С нами народная солидарность




– Геннадий Андреевич, не кажется ли Вам, что под растущим натиском левого движения и в стране, и в мире российская власть становится агрессивной? Левченко, Совхоз имени Ленина, регулярные выплески антисоветизма – это ответ на то, что страна становится другой? И если да, то какой, на ваш взгляд?

 

Геннадий Андреевич Зюганов: – Становится другим мир, потому что под пятой американского глобализма он почувствовал, что такое либеральный фашизм, и понял, что или полевеет и будет бороться за справедливость и достойную жизнь, или его ждет фашизация и расправа над всеми неугодными. Кстати, у нас власть пошла не по пути созидания, поддержки талантливых людей, умных управленцев и хозяйственников, ведь Совхоз имени Ленина – это образцовое хозяйство, которое мы создавали 20 лет. Посреди цинизма, воровства, коррупции, грязи… Пять атак преступников, которые пытались захватить землю. Рядом в этом районе было 15 хозяйств, 14 захватили, поделили на куски, их нет, уничтожены, вокруг Москвы дорога 108 км. На каждом отрезке было достойное хозяйство. Сегодня это уцелело, казалось, посмотрите, какие школы, сады, как работают коллективы, какая зарплата, посмотрите на счастливые лица нормальных людей. Возьмите пример и реализуйте. Кстати, создавали весь этот опыт после дефолта, когда Примаков, Маслюков, Геращенко, Матвиенко активно помогали, и я был уверен, что они за это зацепятся. А возникла бригада рейдерская, какой не было с 90-х. Одни в погонах, другие следаки, третьи в мантиях – и все покрыто административными кабинетами. Самое потрясающее – написали письмо президенту, все депутаты, все крупные деятели, всем членам Советам Безопасности, всем силовикам. Ну, ответьте хотя бы. Остановите этот беспредел. На словах да, а на деле продолжается не только наезд, а самое настоящее варварство. На мой взгляд, сейчас момент истины. Или мы все вместе скажем, что по этой криминальной дороге страна больше не пойдет. Повториться девяностым мы не дадим! Мы в состоянии, проявляя солидарность, спасти это хозяйство, выровнять курс.

Надо все сделать, чтобы мирно, демократично восстановить в стране законность, уважение к человеку труда, к умным руководителям, к потрясающему, уникальному опыту. Посмотрите, Левченко удвоил бюджет. Заставил Дерипаску платить нормальные налоги. Черных лесорубов поставили на учет. Полтора года все телеканалы крыли их последними словами. Теперь взялись за Коновалова. Им, видимо, мало и Кавказа, и Дальнего Востока. На мой взгляд, сейчас и у власти столкнулись две линии. Одна – это свора ельцинских выкормышей, которая знать не знает ничего: нет ни совести, ни закона для них. И те, кому «за державу обидно», патриотическое крыло. Мы готовы к нормальному диалогу, но когда вот такой «наезд» реализуется, мы прямо сказали: «Мы свои народные предприятия с коллективами этим варварам, бандитам, мерзавцам не отдадим. Мы поднимем всю страну и защитим их. Защитим в рамках закона». Я не нахожу им другого понятия, говорю резкие слова – не нахожу других. Мне казалось, они остановятся, но вот не успели за конституцию проголосовать, тут же миллиард с лишним вкатали. За что? За то, что семь бывших пайщиков, которые либо ни дня не работали, либо были уволены за плохую работу, обратились в суд. И суд делает вид, что это закон.

Тем более это связано с именем нашей Великой Победы, великого Ленина. За Павла Николаевича голосовали 9 миллионов, да и больше. Надо уважать и выбор избирателей, и трудовой коллектив. Мы должны защищать свое хозяйство, как отцы и деды защищали Брестскую крепость, Москву, Сталинград. Это наш патриотический долг.

Павел Николаевич Грудинин: – Сразу с началом избирательной кампании начались имущественные иски. Честно говоря, никто не знает, за что суд присудил такую сумму. Посмотрите, что происходило: 11 лет назад совхоз общим собранием проголосовал за то, чтобы земельный участок в 2 млн рублей кадастровой стоимости внести в уставной капитал фирмы, которая собиралась строить большой комплекс с японской одной очень большой компанией. Тогда это было для нас очень выгодно. И мы внесли в уставной капитал за 29 млн решением общего собрания. А через несколько лет мы его разделили и половину продали IKEA, которая заплатила нашей дочерней компании 1 млрд 600 млн, из них 300 млн заплатили налоги, а остальные деньги пришли в совхоз. На эти деньги мы построили школу.

Геннадий Андреевич Зюганов: – Таких школ нет нигде. Министры были, все в восторге от того, что увидели. Это школа будущего. С производственным обучением.

Павел Николаевич Грудинин: – Потом вот эти акционеры, и моя бывшая супруга присоединилась к ним, сказали: «Там, кажется, какой-то ущерб совхозу был нанесен». Два суда прошло, и оба суда доказали, что никакого ущерба не было. Все платежки были предъявлены, все деньги пришли в совхоз, и еще половина земельного участка вернулась в совхоз обратно. Это было в 2019 году. А потом вмешались высшие судебные силы, которые скоро будут уволены, и под их давлением пересмотрено дело в обратную сторону. И признали, что якобы я сам себе и своим акционерам нанес ущерб. Причем никто не может объяснить, какой ущерб. Но, несмотря на это, два суда подряд мы проиграли, причем в ускоренном порядке. Кассационная инстанция сказала, что нужно провести экспертизу. Экспертизу никто не провел, и просто по тем же основаниям те же самые судьи, которые год назад считали, что мы правы, вдруг признали нас неправыми. Теперь получается, что директор совхоза, который проработал на своем предприятии 25 лет только директором, нанес ущерб 11 лет назад совхозу тем, что получил все деньги и построил школы. Теперь получается, что совхоз должен стать банкротом. У нас очень интересное налоговое законодательство. С того миллиарда, который я должен возместить совхозу, 213 млн налогов нужно будет заплатить. То есть те, кто это все совершил, они просто подлецы. Они поставили совхоз в процедуру банкротства фактически, так как вырвать 213 млн из производства – это большой удар.

– Павел Николаевич, вопрос следующий. Представим, миллиард собрали, перечислили и исполнили решение суда. Будут ли удовлетворены рейдеры, и остановится ли давление власти?

 

Павел Николаевич Грудинин: – Мы только начали, за три дня на счет совхоза пришло больше 20 миллионов рублей. Из-за того, что ни сразу деньги начисляются, мы не знаем, сколько там. Мы только в самом начале. И коллектив совхоза обратился ко всем гражданам без исключения, в том числе, и прежде всего, к нашим коллегам, работникам сельского хозяйства; тем, кто голосовал за нашу программу. Огромное количество сподвижников, которые стоят на принципах социальной справедливости, на которых мы построили наше предприятие. А предприятие действительно уникальное. У нас огромное количество друзей, которые постоянно приезжают и поддерживают. У нас проходят съезды трудовых коллективов, семинары. Мы надеемся, что нам помогут.

И на самом деле, действительно, огромное количество людей приходит в кассу, пытаются деньги внести. Естественно, мы создадим ревизионную комиссию, Геннадий Андреевич ее возглавит, и там будут лучшие люди, которые своей гражданской позицией заслужили уважение, – Максим Шевченко, много других людей, которые знают, что такое проверять, как должна работать ревизионная комиссия. И каждая копейка будет отражена, и мы все покажем. Но рейдерам не достанется ничего.

 

– То, что сейчас происходит, – наглядная демонстрация борьбы социалистической и капиталистической идеологий?

 

Геннадий Андреевич Зюганов: – Весь микрорайон, 10 тысяч человек, пользуются тем, что есть в совхозе. Это борьба не двух идеологий, это борьба с жульем.

Павел Николаевич Грудинин: – Они хотят сделать с нашим хозяйством то же самое, что сделали с Колхозом Максима Горького, Колхозом Ильича. Все начиналось с депутата областной думы от «Единой России» Жука, который собирал вот этих людей, которые никогда в совхозе не работали или работали так, что мы их выгнали. Потом появляется Палихата.

Геннадий Андреевич Зюганов: – Власть нашла Палихату – одного из именитых рейдеров. Все его знают. На него дело заводили, он в Лондоне спасался. Он возглавил всю эту аферу. Я спрашивал тогда у власть имущих: «Вы понимаете, что вы делаете? Какой сигнал вы даете?» Их прикрывают из Верховного суда! А тут рейдер профессиональный занимается уничтожением ведущего хозяйства. Кто у нас гарантирует какие-то нормы и правила?

Павел Николаевич Грудинин: – До сих пор по доверенностям Палихаты ходят все эти юристы, которые это начинали. Это вопрос к стране. Почему Палихата, который захватывает предприятия, расчленяет их на куски и продает – некоторые на металлолом, некоторые просто… он до сих пор на свободе, а люди, которые ему противодействовали, – следователи, судьи, граждане – оказались пораженными в правах? И он продолжает все это делать, такая вот «соль нации», а мы страдаем от того, что вот эти рейдеры, прикрытые властью, до сих пор одно за другим съедают крупные предприятия, и уже фактически мы 70 000 потеряли крупных предприятий за прошедшие двадцать лет.

 

– Вы прошли жесточайшую мясорубку. Это понятно абсолютно всем. Скажите, может быть, вы в чем-то убедились или разочаровались?

 

Павел Николаевич Грудинин: – Ни в чем разочароваться нельзя. Геннадий Андреевич сравнивал нас с Брестской крепостью. Люди, которые отстаивали свои идеалы и будущее страны, они боролись там до последнего, не предали свои идеалы и ни в чем не разочаровались. Многие из них почили, но некоторые вышли с боями из окружения, а потом дошли до Берлина. Я считаю, что мы точно так же. Вы можете уничтожить все хозяйства России, но рано или поздно придется учиться, ездить за границу, набираться опыта. А у нас за этот год только больше 100 делегаций на ферму приехало, чтобы обучиться, как правильно организуют работу с животными. Такие предприятия, как наше, – это крупнейшие предприятия, где всегда самое новое, которое потом распространяется на всю страну. Есть, конечно, институты научные, но они, к сожалению, сейчас в тяжелом положении. А есть предприятия, как наше, – передовые, где набирались опыта, разъезжались по стране и внедряли передовой опыт, и тогда наше сельское хозяйство было на очень высоком уровне. А сейчас к нам приезжают не только из России, но и из-за рубежа. Потому что мы создали уникальное предприятие. Наш коллектив – главное, что нужно сохранить. Государство, в лице чиновников, ничего не делает для того, чтобы защитить предприятие, а на самом деле поддерживает таких Палихат, РОТА-АГРО, которые никогда не занимались сельским хозяйством, всегда показывали убытки, а жили за счет разрушения других предприятий и их расчленения. Я думаю, что если в ближайшее время их не остановить не только в совхозе, а вообще на всех предприятиях, то люди, которые работают на земле, встают утром, приходят вечером уставшие, но производят продукцию, которой гордится вся страна, – это все будет иметь тяжелые последствия.

 

– Вопрос из чата к вам, Павел Николаевич. «Видел обращение коллектива по сбору средств. Нет ли опасности, что мы деньги соберем, а они опять что-нибудь устроят?»

 

Павел Николаевич Грудинин: – Без изменения курса к социализму, социальной справедливости мы ничего не сделаем, потому что нам нужны справедливые суды. Сколько бы мы ни ходили по судам, мы видим, что у нас уже карательное правосудие. Нам нужна совершенно другая судебная система. Такие предложения вносились в проект конституции КПРФ. Что они еще придумают – не знаю. Они опять иски подают на нас, видно, они считают, что нас можно «додушить» до конца. Но мы будем бороться до последнего. За нами люди.

Я думаю, что людей вокруг президента и ниже беспокоит очень вопрос о том, что рейтинг оппозиционных политиков сильно выше, чем то, что они хотят видеть. И вы же начали свой разговор с того, что левое движение – оно все больше и больше завоевывает признание населения. Потому что если сравнивать социалистический строй и нынешний строй – даже не капитализм, а то, что мы сейчас построили, – все это проигрывает тому, что было раньше, нашим принципам. И поэтому для того, чтобы каким-то образом опорочить нас, они прибегают ко всем вот таким решениям, а ничего не получается. Рейтинг не падает, а растет. Люди смотрят телевизор, а потом выходят на улицу и видят, что становится лучше. И «Единая Россия», сколько бы они ни кричали, что они правящая партия, я думаю, что умы людей склоняются к социалистическому принципу, к территории социального оптимизма, которую мы построили. И им нас надо «додушить». Будь то на следующих выборах или еще когда-то, но это не развитие страны. Столкновение мнений, в том числе в Думе, в честном голосовании по любым вопросам – в этом смысл развития страны.

Геннадий Андреевич Зюганов: – Лишь наша совместная солидарность и сплоченность позволит уберечь такие хозяйства, как у Павла Николаевича, коллективные, народные предприятия, сберечь страну от майдана, уберечь ее для того, чтобы ваши дети и внуки спокойно жили, развивались. Сегодня в мире накалилось все до предела. Тот вариант, который нам навязали в 1991 году, он смертелен для страны. Нам важно сплотить все патриотические силы и уверенно двигаться вперед.

Другие материалы номера