Кто опекал «подвиги» Акушера?




Граждане нашей страны, терзаемые криминальной и компрадорской властью, расстрелявшей танками Советскую власть и Конституцию в ходе государственного переворота в октябре 93-го, пережили очередной шок. По всем каналам продажного телевидения журналисты СМИ в истеричной манере обрушили на зрителей кадры-страшилки доселе невиданного на Руси террористического акта с захватом тысяч мирных граждан в роддоме города Буденновска Ставропольского края. 

Информацию о готовящейся экстремистской акции наше Управление по борьбе с терроризмом (УБТ) ФСБ РФ получило от надежных источников еще в апреле месяце, тут же направив телеграммы не только в свои региональные структуры, но и в МВД. Сообщив, что главарями дудаевских незаконных вооруженных формирований планируется на конец мая – начало июня крупномасштабная террористическая акция с захватом заложников в школах, больницах и детских учреждениях Ставропольского и Краснодарского краев, рекомендовали принять все меры по ее пресечению. Как начальник 1-го ведущего отдела УБТ ФСБ для оказания помощи УФСБ РФ по Чеченской Республике в срыве готовящегося теракта автор вместе с начальником направления майором А.И. Гусаком в начале мая срочно прибыл в Грозный. 
Ранее, в марте 95-го, сотрудникам 1-го отдела удалось пресечь подготовленную чеченскими боевиками террористическую акцию с вооруженным нападением в Москве на колонну правительственных машин с применением десятков гранатометов. Понимая, что в ходе завязавшегося боя шансов у террористов скрыться не было, они планировали захват заложников в близлежащей школе. В ходе разработки этой группы, которой руководил бывший оперативный сотрудник контрразведки Бурдов (фамилия изменена. – А.П.), было установлено, что террористы провели разведку предстоящей акции и приобрели две конспиративные квартиры на Кутузовском проспекте – объекте государственной охраны на то время СБП и ГУО РФ. Подготовив теракт, Бурдов ожидал направленные ему из Чечни гранатометы. При их получении главарь и вся группа террористов были захвачены с поличным, арестованы и в последующем осуждены. 
Кроме этого, сотрудниками 1-го отдела еще в октябре–ноябре 1994 года была также пресечена попытка террористов из Чечни организовать в московском метро одновременные десятки взрывов в поездах самодельных взрывных устройств (СВУ). У своевременно захваченных экстремистов были изъяты оружие, боеприпасы и 70 СВУ, изготовленных в банках из-под пива и с таймерами на 5 и 10 минут. Инициаторами этих сорванных акций были бывший министр иностранных дел в дудаевском правительстве Шамиль Бино и его зам – Беркан Яршан. Оба чеченцы, но первый являлся гражданином Иордании, а второй – Турции. С обоими до этого хорошо «поработали» ЦРУ США и спецслужбы Турции. Поэтому, имея определенный опыт пресечения подобных акций, мы и прибыли в Грозный. 

***

В этот раз перед нами стояла крайне сложная задача – сорвать готовящуюся масштабную террористическую акцию в условиях боевых действий (войны) в Чечне и отсутствия в ней охраняемой границы со Ставропольским и Краснодарским краями. Тем не менее, работая в тесном взаимодействии с начальником управления генерал-майором Г.К. Хоперсковым, а также с командованием федеральных сил, основные усилия были направлены на ликвидацию главного инициатора нового теракта – Шамиля Басаева и его «абхазского батальона» численностью около 1500 боевиков. В мае и начале июня 1995-го в районе Ведено эта интернациональная банда головорезов была фактически разгромлена, и в ней оставалось около 200 боевиков. Но раненый зверь вдвойне опасен, и к нам поступила информация о том, что подготовка рейда Басаева для совершения теракта вступила в заключительную стадию. Мало того, боевики запустили с помощью источников-двурушников дезинформацию, что новым планом предусматривается якобы «поход» на Москву и захват заложников в столице. 
В этот момент, согласовав с генералом Г.К. Хоперсковым и получив санкции 1-го замдиректора генерала Н.Д. Ковалева, возглавлявшего в Ханкале (Грозный) все подразделения ФСБ РФ, решил выступить по телевидению. 
Во-первых, чтобы на всю страну «прокричать» и достучаться до кремлевской власти, требуя срочного введения в Чечне чрезвычайного положения, необходимого для срыва готовящейся террористической акции. Парадокс, выгодный только дудаевским НВФ. Идет война с применением авиации, артиллерии и войск, а федеральные силы действуют, как в мирное время. Получалось, что, незаконно применяя оружие и убивая как боевиков, так и невинных граждан, попавших под бомбардировки и обстрелы, военнослужащие и сотрудники спецслужб повязывались властью на крови. 
Во-вторых, гражданское население вышеназванных краев, выбранных Басаевым как объекты террористической атаки, также имело законное право знать о готовящейся акции. В полуразрушенном здании, где дислоцировалось УФСБ по ЧР, военкор РТР Александр Сладков с операторами снял мое выступление на видео, обещая отправить в Москву через пару дней. По неизвестным причинам, а может, и по злому умыслу руководства РТР это предостережение не вышло в эфир. 
Уже в начале июня события ускорились после неудавшейся попытки уничтожить Басаева в его родовом доме. Ракетно-бомбовым ударом 3 июня в нем было убито 11 членов семьи Шамиля, включая жену и детей. По мнению автора, некие заинтересованные силовые структуры сами «сожгли все мосты», подтолкнув и дав повод Басаеву оправдать готовящуюся террористическую акцию своим желанием отомстить за гибель родных. 10 июня боевики проведут отвлекающий удар по главному своему противнику – контрразведке, знающей о планах террористов. В Грозном в заранее подготовленную засаду попадет колонна автомашин УФСБ по ЧР, охраняемая парой БТР. В ходе завязавшегося боя офицеры и прапорщики ФСБ сумеют отразить атаку, но погибнет механик-водитель БТР, а большинство остальных сотрудников получат ранения, в том числе тяжелые. 

На следующий день генерал Г.К. Хоперсков направит еще одну телеграмму в «центр» о готовящемся прорыве боевиков из Чечни для совершения теракта, а также по существу проинформирует руководство силовых структур в штабе группировки федеральных войск. В ответ разведки всех силовых ведомств, кроме ФСБ, «проглотят» успокоительную дезинформацию о том, что остатки «абхазского» батальона Басаева блокированы в горах и не способны вырваться. 

***

Утром 14 июня на КамАЗах боевики, несмотря на ориентировки ФСБ, беспрепятственно пройдут все блокпосты в Чечне и будут остановлены лишь мужественными сотрудниками ГАИ (ныне ГИБДД) Буденновского ГОВД. Подозрительные автомашины они препроводят к зданию милиции, в котором местная администрация, наплевав на предупреждение о готовящейся экстремистской акции, большинство сотрудников направит на покос. Останутся только дежурные и резервная патрульная группа, которые вступят в смертельный и неравный бой с террористами. Не встречая сопротивления, террористы во главе с Басаевым маршем пройдут по улицам города к роддому, по пути убивая мирных граждан и захватывая заложников. Как потом выяснится, в подвале роддома боевики заранее заложили запасы оружия. 
Свидетельством предательства не только в рядах федеральных войск, но и отдельных спецслужб, использующих подобный массированный теракт в своих грязных политических играх, является тот факт, что по маршруту движения КамАЗов с террористами их сопровождали два вертолета без опознавательных знаков. У Дудаева в то время уже не имелось ни авиации, ни вертолетов. По-видимому, та из спецслужб, которая использовала для организации отражения агрессии Грузии на Абхазию находящегося в розыске государственного преступника Басаева (вооруженный угон 9.11.91 самолета в Турцию), продолжала крутить с ним опасные «хороводы». 
Ну, а дальше цепь несогласованных и спонтанных действий поможет террористам, убившим около 200 мирных граждан, уйти от возмездия. На теракт, невиданный доселе в России, примчится министр ВД Ерин вместе с начальником ГУБОП генералом Егоровым, а также директор ФСБ Степашин. Так и не решив, кому из них брать общее руководство операцией, они с ходу сварганят трудновыполнимый план освобождения заложников и ликвидации террористов. В народе мудро говорят: «У семи нянек дитя без пригляда». Из-за несогласованности глав двух ведомств начавшуюся атаку «Альфы» с успешным захватом первого этажа роддома почему-то не поддержит, как это планировалось, спецназ МВД. При вынужденном отходе погибнет ряд сотрудников «Альфы» и многие из них получат ранения. 
В этот же день, собрав по сусекам около 800 боевиков, Масхадов организует с двух направлений атаку на Грозный. Все это свидетельствует не только о комплексности осуществленной широкомасштабной террористической акции, но и ее согласованности с предателями во властных структурах Кремля и силовых ведомствах России. Не случайно теракт в Буденновске совершат накануне переговоров представителя президента России в Чечне Зорина с Масхадовым с участием ОБСЕ. 
Сложившаяся обстановка терпящих поражение боевиков Дудаева их не устраивала. Позорное «бормотание» премьер-министра Черномырдина, имевшего свой корыстный интерес в ЧР и не раз останавливающего победные наступления наших войск, не только подорвет авторитет страны. Своими уступками и запретом «Альфе» провести ликвидацию террористов после того, как они покинули автобусы с заложниками, Черномырдин даст им индульгенцию на последующие, еще более зверские, теракты в Первомайском, московском театре на Дубровке («Норд-Ост») и в школе Беслана. 
Да и корни хасавюртовского предательства генерала Лебедя в августе 1996-го проросли из терактов в Буденновске и селе Первомайском. Чувствуя и свою вину в произошедшем теракте в Буденновске – как начальника ведущего антитеррористического отдела, – он ожидал и был готов к возможным репрессивным мерам со стороны руководства ФСБ. Но с экранов телевизоров бодренький и говорливый генерал Степашин убедительно оправдывался, заявляя, что у него крайне мало по штату сотрудников спецназа. Умолчал он и о том, что чекисты с апреля знали о подготовке теракта, огромными усилиями пытаясь его предотвратить. Так и не понял Степашин, что главная вина лежит не на сотрудниках «Альфы» или «Вымпела», а на предателях в правительстве и на нем самом, не добившихся введения ЧП в Чечне, в малочисленности не спецназа, а оперативных антитеррористических подразделений. Только за счет их агентурного проникновения в источник террористической опасности можно своевременно выявить и предотвратить готовящееся преступление. 

***

Подытоживая, хочу подчеркнуть, что позорные уступки Черномырдина террористу Басаеву, успешно совершившему чудовищное преступление, в то время были выгодны внешним и внутренним врагам России. Им не нужна была победа федеральных сил в Чечне или пресечение акции в Буденновске. Этим враждебным силам нужна была затяжная война с Дудаевым, а возглавляемая им Чечня – как плацдарм для дальнейшего развала Российской Федерации. Кровавый монстр Шамиль Басаев с пожизненной презрительной кличкой Акушер получит за теракт от Дудаева звезду Героя Ичкерии и будет часто показывать корреспондентам письменную «индульгенцию» от правительства Черномырдина и далее безнаказанно совершать зверские теракты. Этого «героя» на крови сотен мирных граждан «либерал-миротворец» и русофоб Сергей Ковалев с плаксивыми глазами ласково назовет новым Робин Гудом. Мол, и дальше совершай подобные «подвиги». 
В заключение хотел бы обратить внимание на то, что нынешние хаотичные и бестолковые манипуляции российской власти с «коронавирусом» и «пандемией» могут привести страну к окончательному развалу экономики, появлению миллионов безработных. Протест против компрадорской кремлевской власти будет только усиливаться. Поэтому автор, исходя из своего опыта, предполагает, что в головах отдельных безумных радикалов в правительстве и силовых структурах может зародиться идея организовать какую-либо очередную масштабную провокацию в Москве или Санкт-Петербурге. После чего введут ЧП или вновь засадят страну на «самоизоляцию», пока бунты не стихнут (что вряд ли). Нельзя допустить таких событий. 

Другие материалы номера