ПОЧЕМУ РЕГИОНЫ ТАК ГОЛОСОВАЛИ?




 Таблица 3. Высокие результаты (от 72 до 80%)

Регион

Население,

ч.

Городское население %

(средний по России – 74%)

Дотации в 2020,

млрд. руб.

Уровень жизни,

к-во баллов из 100

Явка

%

За %

За,

ч.

Против %

Против, ч.

1.Воронежская область

(ЦФО)

2 324 205

67, 96

7, 974

60.757

72, 14

80, 07

1070045

19, 18

256306

2.Орловская область

(ЦФО)

733 498

66, 78

5, 988

46.924

75, 69

79, 74

372411

19, 05

88970

3.Ленинградская область

(СЗФО)

1 875 872

67, 18

0

58.148

74, 71

79, 38

817168

19, 8

203833

4.Нижегородская область

(ПФО)

3 202 946

79, 69

3, 784

55.077

73, 91

79, 31

1505620

20, 16

382801

5.Московская область

(ЦФО)

7 690 863

81, 37

0

72.453

72, 71

78, 96

3488197

20, 12

888794

6.Приморский край

(ДВФО)

1 895 868

77, 37

9, 097

45.200

62, 63

78, 86

723089

20,24

185629

7.Рязанская область

(ЦФО)

1 108 847

72, 2

4, 343

49.898

70, 35

78, 81

499716

20, 36

129104

8.Псковская область

(СЗФО)

626 115

70, 87

4, 685

41.602

53, 06

78, 69

231684

20, 59

60626

9.Липецкая область

(ЦФО)

 

1 139 371

64, 63

0, 95

59.245

66, 31

78, 56

479670

20, 39

124509

10. Еврейская АО

(ДВФО)

158 305

68, 65

1, 975

29.923

72, 11

77, 3

70213

21, 39

19430

11. Ивановская область

(ЦФО)

997 135

81, 71

12, 918

45.402

64, 21

76, 23

390256

23, 02

117846

12. Республика Марий-Эл

(ПФО)

679 417

67, 05

7, 226

39.548

58, 46

75, 76

251831

23, 43

77884

13.Сахалинская область

(ДВФО)

488 257

82, 35

0

45.978    

65

74, 84

189466

24, 04

60853

14.Курская область

(ЦФО)

1 104 008

68, 52

3, 665

55.391

57, 82

73, 92

389300

25, 35

133471

15.Оренбургская область

(ПФО)

1 956 835

60, 64

5, 027

47.763

73, 46

73, 6

834406

25, 29

286720

16. Забайкальский край

(ДВФО)

1 059 700

68, 18

12, 353

27.192

60, 08

74, 92

352670

24, 22

114010

17.Республика Чувашия

(ПФО)

1 217 818

63, 39

12, 226

45.925

61, 87

72, 57

426779

26, 25

154351

18.Калиниградская область

(СЗФО)

1 012 512

77, 66

2, 741

58.935

56, 4

72, 15

334755

27, 02

125341

 

Перейдем к регионам, которые дали высокие результаты и результаты, стремящиеся к среднему значению.

ИТАК, высокие, но не рекордные результаты дали 18 субъектов. При этом в регионах с аномально высокой поддержкой было лишь 3 субъекта, входящих в Центральный федеральный округ (из 30). В регионах с просто высокой поддержкой их уже 7 из 18. В регионах первой группы было 5 регионов ПФО, теперь их 4 и совсем нет регионов из Южного округа. Появляются единичные регионы ДВФО и СЗФО. Примечательно, что здесь фигурируют пограничные области России, имеющие выход к миру «глобального капитализма» напрямую (Калининградская область, Приморский край).

Далее, сохраняется закономерность: «высокая явка – высокий результат «за». Например, в Орловской области явка 75,6% голосов «за» – 79,7%, а в Калининградской области явка 56,4%, голосов «за» – 72%. В Республике Чувашия явка тоже низкая – около 61%, «за» – также около 72%. В Ленинградской области явка 74,7, «за» – 79,3. В целом сохраняется закономерность: чем ниже явка, тем ниже поддержка президентских поправок (и выше количество протестующих). Но и явка в пограничных регионах (Приморский край, Калининградская область) ниже, чем в целом по группе (56% – в Калининградской области, 62% – в Приморском крае).

Далее, уровень урбанизации  выше среднего лишь по России в Московской, Нижегородской, Ивановской, Калининградской областях и в Сахалинском крае, то есть в 5 регионах из 18. В остальных городское население преобладает, но его процент ниже общероссийского. Городов-миллионников в этой группе всего 2: Воронеж и Нижний Новгород. В целом сохраняется закономерность: «менее урбанизированные регионы дают больше сторонников Путина», но есть и исключения: в Московской области урбанизация – за 80%, но и поддержка поправок президента – 78%. Возможно, это следствие фальсификаций, а возможно того, что многие здесь – приезжие из гораздо менее урбанизированных областей.

Регионов, не получающих дотации, здесь 3 из 18 – Ленинградская, Московская, Сахалинская области (в предыдущей группе с очень большими результатами их было 4 из 30). Только 3 региона получили дотации в районе 12 млрд в 2020 г. (Чувашия, Ивановская область, Забайкальский край), то есть таких откровенно дотационных регионов, как Чечня, Тыва и Дагестан, здесь нет. С низким уровнем жизни, сравнимым с депрессивными регионами Кавказа или Дальнего Востока, тоже немного: Еврейская АО (около 29,9 балла), Забайкальский край (27,1), Республика Марий Эл (39,5). Но и откровенно благополучных регионов вроде Москвы или Ямала тоже нет, лучшая позиция у Московской области – более 72 баллов.

Интересна ситуация в Калининградской области: у нее почти 60 баллов по уровню жизни, как и в Воронежской области, но в последней явка – 72% и «за» – 80%, а в Калининградской области явка 56 % и «за» – 72 % (то есть мало того, что почти половина избирателей не пришли, но и пришедшие отдали меньше голосов президенту). Возможно, сказывается близость к Европе.

Обратимся теперь к регионам третьей группы, которые дали средний результат.

 

Таблица 4. Средние результаты (от 72% до 70%)

 

Регион

Население,

ч.

Городское население %

(средний по России – 74%)

Дотации в 2020,

млрд. руб.

Уровень жизни,

к-во баллов из 100

Явка

%

За %

За,

ч.

Против %

Против, ч.

1.Смоленская область

(ЦФО)

934 889

71, 81

3, 475

47.184

51, 05

71, 97

296792

26, 98

111247

2.Алтайский край

(СФО)

2 317 153

56, 95

29, 522

37.609

49, 49

71, 91

645603

26, 86

241132

3.Тверская

область

(ЦФО)

1 260 379

76, 14

4, 721

41.521

54, 94

71, 87

410421

27, 21

155409

4.Новгородская

область

(СзФО)

596 508

71, 51

1, 653

40.553

49, 34

71, 44

172997

27, 51

172997

5.Владимирская

область

(ЦФО)

1 356 416

78, 24

1, 653

47.573

49, 34

71, 18

419606

27, 82

164025

6.Ульяновская

область

(ПФО)

1 229 824

75, 84

3, 506

48.779

54, 24

71, 16

379056

27, 85

148346

7.Вологодская

область

(СзФО)

1 160 445

72, 65

1, 495

40.353

55, 78

71, 16

388615

28, 01

388615

8.Кировская

область

(ПФО)

1 262 402

77, 76

12, 659

40.183

55, 61

70, 89

409702

28, 25

163247

9.Пермский край

(ПФО)

2 599 260

75, 91

2, 536

46.65

52, 49

70, 75

734802

28, 27

293643

10.Карелия

(СзФО)

614 064

80, 99

7, 71

36.324

46, 07

70, 46

168389

28, 58

68304

11.Амурская

область

(ДВФО)

790 044

67, 74

3, 977

43.801

55, 99

70, 42

258548

28, 25

103726

12.Калужская

область

(ЦФО)

1 002 575

75, 86

0

53.043

61, 18

70, 17

338748

28, 99

140003

13.Красноярский край

(СФО)

2 866 255

77, 53

0, 907

46.26

56, 83

70, 1

848638

28, 97

350687

 

 

ИЗ 13 РЕГИОНОВ 4 относятся к ЦФО, 3 – к ПФО, 3 – к СЗФО, 1 – к ДВФО, 1 – к СФО. Среди них нет ни одного южного региона, ни одного северокавказского, 1 национальная республика – Карелия (но с преобладанием русских – 82%).

Сразу же бросаются в глаза цифры по явке. Регионы, давшие средний, ожидаемый результат (около 70%), то есть где местные власти особо не старались «перевыполнить план», дали и низкую явку. Иначе говоря, если начальство не сильно заставляло людей идти на участки, люди и не шли (возможно, сыграл свою роль и призыв к бойкоту). Самая большая явка в Калужской области – 61,18%, самая низкая в Карелии – 46,07%. Если учесть этот факт, то заявления властей о триумфальной поддержке президента звучат как-то неправдоподобно. Так, в Карелии проживает около 614 тысяч жителей. Из них, по данным ЦИК, около 518 тысяч имеют право голоса (остальные – дети и подростки до 18 лет). Из этих 518 тысяч пришли на участки 239 тысяч. И из этих почти 240 тысяч за президента и его поправки проголосовали 168 тысяч. В победных реляциях провластных СМИ мы слышим: «70% в Республике Карелия получил президент на плебисците 1 июля!» А в реальности из 518 тысяч карельских избирателей президента поддержали 168 тысяч, то есть 32 с небольшим процента… Такова правда.

Далее, в основном регионы этой группы урбанизированные, в 8 из них процент урбанизации даже выше среднего по России (лишь в Алтайском крае процент городских жителей 56,9%). Это также соответствует тенденции падения поддержки президента с ростом процента урбанизированности региона. В предыдущей группе, где были регионы с высоким показателем, лишь 6 регионов из 18 имели процент городского населения более высокий, чем средний по России. Проще говоря, чем меньше сельского населения в регионе, тем ниже официальная поддержка президента (отчасти реальная, отчасти «нарисованная»).

Дотационность этих регионов тоже не очень высокая – от 0 до 7 млрд в 2020 году (исключения – Алтайский край с 29,5 и Кировская область с 12,6).

Уровень жизни в них тоже средний (от 40 до 60, за исключением Карелии и Алтайского края). То есть в целом уровень жизни выше, чем в электоральных султанатах, активно голосовавших за президента (по крайней мере, на бумаге).

Перейдем к следующей группе регионов – с низкими результатами.

 

Таблица 5. Низкие результаты (от 70% до 65%)

 

Регион

Население,

ч.

Городское население %

(средний по России – 74%)

Дотации в 2020,

млрд. руб.

Уровень жизни,

к-во баллов из 100

Явка

%

За %

За,

ч.

Против %

Против, ч.

1.Курганская область

(УФО)

827 166

62, 2

13, 25

28, 89

57, 83

69, 58

276378

29, 53

117294

2.Челябинская область

(УФО)

3 466 369

82, 68

6, 941

52,435

62, 19

69, 54

1190097

29, 55

1190097

3.Хакасия

(СФО)

534 262

69, 83

3, 464

42, 166

49, 29

69, 52

141381

29, 38

59758

4.ХМАО

(УФО)

1 674 676

92, 51

0

60, 113

59, 62

69

487750

30, 05

212434

5.Удмуртия

(ПФО)

1 500 955

66, 1

4, 41

46, 506

54, 16

68, 92

455908

30, 1

199121

6.Ярославская область

(ЦФО)

1 253 389

81, 6

0, 704

49, 597

53, 33

68, 29

374053

30, 84

168930

7.Костромская область

(ЦФО)

633 385

72, 74

3, 634

40, 685

50, 97

67, 92

180846

31, 19

83044

8.Новосибирская область

(СФО)

2 798 170

79, 21

6, 405

51, 249

47, 79

67, 58

698857

31, 3

323674

9.Республика  Алтай

(СФО)

220 181

29, 28

9, 375

28, 768

49, 14

66, 16

55291

32, 83

27433

 

Сюда же следует добавить Москву, где по официальным данным за поправки проголосовали 65% при явке 55,9%.

ИТАК, в этой группе 10 регионов (вместе с Москвой). 3 относятся к УФО, 3 – к ЦО, 2 – СФО, 1 – ПФО. Среди них 3 нацреспублики и 1 нацокруг. Низкие результаты в основном дали Центр и Урал. Явка такая же низкая, как в группе со средними результатами. 5 регионов из 10 имеют процент горожан выше, чем среднероссийский. Высокодотационных регионов нет. Уровень жизни также – от 40 до 60, не считая Москвы с ее сверхвысоким уровнем и Республику Алтай и Курганскую область с 28 баллами. В Республике Алтай уровень жизни даже ниже, чем во многих северокавказских республиках. Но в отличие от них она получает очень скромные дотации из центра (9 млрд в 2020 г.). Не этим ли вызваны низкая явка и высокое протестное голосование?

Подведем итоги второй части нашего исследования. После рассмотрения регионов с относительно высоким, низким и средним результатом выяснилось, что по-прежнему:

– Явка и поддержка президента падает по мере движения к Центральному, а затем к Северо-Западному или  Поволжскому и Уральскому федеральным округам (то есть на север и на восток). Поясом протеста стали мегаполисы Центра, Урала, Сибири и также промышленные и урбанизированные регионы Урала, Сибири и Дальнего Востока (за некоторыми исключениями).

– Сохраняется зависимость явки и голосования «за».

– Сохраняется зависимость между ростом голосов против и ростом урбанизации.

– За исключением некоторых флуктуаций, меньше голосуют «за» либо регионы  с высоким уровнем жизни, либо с относительно невысоким, но и не рекордно низким.

Часть 3. Россия-1 и Россия-2 против России-3 и России-4

Мы закончили составление таблиц результатов голосования. Перейдем к объяснению выявленных закономерностей (которые в общем-то похожи на то, что было и на выборах президента 2018 и на выборах в Госдуму в 2016), хотя все-таки тогда фальсификации были не столь масштабные и наглые).

Чем выше явка, тем выше поддержка президента, чем ниже явка, тем эта поддержка ниже и тем больше протестное голосование. Объяснить это нетрудно. Высокую явку дают нагнанные бюджетники, которые голосуют так, как им скажет начальство, а также возможность сфальцифицировать результат при общей пассивности населения (специалисты по выборам неоднократно заявляли: зависимость голосов «за» от явки – характерный признак фальсификаций). Организовать высокую явку (и «пририсовку результатов») удается в тех регионах, где население послушное, зависимое от властей – и идеологически, и финансово, наконец, просто запуганное. В этих регионах нет институтов гражданского общества, независимых СМИ, гражданских активистов, которые будут бороться с произволом властей и силовиков. Население апатичное, живущее интересами вроде сада-огорода, склонное верить, что «президент-батюшка во всем разберется, а мы вмешиваться не будем», или что «все равно ничего не изменишь». Это население сел и деревень Юга и Центра России, а также малых городов, где горожане ведут полуаграрный образ жизни.

Наоборот, низкая явка там, где население плохо управляемо властями, много людей, которые не зависят от дотаций, пособий, пенсий (мелкая и средняя буржуазия, которая живет не за счет выплат государства, а за счет рыночных операций). Их трудно организовать еще и потому что они распылены, заняты в мелком хозяйстве. В основном это жители больших городов (хотя в больших городах и много госслужащих, бюрократов, пенсионеров – сторонников власти).

К протестному электорату относятся и трудящиеся промышленных городов Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока. Власть пытается их мобилизовать и заставить голосовать за президента, но среди них все больше растет протест, и это было видно на примере выборов в Думу в 2016 году, когда там было подано много голосов за коммунистов. Это повторяется и сейчас.

Почему нацреспублики Кавказа, аграрный Юг и села и малые города Центра голосуют за президента? По сути на этот вопрос мы уже ответили, но повторимся. Во-первых, население там патриархальное, консервативное, надеющееся на «президента-батюшку», управляемое, да и не склонное к активному протесту. Во-вторых, Кавказ и Юг получают большие дотации, значительная часть их, конечно, разворовывается бюрократической верхушкой на местах, но часть перепадает и жителям. Кроме того, дотации побуждают бюрократов «мобилизовывать население» во время выборов. Что же касается нацреспублик, то для них сильная центральная власть – это еще гарантия мира, ведь центр может выступать и выступает как третейский судья в борьбе кланов.

Патриархальность, консерватизм, нелюбовь к переменам сельчан и стали причиной того, что регионы Юга и Черноземья в 1990-е  были «красным поясом», а сейчас стали опорой Путина и «Единой Росси». Эти регионы всегда выступали против перемен, реформ, революций (вспомним, что в Гражданскую войну Черноземье было за Деникина и как минимум там полыхали антибольшевистские крестьянские восстания). Просто в 90-е годы в глазах большинства в этих регионах «революционерами», ломавшими устоявшуюся жизнь и быт, были Ельцин с Гайдаром, а Зюганов с КПРФ ассоциировались с былой, сильной, способной защитить властью. Сейчас КПРФ, напротив, у них ассоциируется с революционерами, которые призывают к реформам, модернизации, то есть фактически призывают сломать уже как-то устоявшийся быт. А Путин ассоциируется с каким-никаким, а порядком и со скудной, но стабильностью.

На Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, которые в советские времена превратились в промышленный щит державы, в 90-е все было наоборот. Люди мечтали о модернизации и еще верили «демократам», которые обещали в короткий срок произвести капиталистическую модернизацию. Поэтому Свердловск, Челябинск и Новосибирск в 90-е голосовали за Ельцина и Явлинского. Но вскоре оказалось, что никакой модернизации так называемым «демократам» не было нужно. Они разделили между собой нефтегазовые богатства, стали жить и богатеть за счет торговли ими, а промышленность, индустриальные города, наука и новые технологии остались просто без финансирования. Индустриальные регионы Сибири, Урала и Дальнего Востока начали умирать. При Путине, который много говорил о возрождении страны, продолжалось то же. За 20 лет правления нынешнего президента с Дальнего Востока уехали в столицы, в другие регионы и за границу 20% населения, в основном трудоспособного и молодого. А ведь даже в войну СССР потерял меньше – 17% трудоспособного населения. Отсюда – новый «красный пояс» на этих территориях.

Собственно, вся эта ситуация очень хорошо согласуется с «теорией четырех Россий», которую разработала российский социолог и экономист Наталья Зубаревич. В своей программной статье 2012 года, которая так и называлась «Четыре России», она доказывала: наша страна очень неоднородна и в экономическом, и культурном планах. На самом деле на территории России существует целых четыре разных и во многом даже конфликтующих «Россий».

«Россия-1» – это население мегаполисов, городов-миллионников или близких к ним по численности. В нашей стране 16 миллионников и еще несколько субмиллионников, в них проживает от 20 до 30% жителей страны. Это «российская Европа», отличающаяся относительно высоким уровнем жизни, образования, развитостью технологий (особенно интернета и мобильной связи), институтов рынка. Здесь велик процент мелкой и средней буржуазии, мечтающей о гражданских свободах, «демократии» и откровенно не любящей «авторитарное путинское государство». Среди них много людей молодых, потому что большие города, как островки благополучия, притягивают молодежь со всей страны.

«Россия-2» – это население средних городов, в основном входящих в промышленный пояс Урала, Сибири и Дальнего Востока, то есть около 25% населения страны. Он достался нам от СССР и практически деградирует при нынешней власти, потому что в таком масштабе и в таком виде он ей не нужен. Зубаревич отмечает, что людям в «России-2» до сих пор свойственны советские мировоззрение и ценности и это действительно так: ведь при СССР жизнь в них была совсем другая. Их не устраивает происходящее и пугает будущее, поэтому они в отличие от консерваторов-сельчан Юга, наоборот, хотят перемен и голосуют за те силы, которые эти перемены им обещают. Слово «стабильность» для них наполнено не положительными, а отрицательными ассоциациями.

«Россия-3» – это население малых городов и сел и деревень, 38% населения РФ. Это те самые «консерваторы жизни», которые живут по принципу «день да ночь – сутки прочь». Они аполитичны и их интересует скорее погода, чем политика, потому что сад и огород занимают в их жизни важнейшую роль. Однако они всегда готовы «поддержать президента», потому что он «пенсию добавил», «зарплату на 2 тысячи поднял». Они любят поворчать на власть, но в принципе она их устраивает и уж в любом случае протестовать против нее они ни за что не будут. Эта Россия постепенно умирает, потому что молодежь бежит из малых городов и сельской местности (около трети российских деревень насчитывают не более 10 жителей, преимущественно глубоко пенсионного возраста). Но еще лет 15, до условного «2036-го», на своем электоральном горбу она нынешних власть имущих продержать, пожалуй, может, если ничего не изменится.

Наконец, «Россия-4» – это население нацреспублик, прежде всего северокавказских. Там все по-другому, преобладают молодежь и сельчане, жизнь полна этнической специфики, крайняя бедность сочетается с пассионарностью и религиозностью.

Такова концепция Н. Зубаревич. Если мы бросим взор на наши таблицы, то поймем, что суть их сводится к формуле: Россия-1 и Россия-2 против Путина, а Россия-3 и Россия-4 – за. Причем стабильность существующему режиму обеспечивает тот факт, что первые две оппозиционные России находятся в глубоком конфликте, ведь Россия-1 – за гражданские свободы, западный путь развития, буржуазную демократию, а Россия-2 – за социализм, Советскую власть и небуржуазную модернизацию.

Еще 15 лет тому назад, когда разного рода «белые союзники» стали перебегать из НПСР на сторону молодого Путина, Сергей Георгиевич Кара-Мурза сказал: красные все еще цепляются за актуальные в 90-е лозунги о союзе с белыми патриотами и националистами. На самом деле больше договориться с ними не удастся, они уже выбрали свою сторону в политической борьбе. Будущее за тактическим сближением левых сил с самыми вменяемыми силами в «демократическом движении» (речь, конечно, не о навальнистах и не о воинствующих либерал-фашистах вроде Латыниной, а о тех, кто тоже по-своему желает вытащить страну из кризиса и ресурсной зависимости). В свое время и Ленин сделал ставку на НЭП, на союз с мелкой буржуазией, со спецами из некоммунистической интеллигенции, которым не безразлична была судьба Родины, – и победил. Теперь жизнь снова заставляет вспомнить об этом заявлении крупнейшего идеолога левой оппозиции. Но это отдельная большая тема, требующая глубокого обдумывания и широкого обсуждения.

(Продолжение. Начало в «СР» №71, за 7.07.2020 г.)

Рустем ВАХИТОВ  

 

Политологи анализируют
Протестный результат закрытых городов? 

Большая часть закрытых городов Вооруженных сил Минобороны РФ показали протестные результаты голосования по Конституции. Так, в девяти регионах уровень поддержки поправок в закрытых территориальных образованиях (ЗАТО) оказался самым низким из всех муниципалитетов. В других регионах, за редким исключением, закрытые города оказались на втором, третьем, четвертом местах по количеству голосов против поправок. В том числе поправки не слишком активно поддерживали в ЗАТО, где базируются ракетные войска стратегического назначения и подводные лодки с ядерными ракетами.
По мнению политолога Александра Кынева, причина в недовольстве определенных групп принуждением к голосованию, а также в том, что мужчины средних лет, которые живут в закрытых военных городах, не являются электоратом Путина. 

Статистика голосования

Результаты голосования в закрытых городах Минобороны, в числе которых 14 ЗАТО ракетных войск стратегического назначения Минобороны, семь ЗАТО Военно-морского флота и два ЗАТО Воздушно-космических сил РФ. 
В семи регионах именно города ракетных войск показали самые протестные результаты голосования: это Свободный (Свердловская обл.), Первомайский (Кировская обл.), Знаменск (Астраханская обл.), Комаровский (Оренбургская обл.), Светлый (Саратовская обл.), Сибирский (Алтайский край), Солнечный (Красноярский край). В некоторых из этих ЗАТО результаты были далеки от средних по региону, например, в Знаменске за поправки проголосовали 57,4%, а против – 41,59%, тогда как в Астраханской области за 86,73% – за, 12,73% – против. В Комаровском поправки поддержали 51,83%, против выступили 47,46%, а в Оренбургской области средний результат за поправки – 73,6%, против – 25,29%. 
Город Горный оказался на втором месте в Забайкальском крае по протестности голосования, Уральский (Свердловская обл.), Звездный (Пермский край) – на третьем месте в своих регионах, Молодежный (Московская обл.), Озерный (Тверская обл.) – на четвертом месте в своих регионах.
Высокий результат показали только ЗАТО в Московской области, где находится штаб ракетных войск. 
В Мурманской области находятся пять закрытых городов Военно-морского флота. Заозерск показал самый протестный в регионе результат (51,23% за поправки, 47,7% – против). Александровск занял третье место, Видяево – четвертое, Североморск – пятое. ЗАТО Островной при этом показал результат выше среднего по региону. 
ЗАТО Вилючинск в Камчатском крае также показал самый протестный в регионе результат. 
В то же время есть ЗАТО, которые показали сравнительно высокую лояльность власти, – это городки воздушно-космических сил. В Краснознаменске Московской области за поправки проголосовали 78,5% избирателей (результат в регионе – 78,96%), в Мирном Архангельской области – 64,66% избирателей (результат в регионе – 65,78%).

«Это общероссийский феномен»

Политолог Александр Кынев считает, что протестное голосование характерно не только для закрытых военных городов, но и для других структур, где практиковалось принуждение к участию в опросе. «Такая ситуация по всей стране. Это общероссийский феномен: есть такие истории у Мурманской области, есть история с голосованием атомного ледокола, история с голосованием в Роснефти и Газпроме, с полярниками в Антарктиде. Это разные структуры, но с точки зрения пола и возраста – у них близкий состав. Много примеров, когда военизированные и корпоративные структуры с очевидным принуждением голосовали достаточно протестно», – говорит Кынев. 
По мнению эксперта, есть две причины такого результата. Первая заключается в том, что у власти уже несколько лет подряд наблюдается проблема с голосованием людей, считающихся подконтрольными. «Контроль [явки] сохраняется, но голосование становится протестным. Мы видели это в 2018, в 2019 году. Для чего нужно было семидневное голосование – при нем легко вбрасывать бесконтрольно. Вброшенные бюллетени фигу в кармане показывать не будут. 
Это показатель, что принуждение для власти может оказаться опасной технологией по сравнению с банальным вбросом. У людей свобода воли, поэтому они могут проголосовать как хотят. Контролировать, как кто проголосовал, нельзя. Большое количество таких примеров тому доказательство», – говорит политолог.
Вторая причина – узкая группа электората, которая поддерживает президента Владимира Путина. По словам Кынева, традиционно за него голосуют женщины старше 40 лет, часто – одинокие. «Здесь нет сексизма, это социологическая данность. Эта категория достаточно консервативная и традиционно зависимая от телевизионной пропаганды. Это ядро «партии телевизора». Это говорит о том, что степень нонконформизма в закрытых мужских коллективах оказывается несколько другой. Электорат Путина сжался до небольших базовых половозрастных групп», – считает политолог. 
По его мнению, со стороны власти на протестное голосование военных не последует никакой реакции. В будущем, по его мнению, на выборах может стать еще больше вбросов и меньше принуждения. 

«Принуждение может оказаться опасной технологией»

Другие материалы номера