Почему горят дома престарелых?




Теперь выяснилось, что постояльцы, которые сгорели в доме престарелых, в принципе не должны были жить там круглосуточно, и даже кормить их, по документам, тоже никто не имел права. Об этом сообщил замглавы администрации Руслан Халилов. Сейчас в документах еще разбираются соответствующие органы. Фактически же зарегистрированное без лицензии на постоянное проживание клиентов учреждение эксплуатировалось как «частный жилой дом». 
Известно, что постояльцев навещали, в том числе, из администрации сельского поселения, к которому относится деревня Ишбулдино. При этом в течение целого года никого не озадачило, что деревянное здание не было оборудовано системой пожаротушения, а только «пожарными извещателями». Об этом факте заявили в республиканском главке МЧС РФ. 
Впрочем, случай этот далеко не первый: дома престарелых, хосписы и психдиспансеры горят в России чуть ли не каждый месяц! В ноябре в Петербурге пожар произошел на улице Красных Командиров в здании, где располагался приют для пожилых людей «Наш дом». Погибли трое постояльцев. Ранее в ночь на 11 мая сгорел хоспис «Второй дом» в подмосковном Красногорске. Следователи выяснили, что заведение было подпольным, размещение престарелых людей было организовано без документов, обыкновенный жилой дом сдавался в аренду. Тогда выбраться из пожарища смогли только восемь человек – меньше половины обитателей. Месяцем ранее в Москве сгорел пансионат «Третий возраст». В огне погибли четыре человека, 16 оказались в больнице. В ходе следствия выяснилось, что здание, в котором разместили стариков, не только не отвечало требованиям пожарной безопасности, но не было даже введено в эксплуатацию и ни разу не проверялось пожарными.
Пожары как в государственных психоневрологических интернатах и домах престарелых, так и в частных заведениях, стали в последнее время привычным явлением – об этом даже перестали говорить в средствах массовой информации. Общее число погибших исчисляется сотнями человек. Глобальная же причина пресловутая экономия, похожая на скаредность. В ночь, когда в диспансере под Воронежем несколько лет назад вспыхнул пожар, в корпусе на 70 человек дежурили лишь две медсестры, санитарка и санитар, из них двое – тоже пенсионеры. Как они могли вытащить людей из огня?
Всё это – одно из последствий реформы здравоохранения. Как очень точно отметил в одном из интервью руководитель судебно-психологической лаборатории Московского областного центра социальной и судебной психиатрии Виктор Гульдан, «дома престарелых у нас финансируются по остаточному принципу. Это именно то, на чем экономят в первую очередь при «оптимизации» здравоохранения. А те скудные средства, которые выделяют этим учреждениям, нещадно разворовываются. Их никто не поджигает, просто электропроводка сгнившая, ремонта не было с середины прошлого века. Находятся там люди слабоумные, многие под действием определенных препаратов, так что в экстремальной ситуации они и понять-то ничего не могут, не то что спастись. Персонал сокращен до минимума и состоит в основном из таких же пожилых людей. А кто еще согласится работать за зарплату, равную прожиточному минимуму? Я, честно говоря, удивляюсь не тому, что психдиспансеры и дома престарелых горят, а тому, почему они все еще не сгорели».
Услуги по проживанию старых или больных людей предоставляют и тысячи частных организаций. И все они хотят максимально быстро «отбить» вложения и получать максимальную прибыль от деятельности, поэтому тратиться на дорогостоящие проекты и оборудование систем пожарной безопасности не желают, располагаются в старых зданиях, где мощности, рассчитанные на ограниченное потребление, не выдерживают нагрузки. Сегодня таким учреждениям не требуется даже разрешение на работу, из-за чего многие из них не подвергаются проверкам Роспотребнадзора, МЧС и других ведомств. Чтобы заведению официально стать домом престарелых, предприниматель должен внести данные об учреждении в реестр поставщиков социальных услуг. Но вступать туда вовсе не обязательно. Изначально планировалось, что предприниматели будут входить в реестр, а государство – направлять им граждан и деньги на их содержание. Взамен дома престарелых должны были соблюдать стандарты качества. Но государство платить перестало… 
Еще после пожара в Новгородской области несколько лет назад, когда сгорели заживо 36 человек, премьер-министр обещал: «Этот случай станет последним». Но несмотря на все заверения властей предотвратить новые трагедии до сих пор не удается. После пожара в Исибулдино в Совете Федерации нашли очередной «вариант» решения проблемы – первый зампред комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский заявил, что остановить череду пожаров в пансионатах для пожилых можно… «Надо создавать такие помещения, в которых пенсионеры жили бы по одному, максимум по двое, и защищала бы их высокотехнологичная система пожаротушения», — пояснил сенатор.
Просто закрыть частные пансионаты не выход, так как для пожилых, содержащихся там, не найдется достаточного количества мест в госучреждениях соответствующего профиля. Должна быть разработана система организации и контроля деятельности таких заведений — от списка требований к организаторам, зданию, оборудованию, персоналу и так далее до регулярных, тщательных проверок их соблюдения специалистами соответствующих ведомств. Государство обязано взять на себя ответственность за жизнь и здоровье людей и обеспечить, чтобы пребывание его граждан, больных и немощных, в специализированных учреждениях было комфортным и безопасным.

Другие материалы номера