Корреспонденция в морозилке




Она расположена в 50 километрах от Серова, временно осталась без отделения связи. Здесь покупали продукты, консервы, сахар.
Почту закрыли из-за увольнения начальницы. Она не вынесла холода в неотапливаемом здании. 
«В том здании печное отопление. Почта была не в состоянии купить дрова, поэтому сотрудник уволился. Сейчас ей ищут замену», – пояснили в местной администрации. Удивительно, но только после закрытия единственного отделения связи местные начальники узнали, что почта не отапливалась потому, что не было дров и к ним-де никто не обращался с просьбой найти более подходящее отапливаемое помещение.
Для большинства деревень нынешней России именно отделения Почты России остаются единственным местом общественной жизни, общения односельчан и, если хотите, свидетельством хотя бы какой-то цивилизации.
 Мало того, именно на почте остается и единственная на весь населенный пункт торговая точка. В них сельчане не только оплачивают коммунальные платежи, кладут деньги на телефон, но и покупают какой-то минимум жизненно необходимых вещей и еды. В деревне Морозково именно так и было. До закрытия почты. Последний и единственный магазин там закрылся еще в прошлом году. Теперь, по словам местных жителей, за всем этим приходится ехать в Серов. 
Глава поселения только разводит руками от собственного бессилия, считая, что отделение почты закрылось из-за бюрократических проволочек. 
– Здание, в котором расположена почта, отапливается дровами. Раньше работница брала дрова у мужчины, живущего в деревне. Тот сам их заготавливает, покупает лесовоз бревен, пилит, колет. Но руководство почты из Краснотурьинска (Серовский и Краснотурьинский почтамты объединены, руководство находится в Краснотурьинске) объяснило, что за дрова необходимо отчитываться и прикладывать квитанции. Мужчина не может предоставить квитанцию, он не ИП. В почтамте сказали, что нужно искать человека или организацию, которые будут давать квитанции. А где их искать в нашей-то деревне? Естественно, в помещении холодно, поэтому женщина уволилась, – сказал он. – Сложившаяся проблема «находится на контроле». 
Под этим «контролем» деревня и теряет связь с миром.
– Как жить без почты? Там было все: покупали продукты, консервы, сахар. По весне приобретали семена на рассаду. Квитанции за свет оплачивали, деньги на телефон можно было положить. Люди получали пенсию в отделении. Не говорю про газеты, различные журналы и открытки, которые там можно было купить. Два раза в неделю к нам ходит автолавка. Продукты можно и там купить, но если не успел в условный час, то всё, жди следующего раза. Да и ассортимент минимальный, – рассказала Галина Константиновна Казанцева. По словам женщины, большая часть жителей Морозково – пенсионеры. И теперь, чтобы заплатить за электроэнергию, им необходимо ехать в Серов. А это дополнительные затраты. 
– В деревне и так ничего нет, так еще и почту закрыли. Конечно, глава нашей деревни объясняет, что это всё временные неудобства. Он извиняется перед жителями. Прекрасно понимаем, что есть проблема с кадрами. Тяжело найти специалиста. Да еще такого, чтобы поехал работать в деревню. Но проблему как-то нужно решать, – считают обитатели уральской глубинки. 
На сегодняшний день для сельских почтовых отделений две самые востребованные должности – оператор и почтальон. На мизерную зарплату, а она у рядовых сотрудников близка к МРОТ, желающих найти крайне непросто. У начальников таких отделений, как в Морозково, доход хоть и больше, но ненамного: от 13 до 15 тыс. руб. Поэтому, естественно, за такую работу мало кто держится и уж рисковать здоровьем никто не пожелает.
На фоне доходов руководителей Почты России эти цифры выглядят просто издевательством. У многих на слуху результаты проверки ведомства Генпрокуратурой, которая выяснила, что главный почтальон России одной премии за год получил 95,4 млн руб. И это не единственный скандал с гендиректорами Почты России на почве зарплат и роскошной недвижимости. А вот печку в Морозково отремонтировать и обеспечить дровами у почтовых начальников руки не дошли…

Другие материалы номера