». 
Не просто изумленные, а шокированные таким поворотом дела менеджеры попытались возмутиться. Иные в порыве возмущения ринулись из конференц-зала, однако им преградили путь могучие охранники. Увольняемым сотрудникам было категорически объявлено, что никто из них не покинет конференцию до тех пор, пока они не подпишут либо уведомление о добровольно-принудительном сокращении, либо договор об увольнении по обоюдному согласию сторон. При этом, как утверждают менеджеры, охрана никого не выпускала даже в туалет. 
Конечно, офисные сотрудники – не рабочий пролетариат. И в случае возмущения орудовать булыжниками менеджерам не очень привычно. Однако и у белых воротничков рано или поздно терпение кончается. Участник увольнительной конференции «Нестле» менеджер Алексей Кривов теперь не может избавиться от переживаний: «Я был первым, кто попытался выйти из зала, но мне преградили дорогу: ты куда, мол, ты же не подписал! Меня пытались удержать охранники, но я предупредил, что буду вынужден применить приемы самообороны и могу сломать руку удерживающему меня оппоненту. Только после этого меня выпустили». Этому примеру последовали многие менеджеры, которым удалось тогда бежать с позорной и унизительной конференции. 
По правде говоря, как теперь утверждают сами офисные служащие «Нестле», им бы стоило заранее ожидать такого исхода своей карьеры в этой иностранной фирме. В последнее время тревожные звоночки раздавались все чаще и чаще: то закрывались свободные вакансии по непонятным причинам, то резко прерывался карьерный рост многих – еще вчера перспективных – сотрудников, а некоторых менеджеров попросту выживали из стен фирмы по самым разным поводам и под разными предлогами. Однако никто из менеджеров «Нестле» не думал, что это может произойти с каждым из них, причем в одночасье. Каждый надеялся отсидеться спокойно в тихом офисном омуте, предполагая и надеясь, что волна отстранения от должностей не коснется его лично. 
Теперь же штормовой вал увольнений накрыл сразу многих. Из трехсот менеджеров, которых поставили перед фактом расчета и выдворения на улицу, более трети решили добиваться отмены своего увольнения или хотя бы приемлемых условий сокращения. Однако со стороны руководства зарубежной корпорации, ранее всегда заявлявшей о своей приверженности «идеалам социального мира и терпимости», сразу последовали скрытые угрозы создания невыносимых условий труда для строптивых работников офисного конвейера. 
Формально компания «Нестле» объяснила сокращение менеджеров отделов продаж объективно сложившейся ситуацией на российском рынке розничной торговли продуктами питания. Отдельные группы фирменных товаров «Нестле» в последнее время стали проблемно продвигаться в торговых сетях, поэтому нет больше необходимости содержать большой штат управленцев среднего звена, ранее обслуживавших продажу этой продукции. Более того, характеризуя назревающий конфликт с уволенными менеджерами, руководство представительства «Нестле» в России заметило, что увольняемые сотрудники были заблаговременно проинформированы о предстоящих сокращениях штатов и вообще «драма сильно преувеличена». 
Однако попавшим под сокращение клеркам «Нестле» эта история показалась не драмой, а самой настоящей трагедией. И потому испытавшие потрясение сотрудники, теперь уже без пяти минут безработные, переживают случившееся особенно остро. Менеджер отдела продаж Андрей Терешков со своей семьей переехал жить и работать в С.-Петербург по приглашению компании «Нестле». Теперь, после внезапного увольнения, семья Терешкова в глубоком шоке, ведь Андрей – единственный кормилец жены-инвалида и сына-первоклассника. Его товарищ по несчастью находится в такой же ситуации: «Я воспринял это как личное оскорбление, когда меня после стольких лет работы, как ненужную тряпку, выбрасывают на улицу, – сокрушается пятидесятилетний менеджер Дмитрий Сударский, служивший западной компании «Нестле» 17 лет. – Найти приличную работу в моем возрасте непросто даже в большом Петербурге». Ему вторят коллеги: «Среди нас есть и такие, кто проработал в компании почти 20 лет, а сейчас компания этих людей выкидывает, как ненужный мусор». 
Уволенные менеджеры попытались отстаивать свои права через корпоративный профсоюз. Однако несколько встреч профсоюзных лидеров с руководством «Нестле» носили формальный характер, причем высшие управленцы компании явно давали понять, что не намерены уступать требованиям попавших под сокращения сотрудников. «Основное требование увольняемых – остаться на работе, но если компания считает, что это категорически невозможно, тогда мы требуем обсуждения индивидуальных условий выхода в зависимости от выслуги лет и других заслуг перед компанией», – объявил заместитель руководителя профсоюза «Нестле» Максим Чередниченко. 
Впрочем, теперь эти требования выведены за рамки переговорного процесса, поскольку в июле руководство компании «Нестле» вообще заявило об отказе вести переговоры с профсоюзом. Таким образом, конфликт был в прямом смысле выдавлен на улицу. Увольняемые клерки начали акции протеста у офиса компании «Нестле» и возле торговых точек ее ключевых клиентов, причем не только в Москве и С.-Петербурге, но в других городах России. На самодельных плакатах пикетчиков значится призыв к «Нестле» выйти на диалог с сотрудниками для поиска компромиссного решения проблемы. Вскоре протестующих поддержал Профсоюз работников агропромышленного комплекса РФ, а общая численность неравнодушных граждан, проявивших солидарность с доведенными до отчаяния менеджерами «Нестле», достигла более двух тысяч. В настоящее время, заручившись широкой поддержкой общественности, сотрудники «Нестле» обращаются в прокуратуру и трудовую инспекцию с просьбами провести соответствующие проверки на предмет законности решений западной фирмы, сделавшей их в один миг безработными. А надо бы в свое время обращаться к книге Карла Маркса «Капитал» – там содержатся все объяснения. 

Санкт-Петербург

Другие материалы номера