Последний троллейбус?




Мы будем бороться и отстоим свой любимый завод!» – такой отчаянный призыв прозвучал на митинге в городе Энгельсе от председателя профсоюзного комитета предприятия троллейбусного завода «Тролза» Людмилы Бутовой. Об организованной КПРФ акции, в которой приняли участие сотни работников завода, наша газета уже сообщала в материалах «Социальной хроники». 

Ситуация и впрямь критическая: 440 из 800 сотрудников две недели фактически не работают – переведены в режим простоя. А с 3 июня 500 человек и вовсе намерены сократить. Таким образом, одно из градообразующих предприятий с замечательной историей, которым гордился город Энгельс, скоро может исчезнуть. Как сотни и сотни других, обанкроченных в последние полтора десятка лет заводов и фабрик.
Государственный вагоностроительный завод имени Урицкого появился в Энгельсе в 1941 году: в первые месяцы Великой Отечественной он был эвакуирован из Брянска. Производство, прежде всего для нужд фронта (завод выпускал снаряды), развернул сразу. После войны вновь стал выпускать вагоны и железнодорожное оборудование, имевшее важное стратегическое значение для страны. А с 1951 года появилась новая специализация, ставшая основной. На заводе был изготовлен первый опытный троллейбус. Здесь выпускались буквально все модели, которые постоянно совершенствовались. Три четверти троллейбусов, которые ездили и сегодня ездят по дорогам 86 российских городов, сошли с конвейеров «Тролза». Да и не только российских: продукция предприятия до недавнего времени поставлялась и на экспорт. В 2014 году ЗАО «Тролза» признано лучшим экспортером отрасли среди предприятий автомобильной промышленности РФ.
Конечно, разрушительные 90-е ударили по предприятию. Сократилось число сотрудников. Не удалось сохранить замкнутый цикл – в советские времена все узлы изготавливались на самом заводе, а позже пришлось колеса, тяговые двигатели и т.д. приобретать на других предприятиях. Однако продолжали разрабатываться и выпускаться новые марки машин, а с 2011 года – электробусы. Еще десять лет назад завод «Тролза» выпустил за год около 400 троллейбусов при мощностях, обеспечивающих производство в два раза большее.
Но вместо того, чтобы это производство наращивать, его планомерно уничтожают. И вроде бы не конкретные злоумышленники, а сложившиеся в стране «рыночные условия». Главная проблема – у завода нет оборотных средств. Зато образовался более чем миллиардный долг. Самый большой – в 1 млрд рублей – БМ-Банку. Кроме того, Арбитражный суд Москвы удовлетворил исковое заявление столичного ООО «Камоцци Пневматика» к ЗАО «Тролза». По этому иску троллейбусный завод должен выплатить более 22 млн рублей. 
Из-за отсутствия средств срываются уже заключенные контракты, в частности поставка электробусов в Красноярск. И опять долги и неустойки.
В марте был задержан и отправлен под домашний арест генеральный директор завода Иван Котвицкий. По версии следствия, в 2015 году он передал сотруднику налоговой службы 2 млн рублей за внесение в акт налоговой проверки ложных сведений – о сокращении размера долга по налогам с 90 до 40 млн рублей. Сам Котвицкий обвинения опровергает: по его словам, 2 млн рублей были выплачены в качестве «золотого парашюта» уволившемуся главному бухгалтеру. Как бы то ни было, величина «золотых парашютов» бухгалтеру на предприятии, уже накопившем серьезный долг, впечатляет. Между тем работники «Тролза» выступают в поддержку директора. «Отсутствие генерального директора на рабочем месте в дни, когда решается вопрос жизни или смерти завода, может крайне пагубно сказаться на предприятии», – говорится в распространенном заявлении.
Кризис начался, когда завод потерял основного своего поставщика – «Мосгортранс». Как известно, столичный мэр Сергей Собянин еще со времен своего губернаторства в Тюменской области троллейбусы недолюбливает. В Тюмени троллейбусное сообщение было полностью уничтожено. Несмотря на протесты москвичей, троллейбусная сеть в столице год от года сокращается. А значит, и продукция «Тролза» оказалась ненужной. Последняя крупная партия (263 машины) была закуплена шесть лет назад. А в 2016-м столица заказала всего 12 троллейбусов, однако и этот контракт был расторгнут.
Рикошетом такая московская транспортная политика ударила не только по заводу, но и, например, по жителям Крыма. Хотя, казалось, именно Крым поможет: там имеются даже междугородние троллейбусы. Несколько лет назад Крым закупил у завода 44 новых междугородних троллейбуса, способных быстро передвигаться по горной местности. Но в реальности все оказалось иначе. Так, с 1 апреля на неопределенный срок в Севастополе прекращают работу четыре троллейбусных маршрута. Глава ГУП «Севэлектроавтотранс» Алексей Кобышев рассказал, что остановка маршрутов связана с проблемами на энгельсском заводе «Тролза», который не может обеспечить сервисное обслуживание.
Ситуация абсурдная: есть современное отечественное предприятие. Есть потребность в его продукции. Но ни бизнесу по-российски, ни государству, похоже, производство не нужно. Как и многие сотни человек, которые в скором времени могут остаться без работы и средств к существованию.
– Эти господа, которые присосались к госбюджету, – все они наши враги! И не будет у вас, дорогие заводчане, покоя, пока завод не заработает, – обратился к участникам митинга в защиту завода один из его ветеранов.
Именно митинг заставил региональные и городские власти обратить внимание на сложившееся положение. Губернатор Саратовской области Валерий Радаев пообещал, что прежде чем идти на крайние меры (то есть увольнять рабочих), «нужно изучить все возможности и изыскать средства».
В понедельник при закрытых дверях прошли заседание рабочей группы по ситуации на заводе и встреча с представителями профсоюзов. Как сообщил по ее итогам глава администрации Энгельсского района Александр Стрелюхин, у властей пока нет решения проблемы. «Никто ничего не говорит, у нас одни домыслы», – пожаловался председатель Федерации профсоюзных организаций Саратовской области Михаил Ткаченко. Некоторые участники встречи рассказали журналистам, что чиновников больше волновала не судьба завода, а сам факт митинга и возможный рост протестной активности.
«Почему город, делающий троллейбусы, давится в маршрутках? Наверно, кому-то так надо и выгодно?» «Где новые троллейбусы в Саратове? Чем занимается министерство промышленности? Предполагаю, что председатель правительства Саратовской области не владеет и не может повлиять на ситуацию в области. Нужен кризисный управляющий, или скоро будет каюк не только заводу». Это наиболее типичные отклики рядовых жителей Саратова, в которых, к слову, содержится и ответ на вопрос, что делать. 
Если бы губернатор Радаев действительно был заинтересован в сохранении завода и в нормализации транспортного сообщения в Саратове, область вполне могла бы заключить контракт на поставку новеньких и, как понятно из откликов горожан, так необходимых троллейбусов. 
Но ничего подобного не происходит. Почему? Как сказал на митинге заводчан 1-й секретарь Энгельсского РК КПРФ С.А. Шитов, проблема троллейбусного завода – это проблема всей страны. Еще и потому, что буквально в каждом регионе, в каждом городе идет уничтожение предприятий.
Профсоюзы, работники завода, коммунисты намерены и дальше бороться за спасение «Тролза». Это задача отнюдь не местной, но государственной важности.

Другие материалы номера