Прежде и теперь




Зачастую в ее озорных частушках звучала тема прошедшей войны:
С неба звездочка упала
Прямо милому в штаны,
Пусть горит там что попало –
Лишь бы не было войны. 

– Здурила, чи шо?.. Тут же диты, – возмутилась посерьезневшая хохлушка, искоса наблюдая пляску среди опустивших головы зардевшихся женщин.
– Вот чертовка! – восторженно хохотнули мужики, выказывая крупные, тщательно вычищенные по такому случаю крепкие, «побледневшие», зубы. – Как она трактует нашего брата!
А Мария, лихо отплясывая, снова пошла по кругу, сыпля лихими частушками, по-своему, по-народному, восславляя русского мужика-солдата, заслонившего собой страну в трудную годину испытаний.
Помню кинопередвижку, первые фильмы… Взрослая публика помещалась на узеньких скамеечках в землянке. Мы, пацаны, сидели на полу – у самого экрана. Во все глаза смотрели «Сталинградскую битву», «Падение Берлина»… Когда на экране появлялся Сталин, повисала удивительная тишина вокруг и шепот со скамеек: «Хлопцы, убирайте головы!» Мы тут же ложились на живот, подперев голову изогнутой в локте рукой. Кадры с вождем зрители просили повторить еще и еще.
После Сталина я не помню ни одного кремлевского вождя, включая нынешних, к которому народ относился бы с такой же любовью и почтением.
Как-то к нам зашла плачущая соседка – по-местному тетка Орына.
– Ой, Маруся, как теперь жить будем? Сталин умер, – выдохнула она.
Мама выронила простыню, которую пыталась закрепить на веревке, опрокинула тазик с отжатым, только что постиранным бельем. Горе исказило ее лицо, передернутое мукой и слезами…
Лгут нынешние единороссы-либералы, всякого рода расчетливые перевертыши и о голодающей десятилетиями послевоенной деревне. Я свидетель того, что каждый сельчанин имел подсобное хозяйство и возделывал огород. И всегда были свое мясо, сало, молоко, сметана, заготовлялись впрок овощи и фрукты. Сельмаги тоже не пустовали. Мы постоянно покупали там вкусную селедку, засоленную в бочках, бочковые грибы – чаще грузди. До сих пор помню изумительный вкус дешевых шоколадных конфет без обертки с непонятным для нас названием: «Кавказские» и разноцветных подушечек. Где это сейчас? Как-то разыскал нечто подобное, в десятки раз дороже. Попробовал – и выплюнул.
В советские годы каждой весной уценялись товары – они становились дешевле и доступнее для всех слоев населения. А сейчас что? «Денег нет, но вы держитесь!» –  вот и весь сказ. Нынешние кремлевцы умеют давать отлуп нищим.
А какое строительство велось! Двухэтажная средняя школа в Логиновке, там же великолепный детсад со скульптурами и сюжетами из народных сказок во дворе, двухэтажная больница, гостиница, кирпичный завод, баня, пожарное депо. Вместо глинобитной землянки встал Дом культуры, которому могли бы позавидовать самые шикарные дворцы города. Да разве все перечислишь?!
В короткий срок появились новые улицы с удобными домами и необходимыми пристройками. Пользуйтесь, логиновцы, и никто у вас не будет вымогать приличные суммы за какой-то там капремонт или пресловутую жульническую ипотеку.
Но грянула чудовищная горбоперестройка, повлекшая за собой волнение народа, расстрел ельцинизмом законно избранного парламента, разрушение СССР «заквашенными» предателями-авантюристами. Видимо, за это их вожаку – невменяемому организатору шабаша в стране – наследники-единомышленники воздвигли семимиллиардный Ельцин-центр.
Страна деградирует, пришла в упадок. Не избежала этой участи и моя Логиновка. Неоднократно менялось название хозяйства: то оно ЗАО «Семяновское», то кооперативное хозяйство, то ЗАО агрокомплекс «Логиновский» и прочие «ООО», но суть оставалась неизменной: повсюду хаос, хроническая бесхозяйственность. Так необходимый пяти окрестным населенным пунктам стационар Логиновской больницы уничтожен – разрушен и разграблен.
Были раскурочены в Логиновке: кирпичный завод; старая школа, где проходили уроки труда; гостиница; большинство животноводческих помещений. А о дорогах с рытвинами и колдобинами лучше уж и не вспоминать! 
В советское время село было асфальтировано. И с тех пор никто этими дорогами не интересовался всерьез. Совершенно в запущенном состоянии находится и водопровод. Многие колонки пришли в негодность, разрушены водонапорные башни. Из канализационных люков-колодцев просто выведены шланги, откуда и поступает мутноватая вода. 
Интересно, есть ли нынче какой-либо санэпиднадзор за всем этим? Сегодня, завтра и вчера нынешние электронные и печатные СМИ вкупе с брехливыми чиновниками резво восхваляют властвующих единороссов, трубят о стабилизации общественно-экономического положения в стране, о борьбе с коррупцией, со взятками, о наведении порядка в ЖКХ. 
Но мы видим совершенно иное: повышение цен за год на десятки процентов, грабеж природных ресурсов и вывоз наворованного в западные банки. И что особенно неприятно – отчужденность руководства страны от народа.
Вот на этом я и хочу закончить разговор с читателями на тему: прежде и теперь.
Московский адвокат и журналист любимой в народе газеты «Советская Россия» Дмитрий Аграновский как-то заметил:
«Извините за откровенность, но если бы моя жизнь и карьера сложились так, что я смог бы отомстить за разрушение моей великой, единственной и неповторимой, самой лучшей, светлой и доброй Родины – СССР, я точно бы знал, что такая жизнь прожита не зря. И я верю, что настоящая борьба за нашу страну, да и вообще за судьбу всего мира, только начинается».
Подписываюсь под каждым словом именитого юриста. Вот только бы извиняться не стал. Не за что!

Другие материалы номера