Спасти Музей В.И. Чапаева

Связаны они с ситуацией, которая сложилась в связи с ремонтом, реконструкцией и реэкспозицией данного музея (подробнее – см. «Чебоксарская правда», №27 от 10 июля 2019 года, http://kprf121.ru/cheboksarskaya-pravda-27-ot-10-iyulya-2019-goda/).

Напомним, здание музея было построено в 1974 году методом народной стройки и является памятником гражданской архитектуры второй половины ХХ века. В 1986 году к Музею В.И. Чапаева был перенесен Дом, где родился и жил будущий герой. Эта деревянная постройка – памятник зодчества конца XIX века, объект культурного наследия народов Российской Федерации. Музей В.И.Чапаева (вместе с входящим в его состав Домом семьи Чапаевых) является филиалом БУ «Чувашский национальный музей» Минкультуры Чувашии и находится в его оперативном управлении. Руководство этой головной организации делает все, чтобы вместо обновления музея фактически происходило его разрушение.
Реставрация дома, в котором родился и жил Василий Иванович Чапаев, предполагавшая частичную замену бревен, на деле обернулась строительством новодела, в результате чего объект культурного наследия был утрачен. Кроме того, бревна и доски укладывались сырыми, с большими щелями, из-за чего впоследствии от черной плесени серьезно пострадали и внутренние стены дома, и уникальные исторические экспонаты.
На проблеме реэкспозиции Музея В.И. Чапаева остановимся более подробно, поскольку ее освещение в СМИ зачастую не соответствует действительности.
Чувашский национальный музей объявил в сентябре 2018 года открытый творческий конкурс на лучший дизайн-проект художественно-пространственного решения экспозиции Музея В.И.Чапаева и предложил общественное обсуждение дизайн-проектов. Их было три, все они шли под номерами, в силу чего неизвестно, какими организациями предложены. Потомки В.И. Чапаева приняли участие в обсуждении, отметив проект №230566 как наиболее соответствующий научной концепции Музея В.И. Чапаева. Кстати, большинство отзывов, опубликованных на сайте Чувашского национального музея, было в поддержку именно этого проекта.
Конкурсная комиссия во главе с И.П. Меньшиковой объявила победителем другой проект – №420111 и раскрыла наименование представившей его организации – ООО «Айбат». Дизайнеры этой компании предлагали разместить в экспозиции непристойные анекдоты и компьютерные игры столь же сомнительного свойства. Потомки В.И. Чапаева выступили против осквернения памяти героя. И.П. Меньшикова, напротив, поддержала проект с таким «современным» решением.
В личном разговоре с представителем семьи Чапаевых И.П.Меньшикова сообщила, что конкурс проводился «строго в рамках 44-ФЗ». Однако вопреки ее утверждению, информация об открытом творческом конкурсе не была размещена на сайте госзакупок. Когда это выяснилось, со всех инстанций полетели отписки, что «конкурс проводился вне рамок 44-ФЗ, так как не предполагал никаких финансовых вознаграждений, победителю предоставляется лишь преимущественное право на исполнение проекта». Но не бесплатно же он будет его реализовывать, а за бюджетные деньги!
После проведенной в июле 2019 года прокуратурой Чувашской Республики проверки И.П.Меньшикова была вынуждена действовать в установленном Законом №44-ФЗ порядке и объявить через ЕИС тендер на оказание услуг по разработке рабочего проекта экспозиции Музея В.И.Чапаева. Естественно, что при этом были нарушены сроки внесения изменений в план закупок, в связи с чем в отношении контрактного управляющего было возбуждено дело об административном правонарушении, а в адрес директора И.П. Меньшиковой прокурором внесено представление.
Казалось бы, конкурс входит в правовое русло, но… Существует два вида торгов – электронный аукцион и открытый конкурс, главное различие между которыми состоит в критерии выбора победителя: наименьшая предложенная цена в случае аукциона или лучшие в совокупности условия выполнения контракта (т.е. соотношение цены и качества) в случае конкурса. Учитывая уже нарушенные сроки, И.П. Меньшикова выбрала наиболее простую и быструю форму тендера, т.е. аукцион. 
Определять лучший дизайн-проект имело смысл через объявление именно открытого конкурса, где важно понимание нужд заказчика и его требований к услуге. Просто Меньшикова с самого начала должна была организовать его проведение по закону, т.е. через госзакупки. А когда торги состоялись через аукцион – получилось то, что получилось… Торги состоялись 2 августа 2019 года, в результате которых первоначальная цена контракта около 700 тыс. руб. снизилась в три раза. Участников аукциона было двое, выиграла заявка под номером 2.
После этого интернет-газета «Реальное время», которой И.П.Меньшикова дала интервью, публикует в день 100-летия со дня гибели В.И. Чапаева дезинформацию под названием «Образы Чапаева «уценили» втрое и отдали московским дизайнерам» (https://realnoevremya.ru/articles/150391-100-let-so-dnya-gibeli-chapaeva-pochtyat-bez-anekdotov). Дескать, и в ходе ранее проведенного открытого конкурса, и в ходе электронного аукциона родственники Чапаева поддерживали некую «московскую студию» – ООО БМП, обрушили начальную цену в три раза – «до копеек», только чтобы победили «москвичи-чапаевцы». В действительности аукцион выиграла компания «Бюро музейного проектирования» из Екатеринбурга, которая до этого в открытом творческом конкурсе участия не принимала. Потомки В.И. Чапаева не общались с организациями – участниками конкурса или аукциона и уж, конечно, никак не могли влиять на работу электронной торговой площадки. Кому, как не Меньшиковой это знать, раз она (вместе с контрактным управляющим) входила в состав комиссии по проведению электронного аукциона.
Зачем Ирине Петровне понадобилась эта неправда? Видимо, Меньшикова решила сформировать мнение, что Чапаевы, поддерживая некую «московскую студию», сделали возможным ее победу за счет обрушения начальной цены контракта, а эти самые «москвичи» не в состоянии, в силу отсутствия надлежащего опыта, представить достойный дизайн-проект. Видимо, тут на сцену должен выйти второй участник аукциона – по сведениям «Реального времени», уже знакомый нам ООО «Айбат»! Компания, где трудятся самые тонкие ценители анекдотов, про концепцию проекта которых И.П. Меньшикова, а вслед за ней и Минкультуры Чувашии написали возвышенные слова: «подчеркивает значимость легендарного героя для нескольких поколений наших соотечественников и ставит цель передать этот образ потомкам современными музейными методами».
Почему И.П. Меньшикова позволяет себе так глумиться над памятью героя, которым гордятся и которого чтут на чувашской земле? Ирина Петровна действует исходя из политического тезиса «красные ныне непопулярны». Еще в 2018 году, при разработке сотрудниками Музея В.И. Чапаева научной концепции его развития, Меньшикова как руководитель головной организации настаивала, чтобы значительная часть экспозиции была посвящена врагам комдива 25-й дивизии, в частности, А.В. Колчаку. Однако работникам Музея В.И. Чапаева удалось отстоять свое ви?дение научной концепции. Ирину Петровну это не остановило, и в ход пошли анекдоты и компьютерные игры про Василия Ивановича – разработка той самой компании «Айбат», которую столь рьяно поддерживает Меньшикова.
Тем временем директору И.П.Меньшиковой 23 августа 2019 года вручена юбилейная медаль «В память о 550-летии города Чебоксары»; комментируя это событие, на сайте Чувашского национального музея отрапортовали, что под ее руководством успешно реализован проект «Реэкспозиция Музея В.И. Чапаева». Интересно, когда она успела его осуществить, если музей, ремонт в котором должен был завершиться еще три месяца назад, до сих пор не открыт и рабочий проект реэкспозиции, насколько нам известно, пока не принят?
Все вышеперечисленные действия И.П. Меньшиковой дискредитируют ее как руководителя. Музей, основанный в честь Василия Ивановича Чапаева, и Ирина Петровна Меньшикова, проявляющая явное неуважение к герою Гражданской войны, – вещи несовместные. Музей В.И. Чапаева надо спасать. Открыто обращаемся к руководству Республики Чувашия рассмотреть вопрос о выделении Музея В.И. Чапаева, являющегося одним из филиалов Чувашского национального музея, в самостоятельное бюджетное учреждение культуры. Сотрудники музея, открытого 45 лет назад в память о героическом земляке чувашского народа, – настоящие профессионалы, преданные своему делу. Уверены, что они справятся.