Азбука гения

Как Лев Толстой хотел учить детей и взрослых

…Задача Азбуки состоит в том, чтобы за наименьшую цену дать учащимся наибольшее количество понятного матерьяла, расположенного в такой правильной постепенности, от простого и легкого к сложному, чтобы постепенность эта служила главным средством обучения чтению и письму, по какому бы то ни было способу. С этой целью сначала подобраны слова все понятные, все произносящиеся так, как пишутся, и все расположенные по ударениям для того, чтобы ученик узнавал значение каждого прочитанного слова и мог бы писать их под диктовку; потом составлены соединения из самых простых слов, потом более сложные слова и более сложные соединения из них, переходящие в басни, сказки и рассказы. Рассказы, басни и сказки составлены так, чтобы ученик мог без наводящих вопросов рассказать прочитанное, и потому статьи эти могли бы быть употребляемы для упражнения учеников в самостоятельном чтении и для диктовки.

Так как главная трудность в сознательном чтении состоит в длине самых слов, то вся первая часть Азбуки составлена из слов, не выходящих из двух слогов и шести букв. Во второй части употребляются слова, не выходящие из трех слогов, принимая бъ и ль за слог, и только в последней — третьей — части поставлены слова четырех и пятисложные.

С целью наибольшей доступности приложено большое старание для того, чтобы на наименьшем количестве бумаги четким шрифтом было помещено наибольшее количество понятного и хорошего материала для детского чтения; и потому исключено всё несущественно необходимое: прописи, которые можно иметь теперь за 3 коп., картинки, составляющие роскошь, а не потребность Азбуки, и часто развлекающие внимание ученика, и всякие умственные упражнения и наставления учителя.

Что касается до способа обучения, то составитель старался сделать эту Азбуку одинаково удобной для всех способов. Учащие по звуковому способу, посредством прикладывания согласных к гласным, найдут во главе отделов подобранные для этой цели односложные слова; учащие по звуковому способу прямо с чтения, называя согласные звуки с присоединением ъ, найдут в 1-м, 3-м и 5-м столбцах 1-й стр. двухсложные четырехбуквенные слова, в которых понемногу вводятся новые звуки. Для тех и других подобран длинный ряд слов 1-го отдела, составленный из самых легких, коротких и однообразных слов, но которым ученик твердо узнает все звуки, за исключением полугласных ъ,ъ и й. Для воспоминания забытых звуков подобраны слова, начинающиеся со всех звуков, и 14 слов, заключающие все буквы азбуки. Для учащихся по слуховому способу подобраны слова, начинающиеся с букв, как они произносятся. Учащиеся по-старинному найдут в главе отделов односложные, сначала двухбуквенные, потом трех и четырехбуквенные слова, которые вместе с первыми слогами слов могут быть употребляемы как склады. Учащие по слуховому способу[57] могут употреблять эти же односложные слова для упражнения в складывании и раскладывании на слух. Те, которые захотят учить, как многие матери учат своих детей и как учатся самоучки у нас, по так называемому в Англии и Америке «способу слов» (word method), состоящему в том, чтобы по виду узнавать целые слова и потом уже разлагать их на составные части — буквы, те найдут для этой цели ряд легких и коротких слов. Вообще же эта Азбука составлена так, что по ней ученье может и должно начинаться прямо с чтения, и отличается от всех других тем, что в ней, кроме упражнений для изучения звуков, кроме обильного материала для чтения (в чем чувствуется главный недостаток существующих руководств), находится длинный ряд постепенных упражнений в трудностях чтения по величине слов и особенностям выговора.

Пусть учитель, по какому бы то ни было способу, пройдет эту Азбуку с начала, употребляя для складывания слов и запоминания букв какой бы то ни было прием, только чтобы прием был один и тот же во всё продолжение учения, и, пройдя Азбуку, ученик будет уметь и читать и писать, если, одновременно с чтением, он был упражняем в диктовке.

Ноша. (Басня.)

Въ Москву после Француза пришли два мужика – искать богатства. Одинъ былъ умный, другой глупый. Они вместе пришли на пожарище и нашли обгорелую шерсть. Они сказали: пригодится для дома. Связали, сколько могли унесть и понесли домой. На дороге, на улице, они увидали, лежитъ подъ рогожами сукно. Умный мужикъ сбросилъ шерсть, связалъ сукна, сколько могъ донести, и взвалилъ на плечи. Глупый сказалъ: зачемъ бросать шерсть. Она увязана хорошо и на плечахъ хорошо держится и не взялъ сукна. Они пошли дальше и увидали: на дороге лежать выброшенныя платья. Умный мужикъ свалилъ сукно, завязалъ платья и взвалилъ на плечи. Глупый сказалъ: зачемъ бросать шерсть, она хорошо увязана и крепко держится на плечахъ. Они пошли дальше и увидали: лежитъ посуда серебряная. Умный бросилъ платья и собралъ сколько могъ серебра и понесъ; а глупый не снялъ шерсти, потому что она хорошо увязана и крепко держится. Еще дальше на дороге увидали они – лежитъ золото. Умный бросилъ серебро и поднялъ золото, а глупый сказалъ: къ чему снимать шерсть. Она хорошо увязана и крепко на плечахъ держится. И они пошли домой. На дороге ихъ засталъ дождь и такъ намочилъ шерсть, что глупый бросилъ и пришелъ домой ни съ чемъ, а умный принесъ золото и сталъ богатъ.

Большая печка. (Басня.)

У одного человека былъ большой домъ, а въ доме была большая печь; а семья у этого человека была небольшая: только самъ да жена. Когда пришла зима, сталъ человекъ топить печь и сжегъ въ одинъ месяцъ все свои дрова. Нечемъ стало топить, а холодно. Тогда человекъ сталъ ломать дворъ и топить лесомъ изъ разломаннаго двора. Когда онъ сжегъ весь дворъ, въ доме безъ защиты стало еще холоднее, а топить нечемъ. Тогда онъ влезъ, разломалъ крышу и сталъ топить крышей; въ доме стало еще холоднее, – а дровъ нету. Тогда человекъ сталъ разбирать потолокъ изъ дома, чтобы топить имъ. Соседъ увидалъ, какъ онъ потолокъ разворачиваетъ и говоритъ ему: что ты, соседъ, или съ ума сошелъ? – Зимой потолокъ разскрываешь! Ты и себя и жену заморозишь! A человекъ говоритъ: нетъ братъ: я ведь за темъ и потолокъ поднимаю, чтобы мне печку топить. У насъ печь такая, что чемъ больше топлю, то холоднее становится. Соседъ засмеялся и говоритъ: ну, а какъ потолокъ сожжешь, тогда домъ разбирать будешь? Жить негде будетъ, останется одна печь, да и та остынетъ.

Такое мое несчастiе, сказалъ человекъ. У всехъ соседей дровъ на всю зиму хватило, а я дворъ и половину дома сжегъ и то не достало. Соседъ сказалъ: тебе надо только печку переделать. A человекъ сказалъ: знаю я, что ты моему дому и моей печке завидуешь за то, что она больше твоей, затемъ и не велишь ломать; и не послушался соседа и сжегъ потолокъ, и сжегъ домъ, и пошелъ жить къ чужимъ людямъ.

Птичка. (Быль.)

Былъ Сережа имянинникъ и много ему разныхъ подарили подарковъ: и волчки, и кони, и картинки. Но дороже всехъ подарковъ подарилъ дядя Сереже сетку, чтобъ птицъ ловить. Сетка сделана такъ, что на рамке приделана дощечка и сетка откинута. Насыпать семя на дощечку и выставить на дворъ. Прилетитъ птичка, сядетъ на дощечку, дощечка подвернется, и сетка сама захлопнется. Обрадовался Сережа, прибежалъ къ матери показать сетку. Мать говорить: не хороша игрушка. На что тебе птички? Зачемъ ты ихъ мучить будешь! – Я ихъ въ клетки посажу. Они будутъ петь, и я ихъ буду кормить. Досталъ Сережа семя, насыпалъ на дощечку и выставилъ сетку въ садъ. И все стоялъ, ждаль, что птички прилетятъ. Но птицы его боялись и не летели на сетку. Пошелъ Сережа обедать и сетку оставилъ. Погляделъ после обеда: сетка захлопнулась и подъ сеткой бьется птичка. Сережа обрадовался, поймалъ птичку и понесъ домой. – Мама! посмотрите я птичку поймалъ, это верно соловей! и какъ у него сердце бьется. Мать сказала: это чижъ. Смотри же не мучай его, а лучше пусти. – Нетъ я его кормить и поить буду. Посадилъ Сережа чижа въ клетку и два дня сыпалъ ему семя и ставилъ воду, и чистилъ клетку. На третiй день онъ забылъ про чижа и не переменилъ ему воду. Мать ему и говоритъ: вотъ видишь, ты забылъ про свою птичку, лучше пусти ее. Нетъ, я не забуду, я сейчасъ поставлю воды и вычищу клетку. Засунулъ Сережа руку въ клетку сталъ чистить, а чижикъ испугался, бьется объ клетку. Сережа вычистилъ клетку и пошелъ за водой. Мать увидала, что онъ забылъ закрыть клетку и кричитъ ему: Сережа закрой клетку, а то вылетитъ и убьется твоя птичка! Не успела она сказать, чижикъ нашелъ дверку, обрадовался, распустилъ крылушки и полетелъ черезъ горницу къ окошку. Да не видалъ стекла, ударился о стекло и упалъ на подоконникъ.

Прибежалъ Сережа, взялъ птичку, понесъ ее въ клетку. Чижикъ былъ еще живъ; но лежалъ на груди распустивши крылушки и тяжело дышалъ, Сережа смотрелъ, смотрелъ и началъ плакать. – Мама! что мне теперь делать?

Теперь ничего не сделаешь. Сережа целый день не отходилъ отъ клетки и все смотрелъ на чижика, а чижикъ все такъже лежалъ на грудке и тяжело и скоро дышалъ. Когда Сережа пошелъ спать, чижикъ еще былъ живъ. Сережа долго не могъ заснуть, всякiй разъ. какъ закрывалъ глаза, ему представлялся чижикъ, какъ онъ лежитъ и дышетъ. Утромъ, когда Сережа подошелъ къ клетке, онъ увиделъ, что чижъ уже лежитъ на спинке, поджалъ лапки и закостенелъ. Съ техъ поръ Сережа никогда не ловилъ птицъ.

Девочка и разбойники. (Сказка.)

Одна девочка стерегла въ поле корову. Пришли разбойники и увезли девочку. Разбойники привезли девочку въ лесъ, въ домъ и велели ей стряпать, убирать и шить. Девочка жила у разбойниковъ, работала на нихъ и не знала, какъ уйти. Когда разбойники уходили, они запирали девочку. Разъ ушли все разбойники и оставили девочку одну. Она принесла соломы, сделала изъ соломы куклу, надела на нее свои платья и посадила у окна. А сама вымазалась медомъ, вывалялась въ перьяхъ, и стала похожа на страшную птицу. Она выскочила въ окно и побежала. Только что она вышла на дорогу, видитъ на встречу ей идуть разбойники. Разбойники не узнали ее и спросили: «Чучело, что наша девочка делаетъ?» A девочка и говоритъ:

«Она моетъ, готовить и шьетъ, у окна разбойничковъ ждетъ. И сама еще скорее побежала.

Разбойники пришли домой и видятъ у окна кто-то сидитъ. Они поклонились и говорять: «Здравствуй, наша девочка, отопри намъ», и видятъ, что девочка не кланяется и молчитъ. Они стали бранить куклу, а она все не двигается и молчитъ. Тогда они сломали дверь и хотели убить девочку – и тутъ увидали, что это не девочка, а соломенная кукла. Разбойники ее бросили и говорятъ: «Обманула насъ девочка!»

A девочка пришла къ реке, обмылась и пришла домой.