Всего лишь имитация




Согласно трактовке высокопоставленного чиновника, это есть не что иное, как смена поставщика – таким образом, если ранее часть товарной номенклатуры закупалась в Европе, то теперь ориентир взят преимущественно на азиатский рынок. Почему такое понимание ключевого для страны вопроса не может быть верным и грозит очередным провалом для России?

Те люди, которые принимают решения и устанавливают подобные трактовки, должны руководствоваться военной логикой, согласно которой национальные интересы важнее сиюминутной прибыли. А как говорил еще великий Бисмарк, в искусстве войны важны не намерения, а возможности – если экстраполировать это выражение на те государства, которые нейтральны по отношению к нам, они в любой момент вследствие нашего ослабления и привлекательности природных ресурсов 1/7 части суши могут превратиться в наших противников.

Таким образом, идея поиска решений по импорту там, где нам пока еще не запретили это делать, заведомо ущербна, считает рассказчик, так как в любой момент можно ожидать очередных антироссийских запретов на основе вновь возникших договоренностей. Рассчитывать на искусство переговоров и бесконечные дипломатические маневры не стоит, ведь в мире уже бывали ситуации, когда все единым фронтом ополчались против одного. И здесь мы являемся тем лакомым куском, который многие хотели бы поделить, однако американцы боятся начинать этот процесс первыми, так как в случае осечек инициатива в любой момент может перейти к Китаю.

Последние тридцать лет вместо научно-технологического развития наша власть реализовывала совсем другую концепцию, в рамках которой предполагалось, что Запад в обмен на сырье в любой момент будет готов продать нам все необходимое.

По сути, мы создали модель паразитирования на том, что нам досталось от предков, прежде всего в виде природных ресурсов, и следовали ей все эти годы – неудивительно, что вследствие этого Россия из субъекта на геополитической карте превратилась в объект манипулирования и потенциальную жертву.

Именно поэтому вместо имитации создания каких-то непонятных образцов чего-то «инновационного» вроде робота Федора сегодня необходима плановая и продуманная на десятилетия вперед реиндустриализация, которая должна начаться с базисных отраслей – при этом в каких-то сферах возможен баланс между самостоятельностью и частичной взаимозависимостью (но ни в коем случае не монопольной). «Импортозаместительная» идея, похоже, всё больше дискредитирует себя, ведь вместо замены фундамента полностью прогнившего дома у нас, как обычно, пытаются отремонтировать крышу.

Попытки наладить параллельный импорт через несколько посредников больше смахивает на хаотичное залатывание дыр, чем на осмысленный процесс создания новой экономики – и в таком режиме время работает против нас.

 

25 декабря «Советская Россия»  прошлого года рассказала о том, как в нашей стране чиновники и влиятельные, очень богатые владельцы промышленных холдингов проводят «импортозамещение» в реальности. Напомним вкратце.  

В декабре 2021 года в Москве задержали основателя и руководителя Балтийской промышленной компании Диану Каледину. БПК объединяет ряд компаний – «БПК-Север» и «БПК-Юг», станкостроительный завод «Саста», Сасовский литейный завод в Рязанской области и ряд других, в том числе и совместных с иностранными производителями. 

Структуры Калединой должны были поставить «Сигналу», внесенному  приказом Минпромторга в реестр организаций оборонно-промышленного комплекса, «универсальное металлообрабатывающее оборудование для механообрабатывающего участка». Фрезерный обрабатывающий центр марки F.O.R.T. должен был иметь российское происхождение, так как закупался при реализации инвестпроекта «Техническое перевооружение предприятия для разработки и производства изделий» в рамках федеральной целевой программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса РФ». Из федерального бюджета на это было выделено 15 млн руб.

Однако, как установило следствие, на самом деле «Сигналу» были поставлены китайские станки – на них только поменяли шильдики, а техническую документацию наскоро перевели на русский.

Сегодня, по информации многочисленных информагентств, Диана Каледина содержится под домашним арестом. А «Балтийская промышленная компания» продолжает приносить ей немалые доходы…

Петербургский экономический форум, о котором говорит Юрий Болдырев, наглядно продемонстрировал всю нелепость представлений сегодняшней властной элиты об импортозамещении и  необходимости вытаскивать из пропасти отечественную промышленность.

– Да, в моменте мы утратили доступ к отдельным товарам, технологиям, комплектующим. Но это не является сигналом для тотального импортозамещения. В партнерстве с ведущими зарубежными компаниями мы создавали современные автомобили, лайнеры Superjet и МС-21, вертолеты «Ансат» и Ка-62 и другую современную продукцию, – заявил глава «Ростеха» Чемезов.

Это притом, что в «Суперджете»  80% импортных комплектующих и  без них просто не полетит никуда МС-21, в котором всеми силами пытаются сделать хотя бы 50% российских узлов. Ка-60, который мурыжили с 1990 по 2016 год и смогли поднять в воздух только когда французы из компании Turbomеca сжалились и дали двигатель Turbomеca Ardiden 3G. После этого смогли построить аж три экземпляра. Выходит, что  «тотальное импортозамещение» уже не нужно? Но Россия крайне нуждается именно в своих, в российских самолетах уже сегодня.  

Но чиновники и главы госкорпораций на том же форуме убеждали, в первую очередь, наверное, президента, в том, что: «…экономическая устойчивость промышленности сегодня несоизмеримо выше, чем 15 лет назад, за прошедшие годы мы успели значительно перевооружиться в техническом отношении, наши компании имеют сегодня развитые продуктовые линейки, и стремление обеспечить технологический суверенитет принесло осязаемые результаты».

Мантуров, министр промышленности России, на форуме заявил: «Импортозаместить все в одночасье – это, во-первых, достаточно дорого, а во-вторых, такой подход не даст положительного экономического эффекта». То есть когда российский рабочий из российского сырья будет выпускать российскую продукцию – это экономически невыгодно. 

Тогда чистейшей воды фикция, что завтра по улицам сотнями начнут кататься «Волги», «Победы» и «Москвичи». От того, что на «Джак» налепят лейбл «Москвич», а на «Лифан» – «Волга», они не станут российскими машинами. Деньги будут уходить в Китай, поддерживая экономику этой страны. А наш АвтоВАЗ уже сообщил радостную весть, что максимум, на что может рассчитывать российский обыватель, – это «Гранта» в категории «без ничего», то есть на уровне 80-х годов. Ну и «Нива» оттуда же.

Главным остается вопрос: чем замещать убитое напрочь в стране станкостроение? Основу всей промышленности, без которой вообще ничего невозможно сделать? Что делать со станками? Да, с теми, например, без которых не удалось запустить новопостроенный завод для танка «Армат». А что будет, если нам реально перекроют поставки станков? ЗИПов? Ничего не будет. Ни танков, ни «Суперджетов», ни даже «Грант». Но об этом все министры и вице-премьеры предпочитают молчать. 

Никто из руководителей в сегодняшней России даже в голову не берет, что надо заниматься такой сложнейшей задачей, как поднятие из руин собственной промышленности. Но вместо этого в России продолжают банкротить и закрывать предприятия, увольняя последних классных специалистов. «Советская Россия» пишет об этом фактически из номера в номер. Но, вместо «реиндустриализации», о которой говорит Юрий Болдырев, в стране идет широкомасштабная ликвидация остатков экономического потенциала. По всему фронту…

Другие материалы номера