Конституционные «маневры»?




В каком именно качестве Владимир Путин останется руководить Россией, пока неизвестно, но значительная часть населения уверена, что реальную власть он не отдаст. 

47% россиян полагают, что президентские поправки в Конституцию вносятся в интересах самого Владимира Путина, чтобы расширить его полномочия и позволить ему остаться у власти и после 2024 г., следует из данных Левада-центра. 44% верят словам президента из Послания: поправки нужны для совершенствования управления государством в интересах большинства населения. Среди тех, кто знает или слышал об инициативе Путина (это 80% опрошенных), версию с сохранением власти поддерживают всё те же 47%, столько же – за вариант с совершенствованием управления.
Социологи по традиции спросили также о роли Конституции. Самый популярный (30%) ответ: значительной роли она не играет, поскольку мало кто с ней считается. С ноября 2015 г. этот показатель вырос на 17 процентов и стал рекордным с 2005 г. Зато резко – с 48% в 2015 г. до 27% в 2020 г. – уменьшилась доля тех, кто полагает, что Конституция гарантирует права и свободы граждан. 15% говорят, что она позволяет президенту контролировать Госдуму, – это повторение максимума 2005 г., в 2015 г. так считали лишь 5%.
У населения давно сложилась установка, что все маневры, связанные с изменением конституционного строя, направлены на удержание власти, объясняет директор Левада-центра Лев Гудков: «Доля таких ответов больше у тех, кто не слышал о поправках, т.е. априори действует представление, что он будет бороться за сохранение власти. Это называется коллективным мнением, и оно устойчиво». Относительное большинство хочет, чтобы Путин оставался у власти и после 2024г., но сейчас этих людей меньше даже по сравнению с тем, что было полгода назад, и это в основном жители провинции с меньшим уровнем дохода и образования, продолжает социолог: «Было два всплеска повышения роли Конституции: во время протестов 2011–2012 гг. была вера в право, а в 2014 г., после Крыма, она рассматривалась как документ, обеспечивавший территориальную целостность. Но с 2018 г. наступило разочарование во власти, люди стали считать, что она ими манипулирует, а законы являются правовым оформлением административного произвола, Конституция же особой роли не играет».
Разделение ответов на вопрос о цели поправок говорит, что отношение к этим изменениям не слишком значимое и ни одно из мнений не преобладает, считает Гудков: «Хорошо знают о поправках лишь 22%. И когда будет проводиться опрос граждан о поправках, будет действовать презумпция, что они нужны, чтобы обеспечить рычаги управления, и неважно, как будет называться его новый пост».
Если опрос что-то и показывает, то только то, что спустя почти две недели после инициатив Путина общее их содержание остается для граждан не до конца понятным, полагает руководитель ИСЭПИ Дмитрий Бадовский.
К тому же «сразу за президентским Посланием последовала еще и отставка правительства, которая на какое-то время для массового сознания затмила конституционную тему», – говорит эксперт. По его мнению, это означает, что при подготовке всероссийского голосования власти необходимо будет предпринять большие информационные усилия для разъяснения поправок и смысла конституционной реформы: «Многие дополнительные поправки ко второму чтению, скорее всего, могут носить социальный и ценностно-идеологический характер. Это может повысить и информированность общества о реформе, и готовность ее поддержать». 
Политолог Николай Петров: «Кремль оказался в ловушке. Люди, которые помнят, что Путин 20 лет говорил, что Конституцию менять не будут, сейчас совершенно логично считают, что это делается в его интересах. Люди этих поправок не просили, им не объяснили, как им станет жить лучше, кроме того, что туда включили две социальные поправки, которые ничего не меняют, а фиксируют статус-кво».
Кремлю нужны будут высокие проценты на всероссийском голосовании, а поскольку оно не имеет законодательных ограничений и прямого действия, то это сделать легко, рассуждает эксперт: «Наши граждане довольно циничны. Они говорят: «Власть действует в своих интересах, она нас иногда обжуливает, но пусть уж лучше будет такая власть, чем мы будем ее свергать». И Кремль этот цинизм устраивает, ему не надо создавать впечатления, что он заботится исключительно о гражданах, достаточно пассивного согласия. Это такая игра, где обе стороны понимают и устраивают друг друга». Тут уместно вспомнить, как людей спрашивали, в чьих интересах власть управляет страной, и они отвечали, что в интересах олигархов, бюрократии, но не рядовых граждан, напоминает Петров: «Так и с Конституцией – люди не разбирают деталей и считают, что все будет так же, как и со всем остальным».

Другие материалы номера