Кто следующий?

Накануне аналогичный указ подписал мэр Москвы Сергей Собянин. Новые постановления были подписаны в связи с ростом числа заболевших коронавирусом. В период с 24 по 28 сентября на территории Московской области было выявлено 642 случая заболевания коронавирусом. Об этом сообщает оперативный штаб по региону. За минувшие сутки здесь 212 новых случаев заражения вирусом.
Всего по России за последние сутки выявлено 8135 заболевших в 84 регионах. В пятерке лидеров по приросту, помимо столицы и области, Санкт-Петербург, Республика Дагестан и Кемеровская область.
О начале второй волны коронавируса сообщили уже 11 европейских стран. А соответственно, и об ужесточении мероприятий карантинного характера – масках, дистанции и т.д. В России ситуация аналогичная, но с некоторой «вольницей» – каждый регион может принимать свои собственные решения по карантинным мерам. Медицинской логики в борьбе с коварным вирусом все меньше, но это никого не смущает. То, что болеют в первую очередь люди с ослабленным иммунитетом, не особо принимается в расчет – предписываемые различными положениями мероприятия тотального карантинного характера ослабляют иммунную систему, и этим скорее способствуют заболеваемости, нежели предотвращают ее. Однако главная проблема, с которой уже столкнулись, в том числе, передовые европейские державы, – изъятие коечного фонда в пользу пациентов с COVID-19, что означает невозможность оказания помощи остальным категориям пациентов. Это, в свою очередь, приводит к сверхсмертности. Еще один камень преткновения – манипуляции со статистикой. Скандалы в этом направлении возникают один за другим. Причем врачей, оперштаб и Росстат обвиняют то в приписках, то в замалчивании истинного числа жертв. Только за последние несколько дней выяснилось, что по всему миру реальное число умерших от коронавируса может быть почти в два больше статистики, так как медики не успевают менять методику подсчета на основе рекомендаций ВОЗ. Но основная проблема – все же отсутствие мобилизационного резерва, который может быть развернут в дополнение к имеющимся койко-местам во время пика эпидемии. Именно поэтому места забирают у нековидных больных, вследствие чего начинает расти реальная смертность по другим заболеваниям.
Если в столице дополнительные мощности, которые можно развернуть, всё же имеются (хотя и их явно недостаточно), то в «заоптимизированных» регионах вынуждены бросать все силы исключительно на ковидный фронт. Остальным категориям больных на этот период отвечают в духе экс-премьера: «Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья».  
Еще один горячий вопрос – как быть с обучением? Дело в том, что вернувшиеся к «традиционному очному формату обучения» учебные заведения быстро превратились в настоящий рассадник опасной инфекции. Коронавирус уже выявлен у сотен школьников и студентов.  
Всплеск заболеваемости после возвращения детей за парты предсказывали эксперты разных стран. В отличие от своих сверстников, например, в Израиле, приступивших к занятиям по сложной схеме, российские школьники вышли на учебу дружно, разом, а про рекомендации Роспотребнадзора не смешивать классы во время перемен, соблюдать дистанцию, отправлять домой детей с признаками респираторных заболеваний благополучно забыли уже к концу первой учебной недели. Сейчас регионы бьют тревогу: в Бурятии COVID-19 диагностирован у 140 учеников. Еще 1432 школьника отправлены на карантин. На дистанционное обучение полностью переведены 4 школы республики, в 35 – «удаленка» введена в отдельных классах. В Чите из-за коронавируса от учебы отстранены 623 ученика, на карантин закрыты 25 классов в 16 школах. В Башкирии уже к 11 сентября на дистанционное обучение из-за заболевания коронавирусом и контактов с больными были отправлены 323 школьника. А 23 сентября глава Бурзянского района Газиз Манапов объявил о переводе всех районных школ на дистант.