А кто поджигает цены?




Недавно правительство Российской Федерации вдруг узрело то, что граждане страны не только давно заметили, но и прочувствовали сразу, как говорится, собственным карманом. Речь идет об очередном резком повышении цен на топливо.

Еще в конце октября 2018 г. для стабилизации цен на топливном рынке правительство России заключило с крупнейшими нефтяными компаниями так называемое соглашение о заморозке цен на бензин. Стороны договорились об ограничительном сдерживании роста оптовых цен на нефтепродукты до марта 2019 г., а затем договоренность продлили до конца июня. Тогда вице-премьер Дмитрий Козак победно отчитался, что все нефтяные компании усердно соблюдают условия соглашения, и объявил о порядке на топливном рынке и обуздании ценовых скачков.
Однако эта идиллия длилась недолго. Уже в середине мая владельцы автозаправочных станций через Независимый топливный союз письменно уведомили правительство РФ о резком росте биржевых цен на бензин, что неминуемо и в самое ближайшее время приведет к значительному подорожанию горючего в мелком опте, а затем и в конце торговой цепочки – на бензоколонках. В частности, сообщалось, что с 15 апреля по 15 мая на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже оптовые цены на дизель выросли на 2,5%, на бензин марки АИ-95 – на 18%, а на АИ-92 – аж на 23%!
Тревогу забил и Российский топливный союз, обратившийся в правительство РФ с докладом о крайне непростой ситуации на рынке производства нефтепродуктов, производители которых вынуждены выискивать дополнительные способы получения прибыли и выкручиваться из затруднительного положения за счет возврата обратного акциза за реализованную нефть. Многие нефтеперерабатывающие заводы сетуют на огромные убытки, а крупным торгово-посредническим компаниям приходится чуть ли не ежедневно корректировать цены на горючее на повышение. Ситуацию для игроков нефтяного рынка усугубляет то обстоятельство, что в конце апреля разность между фактической ценой топлива на внутреннем рынке РФ и ценой за вычетом налогов и транспортных расходов достигла почти рекордного максимума. 
В таких условиях крупным дельцам нефтяного бизнеса стало выгоднее экспортировать российское топливо. Впрочем, они так и делали (когда явно, когда тайком через хитрые схемы). По данным Федеральной антимонопольной службы, несмотря на положительные отчеты и бравурные реляции, нефтяники на самом деле фактически провалили поручение правительства о нормах поставки топлива на внутренний рынок и вместе с тем увеличили продажи на рынке внешнем, поскольку это куда выгоднее. И если учесть, что с 1 июля государство постановило снизить для нефтяников компенсацию в разности между экспортной и фиксированной ценой бензина, то очень скоро гнать горючее за рубеж станет для них, похоже, вообще единственно доходным делом.
Удивительно, но первое время эти тревожные сигналы, кажется, не вызывали явной реакции в правительстве. Будто все подобные предупреждения есть лишь частные мнения, не более того. Однако вскоре о надвигающемся шторме на просторах российского нефтяного рынка протрубила сама Федеральная служба государственной статистики (Росстат).
В сообщении Росстата прямо и недвусмысленно говорилось о том, что в мае в среднем по России производители топлива увеличили оптовые цены на 17,5%. В связи с этим уже в начале июня стоимость бензина выросла в 58 регионах страны, в каждом регионе по-разному. Самый значительный скачок цен на горючее зафиксировали в Сибири и на Дальнем Востоке. Следом выросли в цене и другие нефтепродукты: газовый стабильный конденсат, сжиженные пропан и бутан, нефтяной кокс. А своеобразным детонатором для ценового взрыва, по данным Росстата, послужило подорожание сырой нефти на 4,5%, что для этого продукта весьма существенно.
Впрочем, в правительстве России, похоже, не сразу поверили даже в статистические данные собственного профильного ведомства. 17 июня, во время совещания со своими замами, премьер-министр Дмитрий Медведев поручил вице-премьеру Дмитрию Козаку проверить сообщения о росте цен на бензин. «Если это какой-то просто всплеск, то это одна ситуация. Если это какие-то системные вещи, тогда нужно принимать решения», – сказал Медведев, будто гадая. 
Вмиг закипела работа! Дмитрий Козак распорядился незамедлительно, в тот же вечер, собрать совещание с представителями нефтяных компаний для прояснения степени чистоты отношений между нефтяным бизнесом и правительством, а также для проведения разъяснительной работы среди топ-менеджеров и внушения им той мысли, что работать они должны, как говорится, не за страх и даже не за деньги, а по возможности за совесть. Вместе с тем вице-премьер поручил своему представителю Илье Джусу доподлинно вызнать, что явилось причиной информации, так растревожившей мирную и спокойную жизнь правительства. Джус выполнил поручение почти в мгновение ока и скоро доложил своему начальнику, будто «в среднем по стране в розничном сегменте существенных ценовых диспропорций не зафиксировано», а превышение роста цен носит «лишь единичный характер». И вообще в целом цены растут «в пределах инфляционных ожиданий с учетом роста НДС», уточнил Джус.
Этот замечательный вывод пришелся как нельзя кстати. Козак сразу попытался успокоить главу правительства, а заодно и общество заявлением о том, что «оснований для тревоги нет», так как биржевые цены «немного поднялись» из-за роста мировых цен на моторное топливо. Отдельным успокоительным средством послужило заверение главы Минэнерго России Александра Новака о сохранении незначительного роста цен на топливо в пределах официальной инфляции до 2020 г. Словом, правительство глядело-глядело, но повышения стоимости горючего, как говорится, в упор не увидело. 
Неизвестно, полегчало ли от этих разъяснений премьер-министру, но обществу спокойнее не стало. Основаниями для тревоги простым гражданам служат не пространные рассуждения правительственных деятелей, не кабинетные расчеты министров и их помощников, всегда готовых «раскрасить» отчетность, не официальные данные о якобы незначительной инфляции, а реальные, действительные цены на товары и услуги, рост которых напрямую обусловлен скачком цен на «горючку». 
Цена на горючее – острейший вопрос для России, где пути транспортировки грузов измеряются тысячами километров и потому повышение стоимости топлива даже на копейки незамедлительно влияет на всю экономику разом. И россияне это видят из года в год, из месяца в месяц, ежедневно, ежечасно. Граждане видят то, чего, похоже, не видят или не хотят, не способны увидеть из своих высоких кабинетов высокопоставленные чиновники и их хорошо оплачиваемые эксперты. Жаль только, что расплачиваться за эту чиновничью близорукость или незрячесть в конечном итоге приходится всему российскому обществу.

Другие материалы номера