Тюремные тайны




Именно поэтому, собственноручная отставка замдиректора ФСИН Валерия Максименко, заявившего, что ему стыдно из-за преступлений коллег, выглядит сенсационной. 

– По моей информации Валерий Максименко подал в отставку. Валерий Александрович всегда открыто взаимодействовал со СМИ и институтами гражданского общества, что крайне важно, на мой взгляд, для соблюдения прав граждан в местах лишения свободы. Важно, чтобы курс на открытость, даже в случае ухода Максименко, сохранился, – об этом информационным агентствам сообщил правозащитник, бывший ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников.
Хотя первым о том, что Валерий Максименко подал в отставку, сообщило издание Daily Storm, ссылаясь на свои источники во ФСИН. 
В конце минувшей недели Валерий Максименко заявил, что больше не будет, как раньше, давать комментарии журналистам, потому что иногда ему «хочется провалиться под землю» из-за стыда за своих коллег, которые совершают преступления. «Изменение формата – это, по большому счету, к лучшему. Вот пример: начальник колонии – это пару недель назад было – головой в унитаз окунает заключенного, а после этого становится исполняющим обязанности первого заместителя управления, в котором больше десятка таких колоний. Скажите честно, как это комментировать? Со стыда хочется под землю провалиться. Стыдище просто до смерти. А бумага, ну, бумага, я думаю, она все стерпит. И на любой вопрос вам ответят с уважением, письменно, в течение семи дней», – приводит слова Максименко интернет-газета Znak.com. 
Судя по всему, одной из причин по которой Максименко пошел на такой радикальный шаг, стало недавнее задержание начальника ростовского управления ФСИН Муслима Даххаева. Статья, которая ему вменяется, не особо на слуху – «разглашение гостайны». 
Что это за тайны мог выдать задержанный генерал, выяснять будут еще долго. RostovGazeta провела собственное расследование, опросив ряд экспертов в этой области, которые предположили, что Даххаев мог продавать тайные прослушки, связанные с госконтрактами.
Даххаев человек известный в России, с военным прошлым. В 1999 году, будучи в должности начальника Новолакского РОВД Дагестана, Даххаев спас омоновцев из Липецка, которых окружили боевики Шамиля Басаева. Тогда оставшиеся в живых правоохранители просили присвоить звание Героя России Даххаеву, однако наградили его только орденом Мужества.
На жизнь генерал-майора несколько раз покушались боевики, обстреливая автомобиль. Даххаеву везло, он чудом оставался в живых. На должность начальника ростовского управления ФСИН приказом президента он был назначен в 2017 году. Особых претензий к его работе ни у кого не возникало до 13 ноября 2019 года. Когда сотрудники ФСБ с утра пораньше сработали молниеносно, арестовав не только Даххаева, но и всех его заместителей.
Уже тогда заместитель директора ФСИН России Валерий Максименко высказал свое мнение по поводу задержания генерала в Ростове-на-Дону: «Для всех наших сотрудников действуют единые правила. Если их не устраивает зарплата, то надо сдавать погоны и идти в коммерческие структуры».
Никаких официальных пояснений ни одно ведомство до сих пор не дает. Ходили и ходят слухи лишь о каких-то прослушках. Первое, что пришло на ум источникам СМИ, – взятки и коррупция. Но нет, пока Ленинский суд заключил под стражу Даххаева на два месяца лишь по статье «Разглашение государственной тайны». Дело помечено грифом секретности. 
У ведомства ГУФСИН по Ростовской области довольно печальное прошлое. Предшественника Даххаева, Сергея Смирнова, и его заместителя арестовали за взятки, спустя год Смирнов умер в больнице при попытке суицида.
Заместитель председателя Ростовской областной коллегии адвокатов Екатерина Водяник считает, что дело Даххаева действительно связано с гостайной.
«Учитывая, что заседание по избранию меры пресечения слушалось в закрытом режиме, то скорее всего информация о том, что дело связано с государственной тайной, соответствует действительности. Если обвинение действительно связано с прослушкой, то ничего удивительного в этом нет. То, что наши тюрьмы и следственные изоляторы полны телефонов, ни для кого не секрет. И пользуются этим сами правоохранители, добывая для себя нужную информацию из этих разговоров, ведя разработки тех или иных лиц, и, конечно, здесь возможно и превышение полномочий, и злоупотребление ими», – комментирует Водяник.
В целом в системе ФСИН есть ряд тем, которые связаны с гостайной, в частности, оперативная работа, сотрудничество лиц, содержащихся в учреждениях, с администрацией и ряд других вопросов, говорит адвокат.
Сама статья 283 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за разглашение сведений, составляющих государственную тайну, лицом, которому она была доверена или стала известна по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, если эти сведения стали достоянием других лиц. Максимальный срок – четыре года лишения свободы. Это преступление средней степени тяжести, по которой нечасто избирают самую строгую меру пресечения, хотя такие случаи и бывают, считают юристы.
В телеграм-каналах заговорили об управлении «Л», которое работает в структуре ФСИН. Это секретное подразделение, сотрудники которого могут прослушивать телефоны, вести наружное наблюдение, просматривать почту и мессенджеры. Однако добытая информация должна служить только «во благо» – раскрытие тех или иных преступлений. 
Глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи считает, что задержание начальника ростовского управления ФСИН Муслима Даххаева может говорить о том, что новый директор ФСИН РФ Александр Калашников начал свою деятельность с реконструкции кадров. С задержанием Даххаева, считает он, в СИЗО и тюрьмах могут ужесточить использование телефонной связи. Кстати, Александр Хуруджи сам несколько месяцев провел в СИЗО №1 Ростова-на-Дону. Он считает,  что арест Даххаева может быть связан с продажей информации, добытой в ходе оперативных мероприятий сотрудниками ГУФСИНа. По его словам, такая практика существует давно, спрос на информацию, добытую в камерах, кабинетах следователей и в результате прослушивания незаконных мобильников, огромен, как и цены на нее.
Вчера стало известно, что в Дагестане задержаны еще восемь руководящих работников республиканского управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН). Об этом сообщает «Коммерсантъ». По данным газеты, среди них начальник исправительной колонии №7 Рабадан Алибулатов, начальник лечебно-исправительного учреждения №4 Алигаджи Магомедов и начальник махачкалинского СИЗО №1 Давуд Давыдов. Их подозревают в злоупотреблении полномочиями, мошенничестве и растрате, в том числе по госконтрактам на ремонт исправительных учреждений.
Чем закончатся эти и многие другие скандалы в ФСИН, предположить никто не берется. Правозащитники и журналисты в массовом порядке высказывают нескрываемое сожаление об увольнении из системы генерала Максименко как человека настоящей офицерской чести и достоинства.

Другие материалы номера