Камни прошлого — ступени в будущее




1 октября 1949 года, 70 лет назад, была провозглашена Китайская Народная Республика.

К концу Второй мировой войны на политической карте мира существовали два Китая. Часть китайской территории находилась под контролем Гоминьдана (национальная партия, с 1927 года ставшая правящей буржуазно-помещичьей партией). Другая часть территории находилась под руководством Коммунистической партии Китая (КПК). Курс компартии поддержал Советский Союз, заканчивавший военные действия против Японии, а Гоминьдану помогали американцы.
С 1946 по 1949 год в Китае шла народно-освободительная, а по сути – гражданская война. Эта война явилась завершающим этапом народно-демократической революции, уничтожившей феодально-помещичий гнет и засилье иностранного империализма в Китае. 
30 сентября 1949 года Народный политический консультативный совет Китая образовал Центральное народное правительство. 
Победа над Гоминьданом и захват власти КПК стали возможны благодаря решающей поддержке Советского Союза. 
1 октября 1949 года в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика, и эта дата отмечается как национальный праздник КНР. На следующий день Советский Союз первым признал КНР и заключил с ней Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи.
«Отныне китайский народ поднялся с колен и распрямил плечи». На эти слова, сказанные Мао Цзэдуном в день провозглашения КНР, в западном мире мало кто обратил внимание. Но в душах жителей Поднебесной они затронули самые заветные струны.
Минувшее семидесятилетие можно поделить на три периода – десять, двадцать и сорок лет. 
Первое десятилетие прошло под девизом «Русский с китайцем – братья навек!» и ознаменовало подъем. Тогда первая китайская пятилетка заложила фундамент индустриализации страны, без которого был бы невозможен ее нынешний рывок к мировому лидерству.
Вслед за этим в истории КНР наступил второй, двадцатилетний этап, отмеченный волюнтаризмом «большого скачка», казарменным бытом народных коммун, самосудами хунвейбинов, – этап сползания в хаос, смуту и кризис. Эти трагические страницы сменяли одна другую, пока во главе не встал Дэн Сяопин. Он сумел вытянуть страну из губительного водоворота и твердо взять курс на реформы. 
Сорок реформенных лет стали главным периодом возвышения республики: отброшенный далеко назад Китай сумел встать на ноги и продвинуться далеко вперед по пути избавления от бедности и отсталости.
В годы первой пятилетки дружба великих соседних народов вошла в десятки тысяч человеческих судеб. Китайцы не просто копировали наш опыт, но кое в чем сумели усовершенствовать его. 
Во-первых, они провели коллективизацию села, но без ликвидации кулачества как класса. Это позволило сохранить наиболее рачительные хозяйства, которые стали рычагами роста продуктивности земледелия.
Во-вторых, более гибко, без экспроприации были проведены социалистические преобразования частной промышленности и торговли. Поставить на благо народа не только тот капитал, который предприниматель держит в кармане, но и тот, что находится у него в голове, – такова была цель создания государственно-частных предприятий. Бывшего владельца оставляли генеральным директором, лишь приставив к нему «комиссара» в виде секретаря парткома.
Такое отношение к национальной буржуазии увеличило симпатии к Пекину со стороны состоятельной китайской диаспоры. Именно она стала потом финансовой опорой реформ. Если у нас к соотечественникам за рубежом относились настороженно – то ли как к белоэмигрантам, то ли как к диссидентам-невозвращенцам, то для пекинских властей заморские китайцы всегда были желанными гостями.
Наконец, китайские коммунисты избегали делать критерием благонадежности людей их социальное происхождение. Детей капиталистов, не говоря уже о кулаках, принимали в комсомол, брали в военные училища. И это лишало их родителей стимулов сопротивляться победившей революции.
Но после успешного завершения первой пятилетки, которая осуществлялась в основном на основе советского опыта и при содействии наших специалистов, великий кормчий Мао прибег к авантюристической тактике «большого скачка». 
Тогдашний лозунг «Три года горького труда – 10 тысяч лет счастья» закабалил крестьян, заставив их не только коллективно трудиться, но и есть из общего котла.
Под лозунгом «Обгоним Англию!» стали варить низкосортный чугун чуть ли не в каждом дворе. 
«Большой прыжок в коммунизм» закончился бедствием для страны и народа.
После провала «большого скачка» Китай оказался на грани развала. И тогда появился Дэн Сяопин – китайский государственный, политический и партийный деятель. Никогда не занимая пост главного руководителя страны, он был фактическим руководителем Китая с конца семидесятых до начала девяностых годов прошлого века. Партийная кличка генсека – Сяопин, то есть «маленькая бутылка», – воспринималась в Китае как метафора, аналогичная нашему термину «ванька-встанька». Дэн Сяопин, которого трижды сбрасывали с вершины пирамиды власти, вновь на нее возвращался.
Унаследовав потрепанный и фактически находившийся после «культурной революции» в состоянии необъявленной гражданской войны Китай, Дэн стал автором нового мышления. Он разработал принцип «социализма с китайской спецификой» и стал инициатором экономических реформ в Китае, сделав страну частью мирового рынка. Он осуществил поворот «от догматизма к прагматизму». Оглядываясь на сорок лет реформ, китайцы называют сегодня четыре элемента формулы своего успеха.
Во-первых, начинать надо не с ломки политической системы, а с повышения эффективности экономики. Ибо в переходный период особенно нужна сильная центральная власть, располагающая надежными рычагами управления. 
Во-вторых, начинать не с города, а с села. Чтобы как можно скорее накормить и одеть большинство населения, потеснить бедность, минимизировать социальную цену перехода к рынку, дать миллионам людей возможность на себе ощутить пользу от этого.
В-третьих, не спешить с приватизацией государственных предприятий, особенно естественных монополий. Вместо этого сделать упор на привлечение иностранного капитала в особые экономические зоны, привлекательные для иностранных компаний, которые не только создавали бы там новые рабочие места, но и повышали общий технологический уровень производства в стране.
В-четвертых, максимально использовать регулирующую роль государства, дабы не допускать чрезмерной поляризации общества. Это включает различные меры по сокращению трехкратного разрыва в доходах 500 миллионов горожан и 800 миллионов крестьян.
Когда КНР вставала на путь реформ, каждый четвертый китаец жил впроголодь и ходил в заплатках. Теперь же ниже черты абсолютной бедности находится уже не 25, а менее 2 процентов населения КНР. Даже Организация Объединенных Наций, которая редко балует Пекин похвалами, называет это беспрецедентной победой над нищетой в современной истории.
За четыре десятилетия реформ удалось вызволить из нужды четверть миллиарда бедняков, вместо которых появилось 250 миллионов «новых китайцев». 
И вот тогда правящая партия сочла необходимым вновь вернуться к лозунгу социального равенства. Была поставлена цель гармонизировать общество, остановить и повернуть вспять процессы поляризации, сгладить и устранить противоречия материальных интересов различных регионов и разных слоев общества.
Новый курс означал смену не только целей, но и методов руководства. Вместо того чтобы служить инструментом ломки старого, Компартия современного Китая теперь видит свою задачу в том, чтобы быть выразителем общенациональных интересов, быть современной правящей партией, способной компетентно управлять государством, опираясь на законность, демократичность и научность.
Мао Цзэдун помог стране встать на ноги и добиться независимости. Дэн Сяопин и его преемники сделали Китай богатым. Теперь же пришел черед Си Цзиньпина, который обещает сделать Китай могущественным мировым игроком, ни в чем не уступающим другим ведущим странам. 
Китай обещает продолжать движение по пути мира и развития, открыто опираться на принцип выгоды, отвергать идеологические распри и практиковать правильный взгляд на справедливость.
Но есть проблема, которой руководство «Поднебесной империи» уделяет особое внимание, – это борьба с коррупцией. В Китае связи, подкупы, взятки и дорогие подарки долгими столетиями оставались одной из нерушимых основ общественной жизни и наиболее верным способом достичь желаемой цели. Однако нынешнее руководство страны не находит подобным «традициям» места в будущем и инициировало настоящий «крестовый поход» против коррупции. 
За период крупномасштабной кампании по борьбе с коррупцией, которая началась с приходом к власти нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина, в Китае за подобные нарушения наказали уже более 1,5 миллиона членов компартии.
С декабря 2012 года в стране действуют «восемь правил» подобающего для чиновников поведения, направленных на искоренение бюрократии, расточительства и нежелательного поведения на госслужбе. Надзорные органы страны ведут проверку чиновников всех уровней.
Введение этих правил породило формулировку, которую всегда используют в сообщениях по делам коррупционеров, – «нарушение партийной дисциплины». После этого обвинения нарушителей, как правило, с позором изгоняют из партии, снимают со всех занимаемых должностей, лишают званий и наград, конфискуют имущество.
Ушло время, когда членство в Компартии Китая было своего рода гарантией, что человек может пользоваться всеми возможными благами и бонусами, злоупотреблять служебным положением, принимать дорогие подарки, возить семью в отпуск за государственный счет, закатывать банкеты, давать взятки и быть неприкасаемым. С 2012 года все поменялось. Теперь партийные функционеры и государственные служащие обязаны строго следовать нормам дисциплины. 
И, что важнее всего, теперь в стране нет «неприкасаемых», партия начала «бить и тигров, и мух».
 А в апреле 2015 года в стране началась новая крупная общенациональная кампания под названием «Небесная сеть» по поимке за границей беглых коррумпированных чиновников и членов КПК. Власти Китая передали в Интерпол список из 100 наиболее разыскиваемых беглых преступников, подозреваемых в коррупции. В их отношении Интерпол опубликовал «красные уведомления».
За период с момента активизации «Небесной сети» Китай вернул из почти 120 стран свыше 4,8 тысячи подозреваемых в причастности к коррупции, в том числе 54 наиболее разыскиваемых из «красного» списка Интерпола. Помимо этого, Китаю удалось вернуть еще и незаконно выведенные из страны средства в размере порядка 2 миллиардов долларов. Также в Китае действует правительственная операция по розыску беглых коррупционеров под названием «Охота на лис».
Если раньше многие простые люди были недовольны однопартийной системой, не доверяли ей, считая, что КПК никогда не наказывает своих членов, то сейчас, после семи лет антикоррупционной кампании, люди увидели, что от наказания не могут уйти ни те, кто занимает низшие посты, ни самые высокопоставленные чиновники. Это укрепило доверие народа к государственной системе и к ЦК КПК.
Сегодня борьба с коррупцией помогает избежать потери общественных материальных ценностей, несправедливого распределения общественных богатств и расслоения общества на бедных и богатых. Она также создает условия, способствующие честной рыночной конкуренции, поддержанию рыночного порядка, улучшает инвестиционную среду, что крайне выгодно для своевременного регулирования модели экономического развития и здорового, стабильного развития экономики.
Долгие годы западные эксперты были уверены в том, что рынок и процветание неизбежно приведут Китай к западной модели, однако этого не произошло.
 Политика реформ и открытости сделала Китай из отсталой и перенаселенной страны третьего мира державу со второй по величине экономикой мира.

[img=-11722]

А недавно председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин обозначил новую цель, стоящую перед Коммунистической партией Китая, – «построить сильное, богатое, демократическое, цивилизованное, гармоничное, модернизированное социалистическое государство». 
И, к раздражению многих иностранных обозревателей, открыто заявил: «Китай готов поделиться своей мудростью и планами развития с другими странами». 
Так, может быть, и руководителям России следует поступиться гордыней и взять на вооружение мудрость древней страны? Ведь в то время, когда мы скатывались на обочину цивилизованного мира, они сумели выбраться из долговой ямы и построить успешное, социально ориентированное государство. И особенно примечателен их опыт борьбы с бедностью, социальным расслоением, чиновничьим беспределом и, главное, с коррупцией. Китайская пословица гласит: «Бывает только неправильный путь, но не бывает безвыходных положений».
И хочется верить, что наступит время, когда мы вновь запоем вместе: «Русский с китайцем – братья навек!»

Другие материалы номера