Эталон чести и достоинства

В самом центре города, у театра имени А.С. Пушкина, который давно стоит в строительных лесах, собрался истинный цвет города-героя, приехали достойные гости, начиная с народной артистки России – вдовы Ирины Купченко, чтобы горячо вспомнить почетного гражданина Керчи. Это звание неизменному члену и председателю жюри фестиваля «Боспорские агоны», который проводится с безвременья конца 90-х, было присвоено в 2019 году решением Керченского горсовета за «личный вклад в развитие русской культуры и искусства, патриотическое воспитание подрастающего поколения». Успели до пандемии и всех потрясений…

Понятно, что всё действо началось под песню из кинофильма «Офицеры» – «От героев былых времен…». Ирина Петровна вспомнила, что он, по сути, и уходил под эту песню: «Когда мы лежали в больнице (два раза сказала во множественном числе «мы». – А.Б.) шла подготовка к 50-летию фильма «Офицеры», Василий Семенович обещал принять участие в программе, а память начинала отказывать, и он просил меня, медсестер повторять эту песню, чтобы спеть, не сбиваясь.. Так и не вышло ее исполнить…Что еще хочу сказать: может быть, были актеры гениальнее, но ему народ верил как никому. Он был больше чем актер…»

И публика понимающе стала аплодировать. Зазвучал голос самого артиста, который высоко ценил этот необычайный фестиваль (ведь агоны – это соревнования, которыми были пронизаны все сферы культуры и спорта в Древней Греции). Вот что, в частности, он подчеркивал: «Это удивительно полезный фестиваль, потому что все ценности культуры древности, которые были связаны с теми временами, с временами тысячелетия назад, вот мы их здесь наблюдаем, любуемся, сравниваем. И не всегда отдаем предпочтение нашим культурным вещам». Справедливость этих слов подтвердило пышное действо в честь открытия на горе Митридат, на городище Пантикапей. Всё было эффектно, красочно и прикольно – в духе времени: декорации с колоннами, мультимедийные эффекты, светошумовые установки и особый фонтан по кромке сцены, привезенный аж из Екатеринбурга, поскольку в открытии участвовали аж 169 участников Екатеринбургского государственного театра эстрады. Лазерные проекции позволили и здесь спроецировать на экранах обращение Василия Ланового.

Церемония открытия XXIV Международного фестиваля античного искусства «Боспорские агоны» была посвящена… трудно даже сказать чему – про историю города Керчи мало, про современность – ни слова, если не считать таковой привет Борису Гребенщикову в Израиль, который, по данным СМИ, перевел на нужды украинской армии 12 млн… долларов. Само действо так и называлась по манерной песне БГ: «Город золотой»:

Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят,

Пускай ведет звезда тебя дорогой в дивный сад…

Ну, его дорогой в дивные ветхозаветные сады шагать не следует. Интересно, что и этот давнишний текст требует редактуры:

Тебя там встретит огнегривый лев,

И синий вол, исполненный очей…

Этот «вол, исполненный очей» – исполнен не по-русски, как, впрочем, многое в судьбе Гребенщикова… Ну, и на представлении звучали весьма посредственные, напыщенные стихи, к тому же противно прочитанные. Пафос и многозначительность хлестали через край:

Душа – тепла комочек,

Коль ею мы живем…(?)

Или такой перл: «А достиженью цели – не предела». Как это? Перестал вслушиваться, чтобы не терзать себя!

Татьяна Умрихина – автор идеи фестиваля, генеральный директор Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника и коренная крымчанка, что важно в России, где как специально тасуют кадры так, чтобы всем руководили приезжие, поздравив собравшихся под бюстом Василия Ланового с характерной полуулыбкой, особо подчеркнула, что 24-й праздник еще раз напомнил в нынешних условиях о роли русского языка: «Ведь мы почти лишились его, нам навязывали украинский язык, хотя сам Лановой и говорил на мове, и спевал украинские песни, чтобы подчеркнуть единство наших народов, а по вечерам в музее, нам, еще молодым, читал Пушкина, Блока, открывал великую русскую поэзию и культуру, самую великую и широкую – без всякого национализма!»

И ведь верно: украинство – это не всемирная отзывчивость, о которой говорил Достоевский, а сознательная, агрессивная узость, где вся античность сводится не к великой гуманистической традиции, растворенной в русской классике, блистательных переводах и театральных постановках из античных авторов, а к шуточной поэме «Энеида» Котляревского на малороссийском наречии как основе украинской литературы. Ну, посмеялись над парубком Энеем, а что дальше?

По идее, органичной частью многожанровых Боспорских соревнований должен был стать литературный конкурс «На крыльях грифона». Образ грифона зародился более пяти тысяч лет назад на Ближнем Востоке, оттуда он перебрался к грекам в Боспорское царство. Его изображение стали чеканить на монетах. Кроме того, древняя Керчь поклонялась Аполлону, а его вечным спутником был грифон. К мосту с грифонами я и приехал как член жюри через Краснодар и – началось…

Скажу лишь одно, чтобы не утомлять читателей: на всей организации-дезорганизации конкурса, его работе и литературных плодах лежит отпечаток дикой, фантастической даже для современной России разрозненности творческих союзов и союзиков, распыления литературных сил и выделяемых скудных средств. Газета «МК в Крыму» в 2018 году попыталась разобраться, сколько же союзов писателей на полуострове. Насчитала аж одиннадцать, лично я знаю про девять. Это такой атавизм горбачевско-ельцинских времен, такая дурость, удобная для чиновников, которые плюют на литературу, что уже и обсуждать нет сил.

Скажу в заключение, что Василий Лановой много сотрудничал с Союзом писателей России и никогда не скатывался до банальностей: мол, классика это да, а сегодня талантов нету. Он сам горячо жил современностью и находил, что выразительно читать. Мы не раз встречались на литературных вечерах и собраниях, но особенно памятен выездной секретариат, когда под руководством Валерия Ганичева мы полетели спецбортом в Чечню, где шла другая военная операция. После встречи с командующим – генералом Казанцевым, который признался, что пошел в училище после фильма «Офицеры», мы поехали вдвоем с Василием Семеновичем в воюющую часть – нам выделили на выступление час. Он, конечно, открыл его и развернулся по полной, я тоже готовился, расчехлил гитару, но вдруг команда: «Срочно, в особый транспорт!» Потом рассказали, где нашли взрывчатку… Такие незабываемые творческие встречи – не кино и не постановка.

После шумного и действительно искреннего общегородского торжества на Троицу представил как составитель замечательный сборник стихов «Честь имею, Россия!», где собраны стихи русской воинской славы и горести – от Калки до Мариуполя – и вернулся в солнечную тишину, в поселок Героевский (Этильген), где на берегу взволнованного моря, у братской могилы отвлекающего героического десанта, сложил стихи:

 

Сделаю яркую фотку,

В страшный ноябрь загляну…

Три километра по фронту

И полтора в глубину.

 

Здесь, где десант Этильгена

Принял удар на себя,

Крымская мирная пена,

Словно от горя – седа.

 

Гибли от ран и от жажды,

Воинов – не предадим.

Как победили однажды,

Так и сейчас победим!

 

Керчь–Героевское–Москва