«Нюансы» антисоветизма




Во Франции День взятия Бастилии является национальным праздником. Там сохраняются памятники, связанные с Великой французской революцией, не критикуются ее вожди. А у нас всё наоборот.

На мой взгляд, здесь всё логично. Французская революция была буржуазной. Современная Франция – буржуазная республика. Французская современная элита – это наследники Марата, Робеспьера. Им нет никакого смысла ругать своих родителей. 
В России ситуация совсем другая. У нас произошла буржуазная контрреволюция. Образовалось буржуазное государство – антипод СССР. Новым правителям нужно любой ценой обосновать правильность уничтожения социалистического государства. Это можно сделать или с помощью собственных успехов, или с помощью тотального антисоветизма. А так как с успехами дела обстоят плохо, приходится бросать глыбы грязи в советское прошлое.
Если бы в 1917 году Временное правительство сумело создать и укрепить буржуазное государство, то сейчас власть поднимала бы на щит Милюкова, Керенского. Ну, а в реальности приходится приукрашивать царский период России, с пиететом говорить о государях-императорах. Зато о советских руководителях – или отрицательно, или сквозь зубы, или скороговоркой.
При обсуждении любых вопросов считается хорошим тоном критиковать социализм. Пример здесь показывает президент В. Путин. Всем известны его высказывания о том, что в СССР ничего не делали, кроме резиновых галош; о том, что в СССР не было мясного животноводства.
А чего стоит его ерническое высказывание по поводу Курильских островов! 
«Папаша всё забрал – и всё, и дело с концом. «Отец народов». 
Не отстают от него и его приближенные. Вот высказывание Грефа:
«Мы проиграли конкуренцию из-за советской, абсолютно негодной системы образования».
Сравним это высказывание со словами Д. Кеннеди:
«Советское образование – лучшее в мире. СССР выиграл космическую гонку за школьной партой».
Считается, что цензуры теперь нет – не то что в СССР!
Формально это так, а реально? Все работники СМИ прекрасно знают, откуда и куда дует ветер – чего хочет Кремль. А если кто не понял, ему объяснят. Если снова не понял, тогда уволим или отменим программу. 
Недавно журналистка бурятского телеканала Анна Зуева уволилась с работы, не соглашаясь с тем, как региональные СМИ освещали – точнее не освещали – акцию протеста в Улан-Удэ. Она, конечно, молодец, но большинство журналистов занимаются информационным оболваниванием – с удовольствием и за хорошие деньги. 
Нельзя не отметить роль интеллигенции в антисоветской пропаганде. Большинство таких «интеллигентов» в интервью обязательно пожалуются на то, что в советское время притесняли, чего-то не давали, куда-то не принимали, нельзя было свободно творить… При этом выяснялось, что жалующийся окончил два института, обременен различными званиями. И жизнь простого народа их мало интересует.
Власти любят говорить, что у нас, в отличие от СССР, нет идеологии. Но это не так. Нет официального документа по идеологии в России. Но этой идеологией пронизана вся пропаганда в СМИ. Это идеология индивидуализма, наживы, антисоветизма. 
А теперь о некоторых эвфемизмах и клише в пропаганде. Эвфемизм – более мягкое выражение вместо грубого или нежелательного. 
Народ не очень хорошо относится к капиталистам, капитализму, буржуазии. А мы вам взамен – более благозвучные слова. Не капитализм, а рыночная экономика. Не мелкая и средняя буржуазия, а средний класс. Ну, если есть средний класс, то есть, значит, и низший класс. Впрочем, Ксения Собчак дала презрительное определение такому классу – нищеброды.
Вместо крупной буржуазии – топ-менеджеры, крупные бизнесмены. 
Вместо понятия застой – рецессия, стагнация и «отрицательный рост экономики»: таковы шедевры словесной эквилибристики.

Отношение людей к социализму. Периодически власть и СМИ спрашивают народ о его отношении к социализму, к СССР. И каждый раз им с горечью приходится отмечать, что большая часть населения относится положительно к СССР. «Как же так, мы работаем, оболваниваем – и такой результат!» И объясняют это явление «ностальгией» – мол, тогда и трава была зеленее, и мы были моложе. Короче, старичье впало в маразм, ничего уже не помнит из плохого, а отсюда и идеализация прошлого. Ну а то, что молодые симпатизируют СССР, это потому, что старые совки рассказывают им сказки о прошлом. Отсюда следует логический вывод, пусть и не высказанный прямо: скорее бы вымерло старое поколение, чтобы никто не рассказывал молодым о советском прошлом.
«В СССР это уже было. Чем это закончилось, мы знаем». 
Ну и конечно, если какое-то явление было в СССР, а он развалился, значит, это явление и способствовало развалу – таков ударный аргумент либерала.
«Даже в СССР этот вопрос решался лучше». Получается, что даже в такой ужасной стране, как СССР, что-то решалось лучше.
«Я не сторонник СССР – там было много ужасного, но было и что-то хорошее». Вот и пойми, похвалил он или оклеветал.
«Раньше зарубежные СМИ были объективными, а теперь – нет». По отношению к внешнеполитическим вопросам они и раньше были необъективными. Просто наши деятели стали это замечать, когда «партнеры» обложили  нас санкциями и проклятиями.
«Это был нелегитимный переворот» – о событиях на Украине. Как будто есть легитимный переворот. Переворот, побеждая и укрепляясь, сам устанавливает свою легитимность. Все революции нелегитимны. А без революций не было бы прогресса. Почти все страны Западной Европы в результате революций стали буржуазными республиками. Кстати, это высказывание любит повторять В. Путин.
В заключение пожелания руководителям КПРФ. Не бойтесь критиковать – прежде всего Путина. И правительство, и Набиуллина – это Путин. Поменьше восхваляйте предводителя антисоветского режима. Найдутся лизоблюды, которые и без вас это сделают. Когда в народе видят и слышат, как коммунисты поддерживают политику Путина, люди сделают выводы, что КПРФ – не оппозиция. 

г. Кострома

Другие материалы номера