Сума и тюрьма

Скажем прямо, тюрьма – заведение печальное, но, к сожалению, необходимое. Государство ныне всё стремится сделать гуманным, и даже места заключения тоже – уютными и относительно комфортными. Особенно в крупных городах, где – чего греха таить! – правонарушителей особенно много. 
Еще в 2007 г. в С.-Петербурге было принято решение построить новое здание следственного изолятора «Кресты» в Колпино – в 26 километрах от Северной столицы. Предполагалось, что на 35 гектарах будут возведены два восьмиэтажных крестообразных корпуса, могущих вместить в свои стены четыре тысячи заключенных. По проекту новые «Кресты» должны были быть комфортными: современные помещения для подследственных, нормальные камеры, отдельные санузлы, переговорные кабинеты и залы судебных заседаний, лифты и удобные переходные конвейеры между зданиями. Даже стены обещано было выкрасить в пастельные тона и меблировать изолятор по особому дизайнерскому проекту. Словом, новые «Кресты» планировались как образец комфорта для всей пенитенциарной системы в России. 
Ответственным за строительство комфортабельных «Крестов» был назначен полковник Сергей Моисеенко, заступивший на пост заместителя начальника по капитальному строительству управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по С.-Петербургу и Ленинградской области. При этом предполагалось, что новая тюрьма приветливо распахнет свои зарешеченные двери для вынужденных постояльцев в 2013 г. Однако этого не случилось ни через год, ни через два, несмотря на то, что из федерального бюджета на эту стройку было отпущено более 4 миллиардов рублей. 
А строили суперсовременную тюрьму «Кресты» примерно вот как. Заказчик стройки – УФСИН по С.-Петербургу и Ленинградской области – подрядил на строительство Генеральную строительную компанию (ГСК), которая в свою очередь каким-то образом передала права на почти половину работ по возведению нового следственного изолятора фирме «Петроинвест». 
Однако уже в 2016 г. между подрядчиком и субподрядчиком обострились противоречия по поводу неисполнения строительных работ. Позже выяснилось, что камеры «Крестов» обустроены кое-как, а при строительстве дороги к новой тюрьме потерялись 12 миллионов рублей. Более того, вдруг исчезли ключи и даже замки от камер, за которые были выплачены одной коммерческой компанией более 10 миллионов рублей. При этом подрядчик ГСК отказался принимать у субподрядчиков всякие работы, поскольку признать деятельность субподрядчиков за работу не представлялось возможным, о чем в недалеком времени стало известно правоохранительным органам. 
Впрочем, очень скоро у правоохранительных органов возникли подозрения по поводу самого генерального подрядчика ГСК. В марте 2017 г. главе компании ГСК было предъявлено обвинение в невыполнении обязательств по строительству новых «Крестов», а также в хищении более 56 миллионов рублей. Тогда же, в марте 2017 г., в собственном автомобиле был расстрелян подполковник УФСИН Николай Чернов, который неоднократно фиксировал финансовые и коррупционные нарушения при возведении непомерно долго строящегося следственного изолятора. Это трагическое событие послужило поводом для возбуждения уголовного дела и проведения всесторонней проверки тюремного долгостроя. В результате первых следственных действий по подозрению в преступлениях был арестован теперь уже бывший руководитель строительства «Крестов» – полковник Сергей Моисеенко. Вместе с ним под арестом оказались еще несколько высокопоставленных лиц. В частности, за решетку отправился директор крупной субподрядной строительной компании «Петроинвест» Руслан Хамхоков за дачу взятки 388 миллионов рублей. 
7 ноября в С.-Петербурге завершилось расследование масштабного уголовного дела в отношении бывшего заместителя руководителя Управления ФСИН по С.-Петербургу и Ленинградской области Сергея Моисеенко, который контролировал строительство самого большого в России следственного изолятора «Кресты» в Колпино и, по версии следствия, сумел незаконно обогатиться на этой стройке. Следствие пришло к выводу, что Моисеенко в течение ряда лет получил взятки по меньшей мере в сумме 710 миллионов рублей от руководителей коммерческих структур за покровительство и принятие строительных работ, которые фактически не были произведены до конца. Как сообщает пресс-служба Следственного комитета РФ, Моисеенко лично давал указания подчиненным сотрудникам подписывать без задержек акты сомнительно выполненных подрядов, распоряжался выдавать авансы в максимальном размере на выполнение строительных работ по обустройству колпинского следственного изолятора «Кресты». Также экс-чиновник ФСИН подозревается в организации убийства своего заместителя Николая Чернова, вскрывшего факты правонарушений в ходе грандиозной тюремной стройки. 
В настоящее время материалы этого громкого уголовного дела направлены в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения в отношении нескольких деятелей, которые строили тюрьму, но в результате сами оказались в узилище. 

Санкт-Петербург