Доходный COVID




Есть такой персонаж у Гоголя в «Ревизоре». Буквально на днях в очередном эфире на канале «Соловьев LIVE» Мясников откровенно признался: «…Даже если коронавирус, ну и что? Ну, конечно, надо пойти, сдать анализ, чтобы не заразить других. Но вы же понимаете, что это иллюзия <…> Все равно инфекция возьмет свое. Кому положено умереть – помрут». Чуть ли не дословно из классики… 

Сказал бы это кто-то другой, можно было бы пропустить мимо ушей. А Мясников – главный официальный рупор власти в период эпидемии COVID-19 в стране. Не исключено, что власть рангом пониже, включая начальников от медицины, восприняла это сообщение как сигнал, мол, ну раз помрем, так хоть напоследок урвать от бюджета по максимуму. 
«Советская Россия» в предыдущем выпуске «Стойла Совраски» рассказывала, как чиновники с депутатами, воспользовавшись эпидемией, превращают свои полномочия в бизнес на пандемии. В том числе и с продажи обязательных масок и перчаток с рентабельностью под 1000 процентов. Но это, как оказалось, лишь мелкий, чуть ли не копеечный, бизнес на фоне того, что творится в некоторых регионах. 
Например, в Волгограде разгорается скандал, связанный с госзакупками для спасения больных коронавирусом. После того, как в России была запрещена эксплуатация аппаратов искусственной вентиляции легких «Авента-М», местные активисты решили выяснить, сколько таких аппаратов закупили для области. Открытие, сделанное ими, способно повергнуть в шок. И не только жителей Волгоградской области. Волгоградская область вошла в тройку регионов, которые умудрились переплатить за каждый такой аппарат до полумиллиона рублей больше, чем остальные регионы. 
Некая компания АО «Концерн Радиоэлектронные технологии» поставила в регион аппараты ИВЛ по конкурсу, но по космическим ценам. Всю схему вскрыл и обнародовал в местном издании «Блокнот» эксперт по госзакупкам Эдгар Петросян. Он-то и рассказал, что в открытом доступе находится 90 контрактов с этим АО на поставку 10 765 аппаратов общей стоимостью 15 миллиардов 248 миллионов 935 тысяч рублей. 
– Абсолютное большинство регионов закупали аппараты централизованно, через региональные органы здравоохранения по цене 1 миллион 862 тысячи рублей за аппарат. Есть регионы, покупавшие чуть дешевле, например, Челябинская область, – за 1 миллион 770 тысяч рублей. Дешевле всех аппараты приобрели в Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации, им каждый из 6711 аппаратов обошелся в 1 миллион 100 тысяч рублей, – подсчитал эксперт. 
Однако чиновники администрации Волгоградской области закупили непригодные к эксплуатации приборы по цене 2 миллиона 362 тысячи рублей. 
– Меня как жителя Волгоградской области удивляет тот факт, что наш регион решил пойти по пути децентрализации, и каждое лечебное заведение закупало себе ИВЛ в розницу вместо централизованной закупки комитетом здравоохранения, как было везде, – недоумевает Петросян. 
Таким образом, в Волгоградской области было приобретено 57 аппаратов на общую сумму 134 миллиона 634 тысячи рублей. ГБУЗ «Урюпинская центральная районная больница» приобрело 5 аппаратов, заплатив за них в общей сложности 11 миллионов 810 тысяч рублей. Цена каждого аппарата составила 2 362 000 рублей. На аналогичных условиях были проведены закупки более 50 аппаратов ИВЛ и другими медучреждениями региона. 
За гранью понимания, что происходит с эпидемией и чем заняты власти, стоит информация, обнародованная «Открытыми медиа». Это уже другая сторона бизнеса на эпидемии, на горе людском. 
Жители трех регионов – Подмосковья, Нижнего Новгорода и Курской области – рассказали этому интернет-ресурсу о необычных попытках медиков приписать заражение коронавирусом недавно умершим от других заболеваний, у которых не было ни симптомов COVID-19, ни положительных тестов. Медики предлагали родственникам исказить причины смерти и указать в справке в качестве таковых «коронавирус», обещав за это вознаграждение: речь шла о суммах 15 000–25 000 рублей. 
Это нечто новое в отечественной медицинской практике. О таком эпизоде, в частности, рассказала Оксана Лунева, главврач одной из частных клиник города Королёва (Московская область). «Несколько недель назад ко мне пришли пациенты, семейная пара, они у нас очень давно лечатся, и рассказали историю о том, как у них умерла бабушка, – рассказала врач. – Бабушка лежала дома, у нее были проблемы с печенью. Пожилой человек, 84 года. После смерти они, как положено, вызвали скорую помощь. Врачи приехали в сопровождении полиции, и врач скорой помощи предложил деньги за то, чтобы написать в справке, что бабушка умерла от коронавируса. Пара отказалась». 
По словам медика, судя по рассказу родственников умершей, речь шла о выплате в 15 000 рублей, но точную сумму собеседница издания не помнит. О похожем случае рассказали и знакомые проживавшего в Нижегородской области молодого человека, который умер после операции, связанной с болезнью желудка. Его родителям в медучреждении предложили записать в качестве причины смерти «коронавирус». В таком случае, как им объяснили, семья сможет получить около 15 000 рублей. 
В Курске за указание COVID-19 в качестве причины смерти уже 25 000 рублей предложили семье скончавшейся в больнице пенсионерки. У нее было несколько хронических заболеваний, при этом не был зафиксирован коронавирус. Как рассказала «Открытым медиа» знакомая этой семьи, предложение сфальсифицировать диагноз вызвало возмущение, и дочь умершей от него отказалась. Пенсионерка проходила лечение в Курской городской клинической больнице скорой помощи. 
Невольно возникает вопрос, а кому нужны искажения причины смерти больного? Ответ, оказывается, лежит на поверхности. На каждого больного коронавирусом пациента больнице выделяется от 100 000 до 200 000 рублей, в зависимости от тяжести состояния пациента, о таких тарифах 24 апреля рассказывала глава Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) Елена Чернякова. Она отметила, что в особо тяжелых случаях стоимость лечения превышает 200 000 рублей. 
В разговоре с журналистом основатель системы ОМС в России Владимир Гришин рассказал, что слышал о случаях посмертного «приписывания» коронавируса в разных регионах: «Оптимизация была проведена для того, чтобы развивался частный сектор и платные услуги, добровольное медицинское страхование. 200 000 рублей – это реальные затраты на одного сложного пациента. Президент межрегиональной организации «Лига защиты врачей» Семен Гальперин сообщил изданию, что тоже слышал об аналогичных случаях в регионах, но отметил, что лично с ними не сталкивался. По его словам, больницы действительно заинтересованы в приеме больных с коронавирусом, а выделенные на них деньги могут пойти также на зарплаты и премии врачам. 
Вот и получается, что Гоголь оказался провидцем, вкладывая в уста попечителя богоугодных заведений Земляники: «Насчет врачевания… взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше – лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрет, то он и так умрет, если выздоровеет, то он и так выздоровеет». За умершего от COVID-19 в государственной больнице вот какие огромные деньги положены. Зачем лечить, когда умерший стоит куда как дороже?.. 

Источники: openmedia.io и bloknot-volgograd.ru

Другие материалы номера