Спасать леса и озеро Байкал




Также по нашей, российской, инициативе в 1999 году в этот список был включен Западный Кавказ.

С того времени накопились достаточно большие претензии у разных международных организаций к тому, как мы управляем своими природными ресурсами. Да, мы и сами это понимаем. Сегодня поведение тех, кто занимается природными ресурсами, мягко говоря, не выдерживает никакой критики.

Начиная с 2020 года сорвано шесть сроков выполнения поручений президента Российской Федерации. Так и не начаты работы по утилизации шламоотвала. Три недели назад я обращался к вам, уважаемые коллеги, с протокольным поручением на имя председателя правительства о незаконной деятельности по заготовке древесины, бесконтрольной продаже земель лесного фонда, о ведущемся строительстве на берегу озера, нарушающем экологические требования, что губит природу Байкальского региона. Но вы его не поддержали.

А факты, усугубляющие ситуацию, множатся. Например, деятельность подрядчика, не хочу его рекламировать, по утилизации шлама по Байкальскому ЦБК. В течение трех лет он срывает сроки выполнения президентских поручений по утилизации этого шлама. Можно ли с этим мириться? Думаю, нет. Это первое.

Второе. Цены за это время, по сравнению с теми, которые были установлены в программе по охране озера Байкал, на некоторые виды работ возросли в 10 раз.

Третье. За последнее время произошел еще ряд негативных вещей. Подписаны контракты, касающиеся слива воды со шламонакопителей.

Коллеги, вы можете привести примеры, чтобы из бюджета выделялась стопроцентная предоплата, в данном случае – миллиард рублей, за работу, к которой даже не приступали? Ничего не сделано, а миллиард рублей уже перечислили?

Мало того, работа все также стоит, а три недели назад, уже после моего выступления в Госдуме, подписан еще один контракт на 120 с лишним миллионов рублей, которые будут перечислены за все ту же совершенно несделанную работу.

Казалось бы, мы не должны мириться с подобными явлениями. Но, что мы видим? Когда я в прошлый раз выступал с проектами протокольных поручений, указывая на нарушения, коллеги из профильного комитета сказали: приходите к нам. Уважаемые коллеги, я к вам уже приходил, и вы уже делали запросы в Министерство природных ресурсов. Но вразумительного ответа так и не получили.

Что дальше? Успокоиться? Пусть гибнет природа, и бюджетные средства уходят в дыру?

У меня другое предложение. Давайте вопрос вынесем на палату. В противном случае через месяц в Париже  ЮНЕСКО скажет, что вы не умеете управляться с природными ресурсами.

Уважаемые депутаты! Давайте не будем прятать голову в песок. Речь идет об озере, составляющем 25-процентный запас пресной воды мира. Сделать соответствующие запросы на имя правительства – наша святая обязанность.

Обращался я и по поводу леса. 

Помните, что было в прошлом году? Вся страна переживала из-за того, какие огромные площади леса сгорели. Я обращался: давайте рассмотрим эту ситуацию в комитете и на палате. Ко мне не прислушались. В этом году за май сгорело больше, чем в прошлом году на эту дату. А мы по-прежнему прячем голову в песок…

Коллеги, а леса разве не наше достояние, которое мы должны оставить нашим детям и внукам? Почему мы не хотим рассматривать это дело? Боитесь поднимать вопросы, которые могут вывести на самих себя?

Обращаюсь снова, уважаемые коллеги! Дело в том, что та ситуация, которая зашла в тупик, указывает, что те структуры, те люди, те подрядчики, продолжают обманывать и нас с вами, и жителей страны, в первую очередь тех, кто живет на берегу Байкала. Не надо считать, что они ничего не понимают.

Ведь что получается? Подписали контракт на утилизацию, а через несколько месяцев сказали, что выполнить невозможно. Деньги, однако, получили. И никто не спросил: за что? А контракт остается не разорванным. Хотя в нем написано, что в течение 30 суток, если он не выполняется подрядчиком, заказчик обязан такой контракт разорвать. Солидная организация стоит за всем этим. И речь идет о гораздо большем, чем об отдельных контрактах.

Посмотрите пристально на проблемы российских объектов всемирного природного наследия, на пример Байкала, на перечень претензий, выдвигаемых к России, совершенно естественных и правильных, к сожалению. Мы в силах с ними справиться. Но дело по какой-то причине тормозится уже в течение последних лет.

На картах видно, какие опасности подстерегают Байкал, причем они совсем рядом, на расстоянии примерно двух километров. Если прорвет хоть какую-нибудь плотину, то все отходы первого и второго класса выльются в наше уникальное озеро. Можно ли такое допустить? Нет! Особенно странно, что деньги платятся, но ничего не делается в течение нескольких лет.

При этом есть поручение президента Российской Федерации. Есть контролирующие органы – Контрольное управление президента, блок природоохранный в правительстве, – они вынуждены отмечать у себя официально, что ничего не делается. Давайте рассмотрим эту «загадочную» ситуацию на палате, разберемся, остановим опасности. Иначе сами себе потом не простим.

Нам уже грозят, что в течение месяца наши объекты природного наследия попадут в список тех, которые находятся в опасности, а мы, как природопользователи, не можем эту опасность отвести. Нельзя нам этого допустить, иначе годами уже не нам, а нашим потомкам придется доказывать, что мы умеем управляться с природными объектами.

И снова лес. В 2018 году, в то время я был губернатором Иркутской области, мне и областному правительству удалось сократить незаконные рубки леса в два раза, через год – еще на 20 процентов. Эффект дало чипирование леса на уровне Рослесхоза, Минприроды, правительства. Мы тогда рекомендовали воспользоваться нашим опытом всем субъектам РФ. Воспользовался ли им хоть кто-нибудь? К сожалению, нет. Незаконные рубки и пожары продолжаются, это очень связанные вещи.

Очевидно то, что сегодня думское большинство боится заняться лесной темой, боится подойти к Лесному кодексу, чтобы его исправить. Итог – незаконные рубки и лесные пожары продолжаются. В этом году за май сгорело больше, чем в прошлом году на эту дату. А противники изменения Лесного кодекса стоят на своем.

Пожароопасный период наступил, а регионы не оснащены необходимой техникой. За зиму, когда нужно было действовать засучив рукава, практически ничего не сделано. Разве что прожектов, планов стало больше…

Что дает чипирование? Снижение в разы незаконных рубок и увеличение в разы поступлений в бюджет. Те миллиарды рублей, которые остались в карманах незаконных рубщиков, были бы в бюджете.

Уважаемые коллеги! Еще раз обращаюсь к вам: давайте спасать леса и озеро Байкал!

Другие материалы номера