Нехватка лекарств — выше смертность




Порой таблетка или укол для человека важнее куска хлеба. Не получи хроник своевременно нужное лекарство – и его жизнь может оборваться. В 2020 году такое случалось неоднократно. 
За время капитализма в РФ не раз бывало, что то инсулин исчезнет, то куда-то подеваются препараты для онкобольных, то для почечников… А минувшей осенью, в самый разгар пандемии, случился настоящий лекарственный коллапс. Из аптек исчезли антибиотики, антикоагулянты, элементарные средства от простуды. Забил тревогу Всероссийский союз пациентов, заявив о дефиците 42 наименований из группы жизненно важных лекарств для хронических больных, в числе которых оказались те, кто страдает муковисцидозом, рассеянным склерозом, раком и прочими тяжелыми недугами. Регионы забили тревогу, обращаясь во все возможные инстанции: нечем лечить людей! 
В Госдуме тогда не проходило ни одного заседания, на котором депутаты-коммунисты не поднимали бы вопрос о лекарствах, адресуя свои запросы главе правительства РФ, Минздраву, Роспотребнадзору, требуя поставок медикаментов. 
Позже Росстат представил удручающую статистику смертности за осенние лекарстводефицитные месяцы 2020-го: в октябре смертность на треть превысила показатель предыдущего года, а в ноябре – на 55%. Специалисты убеждены, что отсутствие лекарств стало одной из причин вымирания людей. Кто-то из ответственных чиновников поспешил сослаться на коронавирус. Но дело, конечно, не только в нем. 
В январе 2021 года глава Минздрава Михаил Мурашко заявил, что в регионах ситуация с лекарствами улучшилась. Но вскоре владельцы аптечных сетей предупредили, что не исключают нового коллапса на фармрынке, его могут вызвать вступающие в силу законодательные ограничения в деятельности аптек. 
Оказывается, «эффективным» собственникам пришлась не по душе излишняя, по их мнению, законодательная зарегулированность. Они критически настроены к вводимой маркировке лекарств, запрету аптечным сетям превышать долю оборота рынка на 20% в муниципалитетах и городах федерального значения, к ограничению маркетинговых бонусов от фармпроизводителей до 5%. То, что аптеки получают от компаний, считается эффективным инструментом российского производителя в продвижении препаратов. Запреты и ограничения, предупреждают владельцы аптек, особенно «неотлаженность» маркировки приведут к росту цен на лекарства и сокращению поставок. 
Эти претензии сильно смахивают на шантаж со стороны торговцев, озабоченных исключительно прибылью, но не качественным обеспечением лекарствами граждан. Им не нужна упорядоченность. Вот только существовавшая бесконтрольность уже привела к тому, что в аптеках можно наткнуться на поддельные, просроченные препараты. А цены практически на все лекарства стали заоблачными. 
Нестыковка интересов собственников и потребителей особенно остро проявилась в трудное ковидное время. Вывод в итоге напрашивается один: фармрынок должен быть в руках государства. Подтверждение тому – пример Новосибирска. Там мэр-коммунист Анатолий Локоть не выпустил из-под своего контроля аптеки, и в городе не возникла нехватка лекарств. 
Чтобы разобраться в глубинных проблемах системы обеспечения лекарствами в РФ, стоит вспомнить историю вопроса. В 1990-е годы в стране было уничтожено отечественное производство медикаментов, хлынул импорт, аптеки наполнились дорогущими препаратами. Они стали не по карману большинству населения. Рекламщики кричали о чудодейственности новинок, но это был блеф. Потом появился 122-й закон (разработан правительством, принят «Единой Россией» в августе 2004 г.) о монетизации льгот, окончательно лишивший пенсионеров, хронически больных людей права на бесплатные лекарства, после чего произошел всплеск смертности. Власть чуть-чуть отступила, был принят закон о бесплатных лекарствах для отдельных групп инвалидов. Закон есть, но получить обещанные средства удается далеко не всегда и не всем, кому они полагаются. 
Анализируя ситуацию, эксперты называют, что мешает вернуть людям лечение и лекарства: аптечный частник-торгаш, отсутствие своего фармпроизводства, разбалансированность в сфере надзора и контроля, хроническое недофинансирование здравоохранения. 
По мнению врача по профессии, депутата Госдумы фракции КПРФ Алексея Куринного, «надо законодательно закрепить, что 6–7% ВВП – тот минимум, который надо тратить на медицину». «Не от программ стратегического развития, которых тысячу напринимали, но, ни одну не выполнили, а от государственного регулирования и должного финансирования зависит уровень нашего здравоохранения, – подчеркивает Куринный. – До 2023-го у нас всего 3,6% ВВП заложено на отрасль. С таким финансовым обеспечением мы не получим современного здравоохранения. Европа тратит 11,11% ВВП на медицину, США – 17%, Куба – 11%, Афганистан – 12%, а нефтедобывающая Россия – мизер, меньше, чем третьи страны мира. В этой цифре сидит всё – и отсутствие лекарств, и отсутствие коек, и не справляющиеся с нагрузкой врачи, медсестры, скорая помощь. 
Коммунист напоминает, что «по конституции каждому россиянину гарантировано право на жизнь и на медицинскую помощь». А самое главное достояние нашей страны – это люди. Только их умирает в России больше, чем рождается. «За прошлый год потеряно 400 с лишним тысяч человек. Для кого работает страна? Для кого накапливает колоссальный ресурс в Фонде национального достояния? А в это время умирает человек, не получив препарат «Спинраза», умирает ребенок, не получив нужного лекарства. Онкобольные страдают без таргетных препаратов. Только одному из шести гипертоников доступно лечение, которое продлевает жизнь на многие годы. Из-за чудовищной бедности наши граждане умирают, не получив те заветные таблетки, которые позволили бы им жить и жить. Так практически по всем группам заболеваний». В который раз Куринный призвал «Единую Россию» проголосовать за увеличение финансирования лекарственного обеспечения россиян, за повышение зарплат медикам, за медицинскую науку и образование. Бесполезно. Единороссы остаются глухи к этим призывам, словно каменные изваяния. 
«Мы говорим о понятных, ясных целях, которые Госдума седьмого созыва не выполнила, – отмечает депутат, – не выполнила потому, что правящая партия не захотела проголосовать за достойное финансирование здравоохранения. Поэтому наши показатели — это показатели стран третьего мира и по средней продолжительности жизни, и по обеспеченности врачами, и по смертности, и по социальным заболеваниям. Это медленный планомерный откат в средневековье с огромными людскими потерями». 

Другие материалы номера