30 песо, которые переполнили чашу




Впервые со времен диктатуры Пиночета в столице и ряде провинций объявлен режим ЧП, установлен комендантский час с 19 часов, введена бронетехника.

«Мы находимся в состоянии войны», – заявил президент Чили Себастьян Пиньера. С кем армия, вооруженная боевым оружием, ведет войну, он не уточнил. По умолчанию считается, что с погромщиками и мародерами. По факту – с собственным народом. 
Официально говорится о десяти погибших, главным образом в результате пожаров в магазинах. Подразумевается, что, мол, это погромщики, а значит, сами и виноваты. Но многочисленные видео, которые не показывают по чилийским ТВ-каналам, свидетельствуют: против граждан (причем отнюдь не погромщиков) применяется огнестрельное оружие. 
В огненный хаос переросли протесты против повышения цен на проезд в метро с 800 до 830 песо (примерно 75 рублей). Таким образом, самый демократичный вид транспорта стал для многих граждан просто недоступен. Сначала протесы были мирными. Студенты и школьники перепрыгивали турникеты, проходя в метро бесплатно. Люди садились на платформу и свешивали ноги на рельсы, пытаясь заблокировать движение поездов.
Однако правительство, как в эти же дни в Эквадоре в похожей ситуации, и не думало идти людям навстречу. Неудивительно. На американском континенте всего два президента-миллиардера. Это лидер США Дональд Трамп и глава Чили Себастьян Пиньера. Состояние Пиньеры журнал Forbes оценил в 2,7 млрд долларов. Выходец из очень богатой семьи (его брат, к слову, был «идеологом» экономических реформ Пиночета), Пиньера, возможно, и в метро никогда не спускался за ненадобностью. И уж точно не понимает, к чему возмущаться из-за такой мелочи, как 30 песо. 
Но эта сумма, видимо, оказалась последней каплей, вызвавшей социальный взрыв. «Зачем метро и автобусы, если в них все равно невозможно ездить?» – очевидно, рассудили отчаявшиеся люди, которые начали громить станции. Логика эта неверная, но очень понятная. 
О причинах погромов, к которым власти и разного рода охранители стремятся свести любые протесты, очень точно написал украинский журналист Олег Ясинский, живущий в Сантьяго. Причем касается это не только Чили. 
«Когда пишу эти строки, надо мной низко пролетает вертолет полиции. И в двух кварталах от моего дома в Сантьяго стук кастрюль людей, заполнивших площадь, сменяется ревом негодования. Я против насилия и совершенно уверен, что это самый устаревший и непригодный инструмент для изменения мира. Но… 
Есть взрыв ярости людей, которых презирают, считают существами третьего или десятого сорта и которые с момента рождения исключены из системы и практически лишены шансов. Они с детства – объект дискриминации во всех без исключения отношениях. Отсутствующее образование часто не позволяет им осознать это, но, когда они вместе, их много и они находятся перед объектами или символами власти, унижающей их, их действия иррациональны. 
Значительная часть погромов и поджогов организована полицией с целью создания повода для демонизации и подавления социального движения. Власти не нужны мирные организованные граждане, которыми сложно манипулировать. 
Ситуациями хаоса всегда пользуются люмпены и преступники, и у мирно протестующих граждан практически нет возможностей влиять на это». 
Между тем призывающий к соблюдению законов президент сам хранит большую часть своих миллиардов в зарубежных банках, только чтобы не платить налоги. 
Да и с насилием не всё так просто. Опять-таки, как и в Эквадоре, пока выступления были мирные, власти их игнорировали. Когда начались волнения, и эквадорский презент Морено, и чилийский Пиньера отменили свои решения о повышении тарифов, первый на горючее, второй на метро. 
Однако это лишь отступление праволиберальных властей, но не капитуляция. 
«Для правительства это худший из сценариев: нет движения, которое можно в этом обвинить, нет лидеров для проведения диалога и нет головы, чтобы отрубить. Это стихийное отражение никогда ранее не виденного ГЛУБОЧАЙШЕГО и широчайшего возмущения. 30 песо переполнили чашу», – оценил ситуацию писатель Хорхе Барадит. 
Вот только настоящей победы без такого движения (партии), без организации добиться практически невозможно. 
На понедельник в Чили намечена всеобщая забастовка. К ней присоединился профсоюз крупнейший шахты Чили Ла Эскондида. Главное требование – отмена ЧП и вывод армии из городов. 
Сложно предсказать, как будут развиваться события. Но одно очевидно: вовсе не социализм, а «правый поворот» последних лет в Латинской Америке привел к социальной катастрофе. 

Другие материалы номера