Доброта на колесах 




– Из-за блокады мы знаем, что такое голод, а на пенсию сейчас очень трудно жить. Мы-то получаем большие пенсии, блокадники, но сколько у людей уходит на лекарства, на операции, у всех есть семьи, которые нужно поддерживать. Я ведь выживаю как – макулатуру сдаю, банки железные, целлофановые пакеты. Все это государству надо, а мне не мешают лишние деньги.
До создания фонда Галина Ивановна работала водителем троллейбуса. Сутками находясь за рулем, на дороге она чувствует себя уверенно и соблюдает этикет. 
– Я водитель прошлого столетия. Особенно, когда я на троллейбус училась, у нас было такое правило – если видите, что в затруднительном положении человек, помогите.
Среди подопечных Галины Ивановны много людей, переживших блокаду Ленинграда. Она навещает их, привозит лекарства и продукты. Ее близкая подруга Любовь Травкина недавно перенесла операцию на сердце. Галина Ивановна помогает ей по хозяйству. 
– До этого у меня приступы были каждый божий день, – говорит Любовь Травкина. – Я шла по дороге и думала – умру. Сердце не работало почти. А она мне продукты привозит. Моему зятю 66 лет, а дочери 64 года. У него пенсия 13 тысяч, у нее 16. На эти деньги нельзя прожить нормальной человеческой жизнью. Честно говоря, я им помогаю. Галя мне, а я им.
Войну подруги вспоминать не любят, но уверяют, что блокада научила их помогать всем, кто нуждается. Местные бакланы тоже пользуются добротой – каждый день стучат Любови в окно и получают свой паек. Пока идет подкормка летучих сорванцов, Галине Ивановне звонит девушка из соседнего дома – заметила фургон и решила пожертвовать вещи. Помощь Галина Ивановна принимает только едой или вещами. От денег отказывается. «Помощь от человека к человеку» – девиз благотворительного фонда «Доброта». Свои запасы она хранит в сером гараже, который сама называет «резиденцией». Внутри коробки с едой, одежда, канистры с питьевой водой, «средства мобильности» (костыли, инвалидные коляски, трости). 
– Это все я стараюсь для обслуживания пенсионеров. Когда кто-то мне подскажет – мне то или это надо, то я сюда приезжаю. Вот, например, есть каталка, она раскладывается, есть ходунки, – осматривая свое хозяйство, комментирует Галина Ивановна. 
Свою отзывчивость Галина Ивановна унаследовала от матери, которая помогала и семье, и соседям в голодные блокадные времена. 
– Мама как тревога – бежала на чердак, чтобы гасить фугасные снаряды. Если в дом попадет, то надо успеть погасить и тогда дом будет цел. И дом до сих пор живет и без ремонта, – рассказывает Галина Ивановна.
Среди ее подопечных не только пенсионеры, но и люди, находящиеся за чертой бедности. Самая пожилая подопечная фонда – 98-летняя жительница блокадного Ленинграда Нина Савельева. Она откладывает для Галины Ивановны макулатуру, а та привозит полезные в хозяйстве вещи и продукты. Нина Савельева была учительницей физики в школе, но ярче всего запомнила свою работу на кладбище. Зимой 1941–1942 гг. на улицах Ленинграда лежало множество умерших людей, и ее отправили от завода на Преображенское кладбище – захоранивать трупы. 
– Приходишь утром на работу, а тебя спрашивают – что ты хочешь сегодня? В траншее быть – сверху тебе бросают трупы, а ты будешь укладывать, или ты хочешь привозить трупы? Тогда должна привозить к ямам. Отвечаю: «Ну я сегодня хочу в яму сбрасывать» – и меня отправляют с мужиком на лошади, который забирает их из сарая, а туда за ночь уже свезли множество умерших. Назавтра я хочу внизу их укладывать и так далее. Я там отработала два месяца.
Галина Ивановна развозит тяжелые коробки целыми днями. Никакой выгоды от благотворительности она не получает. 
– Я не получаю денег. У меня ненормированный рабочий день, но каждый день я получаю удовлетворение. Я за рулем не устаю, а, наоборот, отдыхаю – это я повторяю всем.
Галина Яковлева в 2019 году стала женщиной года и получила премию благотворительного фонда Андрея Первозванного. Она уверена, что ее фонд наглядно показывает – трудная жизнь учит состраданию. 

Другие материалы номера